Буданов: Для начала выйдем на границы 91-го года. А потом начнется долгожданное

11 минут
268,2 т.
Буданов: Для начала выйдем на границы 91-го года. А потом начнется долгожданное

Руководитель главного управления разведки МО генерал-майор Кирилл Буданов считается одним из самых точных прогнозистов по поводу хода войны РФ против Украины. Именно поэтому в рамках проекта "Орестократия" ему были поставлены наиболее часто задаваемые вопросы по поводу российской агрессии: начиная от того, когда у оккупантов закончатся ракеты и дроны, и заканчивая сценариями дворцовых переворотов и сценариями победы.

Видео дня

Наша отечественная оборонная промышленность работает над решением дефицита ПВО

– Мы с вами разговариваем в дни, когда Киев и другие крупные города, инфраструктурные объекты страны атакованы "российскими" "шахедами". Сегодня, в частности, вслед за "мопедами" полетели и ракеты. Поэтому первый вопрос напрашивается сам собой: какой запас ресурса у россиян, сколько ракет, беспилотников у них, по данным разведки, осталось?

– Вы должны понять, что сам факт перехода Российской Федерации на использование иностранных дронов – это уже сам по себе случай неординарный для России, скажем так. Этому "способствовала" низкая точность российских ракет, а также малое их число. Российская оборонная промышленность не может производить в достаточном количестве новые ракеты, а те, с которыми они вступили в войну 24 февраля, уже заканчиваются.

По многим наименованиям эта цифра упала уже ниже критического уровня. Я имею в виду уровень 30%. Поэтому они были вынуждены искать какие-либо варианты преодоления дефицита ракет. Дошли до того, что стали использовать иранские беспилотные летательные аппараты. Могут ли они по своим характеристикам заменить ракеты? Нет, не могут, но нужно исходить из того, что сейчас в РФ их достаточное количество и точность попадания БПЛА намного выше, чем этих ракет. На это они рассчитывают.

– Согласно концепции безопасности, россияне должны оставлять какой-нибудь минимум для собственной обороны. Выходит, что Кремль настолько стремится что-то доказать, что полностью игнорирует обороноспособность страны?

– Так оно и есть. К примеру: именно по ракетам "Искандер" они уже приблизились к отметке в 13% наличия ракет. Концепцией запрещено опускаться ниже 30%, но война вносит свои коррективы.

Вот такая картина реальна сейчас.

– То есть сотрудничество с Ираном для РФ очень важно. На какую партию тех летающих "мопедов" могут рассчитывать российские вояки?

– Первая партия была заказана в количестве 1750 дронов, далее последовали новые заказы, но скорость их производства и доставки в Россию, вы должны понять, это же не одномоментный процесс. Они постепенно их используют, иранцы делают новые, но есть другая сторона этого вопроса: около 70% всех дронов мы стабильно сбиваем.

– Если израильтяне дадут эти так называемые винтовки для сбивания дронов, это поможет повысить процент уничтожения?

– К сожалению, это никак не повлияет на ситуацию и винтовками здесь вопрос не решишь – нужны серьезные системы ПВО.

– Системы ПВО у нас же должны быть? На последнем "Рамштайне" речь шла о создании эшелонированной системы противовоздушной обороны…

– Поставляемого нам количества систем ПВО абсолютно мало для того, чтобы полностью снять ракетную угрозу. Однако наша отечественная оборонная промышленность работает над решением этого вопроса. Кроме того, мы ищем, где можно купить любые системы ПВО в мире, и что-то нам поставляется.

Обе башни Кремля понимают, что дела плохи; у них "немножко" расходятся мнения, как из этой ситуации выходить

– Скажите пожалуйста, что сегодня известно о ближайшем окружении Путина: как они себя чувствуют в ситуации абсолютного проигрыша, ведь очевидно, что войну им не выиграть. Рассматривается ли какой-нибудь сценарий переворота, отстранение Путина от власти?

– Окружение Путина – это не однородная масса, давайте так.

– Ну, условно есть новоявленный блок "Кадырова-Пригожина"

– Ну это не блок Кадырова и Пригожина. Есть то, что называется башнями Кремля. Иными словами, одни там являются условными "голубями", другие – условными "ястребами". Обе эти башни понимают, что дела очень плохи, просто у них "немножко" разнятся мысли, как из этой ситуации выходить.

Одни понимают четко, что нужно останавливаться и искать какое-то мирное урегулирование, другие считают, что Россия прекратит свое существование, если они не пойдут дальше, если их победят, скажем так. Поэтому сейчас появился новый тезис, кстати, его совершенно уж откровенно озвучивает и руководство России: наша главная задача не проиграть. Уже не идет речь о том, чтобы выиграть, – не проиграть. "Мы не можем позволить проиграть", "главное – не проиграть" и так далее – интерпретации разные, но посыл именно этот.

Я с ним здесь согласен: проигрыш России – неизбежен, его уже нельзя остановить, и он приведет к ее разрушению.

– Какие "сценарии разрушения " вы видите?

– Если победит, как говорят, ветка сторонников мира, то они смогут признать, что все "это было ошибкой". Войска отойдут назад, за админграницу 91-го года, и перегрузят как-то отношения со всем миром.

– Можно их как-то персонифицировать, кто эти "голуби"?

– Я уйду от этого, если можно.

– "Ястребы" хотят идти до конца, да?

– Они понимают, что в любой конфигурации им в лучшем случае грозит солидный тюремный срок, поэтому для них продолжение войны – вопрос личного выживания.

– Какова вероятность, что голуби победят, и как это выглядит в терминах?

– Давайте подождем. Конец будет – в любом из этих вариантов – одинаковый. Это видоизменение РФ.

Могут ли они использовать ядерное оружие? Теоретически – могут, но это только ускорит распад РФ

– Сейчас в России все подземные паркинги переоборудованы под бомбоубежища и параллельно проходят ядерные учения, готовятся якобы испытания ядерного оружия в Баренцевом море. Что это за сценарий? Нагнетание ситуации или они себе наметили "похулиганить" с боеголовками?

– И первое, и второе одновременно.

Во-первых, все, о чем вы сейчас упомянули, это ежегодные ядерные учения, в этом году они называются "Гром-2022". Они проходят почти синхронно с натовскими учениями. Однако кульминация "тренировок" стратегических ядерных сил РФ намечена сразу после завершения активной фазы учений НАТО с единственной целью – показать, что "мы можем больше". То есть чтобы сейчас не показали учения НАТО, они хотя бы на одну ракету, но запустят больше. Это будет происходить на севере страны, будут запуски с трех ядерных подводных ракетоносителей, готовится запуск гиперзвукового ракетного оружия, запуск межконтинентальных баллистических ракет, запуск РС-28, а также использование стратегических неядерных сил, самолетов стратегической и дальней авиации, "искандеров", пуски "калибров", в том числе по настоящим целям, и т. д.

– Опять же, готовы ли они переступить за какую-то линию, которую американцы назвали красной и за которую будет очень сильное возмездие россиянам? Готовы ли они действительно применить тактическую боеголовку где-то в Черном море, на юге Украины или на западе…

– Вопрос риторический. Готовы ли они это сделать? Нет, не готовы. Могу объяснить очень просто. Они столько времени говорят об этом, вспомните.

– Ярче всего прозвучал тезис в сентябре, что "они не блефуют", но до этого намеки постоянно звучали.

– Уже середина октября, но они еще в сентябре пригрозили, что "мы уже будем сейчас стрелять".

– Ядерное оружие в любой стране мира – это средство сдерживания. Это в принципе не оружие, а инструмент, повторюсь, стратегического сдерживания. Могут ли они теоретически использовать ядерное оружие? Теоретически – могут, но это только ускорит распад РФ, и они это отлично знают и понимают. Они все не так уж глупы, как бы нам ни хотелось.

Гиркин больше нужен для Гааги, чем нам

– Вы объявили вознаграждение за Гиркина-Стрелкова – 100 тыс. долл. Почему так дорого и зачем он вам?

– Это в принципе не так дорого за такую личность. Он является важным носителем информации, прежде всего – для международного уголовного судопроизводства. В принципе, как говорится, он клиент Гааги. Он даже "не наш" будет.

– Ну вы точно знаете, что он где-то на Херсонщине?

– Известно одно из его местонахождений, он уже прибыл на территорию оккупированной Украины, всего остального давайте подождем. Шансы есть. Кстати, интересный факт: кроме всего шлака, который присылают на тот номер телефона, появились несколько человек с абсолютно реальными предложениями, и это было достаточно для меня интересно. Давайте посмотрим.

– Я так понимаю, что в ГУР сейчас есть 100 тыс. долл.

– ГУР найдет такие деньги, чтобы помочь нашим коллегам из Гааги (смеется).

– Собственно об этом и хотел поговорить: сейчас вся страна волонтерит, помогает ВСУ. Насколько вы ощущаете поддержку общественности, бизнеса?

– Не секрет, что волонтерское движение в Украине достаточно развито, это все началось в 14-м году, а новый виток – после событий 24 февраля. Мы в этом смысле не исключение. Нам достаточно сильно помогают многие бизнесмены, фонды, различные международные организации, много просто неравнодушных людей, много организаций, союзов и так далее. Назову несколько фамилий: Водовиз Александр, он очень много автомобильной техники нам пригнал, Алексей Кавылин… и еще много других людей, я просто так по памяти сейчас всех не перечислю. Волонтерское движение очень сильно нас развило.

В первую очередь они помогают решить текущие наши проблемы. Например, известно, что автотранспорт сегодня – это просто расходный материал, на фронте автомобиль долго не живет, а их нужно много. Техника выходит из строя или уничтожается, ее надо чем-то заменять. Часто покупать автомобили за государственные средства – просто невозможно. Даже проведение тендеров на закупку требует определенного времени, а транспорт нужен уже сейчас. Ну, слава Богу, небезразличные люди помогают.

В конце весны все это должно закончиться

– Мы постоянно слышим уверения, что ничего не планируется в Беларуси, подготовки к нападению нет. Но в то же время происходит странная история: сначала какая-то старая беларусская техника вывозится в Россию, а сейчас завозится какая-то другая в Беларусь и укрепляется российская группировка. Это все для того, чтобы держать наш контингент в тонусе?

– Это одна из главных целей: с одной стороны, создается группировка т. н. союзных республик, в которую должны войти подразделения ВС Беларуси и эти террористические группировки РФ. Но на самом деле на территории Беларуси на всех базах длительного хранения расконсервируют технику и передают в РФ. Она в большинстве своем идет на пополнение потерь в Донецкой и Луганской областях. Сами беларусы не обладают теми силами, которые могли бы сильно пугать нас, поэтому Россия перебрасывает туда личный состав и в основном с автомобильной техникой, то есть это просто картинка. По крайней мере, на данном этапе.

– Какие у вас прогнозы в ближайшее время по развитию ситуации на фронте?

– Самые тяжелые бои по состоянию на данный момент идут в районе городов Бахмут и Соледар. Там сейчас идут самые ожесточенные боевые действия… Ну а раскрывать планы, я думаю, будет немного некорректно.

– Какой сценарий войны вы видите до конца года?

– К концу года мы еще продвинемся вперед значительно, это будут значимые победы, вы скоро это увидите.

– Освобождение Херсона может быть?

– Ну, я надеюсь, что это может быть Херсон.

– Как выглядит прогноз на следующий год?

– В конце весны это все должно закончиться. К лету все должно завершиться.

– "Завершение" – это выход на границы 91-го года?

– Для начала, выйдем на эти границы.

– Вы сказали, "для начала выйдем на границы 91-го года". А какие еще планы?

– После окончания войны начнется очень серьезный политический процесс, связанный с изменениями в нынешней РФ: от России отсоединятся определенные регионы... Москва будет выплачивать репарации нам, это все их ждет, это приведет к смещению определенного экономического центра РФ на нашу территорию … То есть там очень много шагов.

– А какие регионы отсоединятся, это будут кавказские республики?

– Кавказские, я считаю, отсоединятся первыми, но это будут не только кавказцы.

– А кто еще?

– Да там много территориальных проблем, "Российская Федерация" – это одно название от федеративности.

Это слишком большая территория, которая достаточно длительный срок непонятно как существует в этих границах. Она держалась только на вере в мощность режима. Как только режим рухнет, все это посыплется.

– Где-то полгода назад OBOZREVATEL писал со ссылкой на источники, что Путин в коме и вместо него "лицом" работают двойники. Позже подобная информация прозвучала от вас. Так жив ли Путин, по вашему мнению?

– А это еще один вопрос, на который я сейчас не отвечу до конца. То, что у него были серьезные проблемы со здоровьем весной, это я подтверждаю. Жив ли он сейчас? Давайте дождемся того момента, когда пройдет трансфер власти в РФ, возможно, только тогда мы сможем узнать правду: если он погиб, то когда это было, а если жив еще, то как он закончит свою жизнь.

Сценарии трансфера власти

– О трансфере власти: фактически есть два сценария, первый – это наша победа и выход на границы 91-го года и дальше уже какие-то необратимые процессы в России. Но есть другой сценарий, который мы с вами обсудили перед интервью: это может быть преждевременное отстранение от власти того, кого мы называем Путиным.

– Без разницы, это все приведет к тому же. Вспомните, что я вам говорил о смене риторики с "победы" на "не проиграть". Вот в любом варианте их проигрыш – это конец.

– Я уже вообще не понимаю, как россияне могут не проиграть.

– Здесь все очень легко. Они пошли, как говорится, ва-банк, они присоединили оккупированные украинские территории, и сейчас каждый поселок, который мы деоккупируем, для них уже не отступление российской армии или тактический проигрыш, это потеря земель РФ.

– Формально да.

– Для них это так. Для нас это "формально", а вот для них это уже юридическая потеря российской территории. А как типичному россиянину объяснить, что Украина забрала у РФ какой-то город? Ну это переворот его сознания, ну "этого же не может быть".

– У вас есть срез социальных настроений в России?

– Да, периодически делаем это.

– Можете поделиться? Как реагируют "скрепы" на новейшие события в РФ?

– К сожалению, 82% абсолютно поддерживают боевые действия в Украине.

– То есть на них не повлияла "могилизация", как и то, что Россия проиграет?

– На них повлияло осознание того факта, что "возможно, наш царь не такой уж мощный".

– Но с нами воевать им еще не терпится, да?

– К сожалению, нужно смотреть правде в глаза. Мы воюем не с российским режимом, как многие считают, а, к сожалению, с российским народом, 82% – это подавляющее большинство.

– Путин является выразителем их интересов на этом этапе.

– Да. Так и есть.

– Какие прогнозы по изменению ситуации в ближайшее время, к Новому году? После 1 января? Экономика же не изменится в лучшую сторону?

– Экономика России уже фактически переводится в режим военного времени, впрочем, как и у нас. Это означает, что львиная доля всех расходов будет идти на оборонку, все остальное – по остаточному принципу. Но не экономика, не "могилизация" изменят настроения, а потеря территорий. Ведь когда говорят "Украина освободила еще один город", – это уже что-то невероятное, чего быть не может. Здесь уже возникает вопрос, а так ли могущественна Россия? А Россия у них ассоциируется исключительно с фигурой лидера. Помните, как в советском кино: "Царь-то не настоящий"… с этого же все началось…