Климкин: НАТО может вступить в войну с Россией, Путин готов к расширению агрессии. Интервью

2 минуты
76,0 т.
Климкин: НАТО может вступить в войну с Россией, Путин готов к расширению агрессии. Интервью

Западные союзники Украины осознали, что агрессия президента России Владимира Путина может выйти за пределы нашего государства и распространиться на страны НАТО. И это действительно возможно. В частности, не исключена опасность применения диктатором оружия массового поражения.

Видео дня

Если это произойдет, военная помощь Запада Украине увеличится в разы, что фактически будет означать вступление НАТО в эту войну. В условиях нового наступления Путина на Донбасс ВСУ нуждаются в новых видах вооружений и системах залпового огня.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал министр иностранных дел Украины в 2014-2019 годах Павел Климкин.

США и Франция созвали совещание с главами ряда государств из-за нового наступления Путина на Донбасс. Значит ли это, что на Западе осознали опасность расширения агрессии Кремля на страны НАТО?

– Абсолютно. Они начинают просыпаться и понимать, что Путин может и не остановиться, и это абсолютно реально. Они понимают, что это может быть прямой конфликт с Россией.

Они также оценивают как реальное применение оружия массового поражения – то ли ядерного, то ли химического. Они очень серьезно к этому относятся. Я это вижу даже по внутренним дискуссиям. И они просчитывают варианты.

Какие возможные варианты ответа, например, если Путин захочет применять ядерное оружие?

– Это прежде всего означает четкий сигнал Путину, что он конченый. Что он не просто невыездной, а не имеет больше шансов и рассматривается как преступник. Даже не с точки зрения решений международных судов, а политически. То есть это означает, что он навсегда остается в своих бункерах. Это личный сигнал Путину.

Второй сигнал означает возможность массированного увеличения поставок оружия в Украину. Фактически это будет означать косвенное вступление в войну НАТО на нашей стороне. И именно так это будет рассматриваться Россией.

И третье – это значит принципиально новые санкции. Я считаю, что тогда мы должны говорить не только о полном эмбарго на нефть, но и на газ.

Путина могут признать преступником.

Как должны поступать наши союзники в сегодняшней ситуации очередного наступления? Как они могли бы нам максимально помочь?

– Они должны как можно быстрее организовать обучение и поставку новых образцов оружия, сдерживающих агрессора. Это в первую очередь все, что связано с артиллерийским ответом.

Причем не только артиллерия. Это и соответствующие радары, обмен информацией, это все, что нужно. Это также новые типы бронетехники, новые типы дронов. И очень важно – системы залпового огня, которые пока не поставлялись и критически нам нужны. Они могут достаточно быстро изменить ситуацию – по меньшей мере тактически, на поле битвы.

Я уже не говорю об абсолютно понятных средствах, касающихся воздушной обороны и прочего.

Если все это будет предоставлено, можем ли мы рассчитывать, что война закончится победой Украины уже в краткосрочной перспективе?

– Я считаю, что в любом случае на поле битвы, если это будет конвенционная война (такая, в которой используется обычное вооружение. – Ред.), она будет продолжаться. Это не значит, что она закончится в течение ближайших дней. Поскольку у Путина в голове есть миссия разрушить Украину как таковую, и вообще есть понимание, что такое украинское. Потому война не закончится быстро, это совершенно понятно.

Если это будет неконвенционная война, то могут быть любые сценарии. Я даже не хочу спекулировать в эфире о таких сценариях.