УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Коваленко: что означает война на истощение для Украины и России и чего нам ожидать до конца 2024 года

7 минут
114,2 т.
война на истощение

Когда в 2022 году началось полномасштабное вторжение в Украину, многие эксперты говорили, что это будет война на истощение. Что в отрытом противостоянии с Россией Украине не победить, а потому в ее интересах затягивать войну так, чтобы армия оккупантов истощалась. Но после череды успешных контрнаступлений об этой стратегии забыли – однако только на время: в 2024 году к ней вынужденно вернулись. Так что же такое война на истощение, которая нам предстоит?

Подробнее об этом – в материале совместного проекта OBOZ.UA и группы "Информационное сопротивление".

В декабре 2023 года на просьбы СМИ описать, какой может быть война 2024 года, я отмечал, что это будут оборонные действия со стороны Сил обороны Украины, ориентированные на изматывание и истощение российских оккупационных войск. Нашей задачей должна стать максимализация потерь россиян – как в живой силе, так и в технике. И при этом сведение до минимума наших потерь.

Негативной стороной таких действий в восприятии общественности является отсутствие масштабных контрнаступательных действий, которые зачастую ассоциируются с неким намеком на победу и инициативу. Дополнительно такая тактика подразумевает и отступление от позиций, которые невыгодно удерживать и где потери СОУ были бы выше допустимых.

Видео дня

В понимании среднестатистического обывателя, далекого от военной науки, такая тактика выглядит больше пораженческой, нежели наоборот. Кроме того, в восприятии многих укоренился исторически сложившийся фейк, что Россию победить невозможно из-за ее бесконечного людского ресурса и бесконечных запасов советской техники. Но так ли это?

Не бесконечный ресурс России

В 2022 году российские оккупационные войска при вторжении в Украину использовали потенциал группировки от 180 до 200 тыс. человек, что соответствовало 140 батальонным тактическим группам в полной штатной комплектации. С учетом мобилизации незаконных вооруженных формирований так называемых "ДНР" и "ЛНР", группировка РОВ имела поддержку НВФ в пределах 100 тысяч.

Результатом первой волны наступления стал провал общего плана вторжения и бегство РОВ с северного плацдарма с одними из самых значительных потерь в истории современной российской армии. Но тогда это были далеко еще не рекордные потери россиян, и сейчас, на третий год полномасштабной войны, выглядят они, мягко говоря, скромнее некуда.

В марте 2022 года потери российских оккупантов, согласно данным Генштаба ВСУ, составляли 3900 человек, а в мае 2024 года – 38 940, то есть рост в 10 раз! В свою очередь потери техники, в частности, основных боевых танков и боевых бронированных машин, зависят от интенсивности наступательных действий и имеют как пиковые показатели, так и спад. Тем не менее при относительно среднем уровне потерь отчетливо просматривается рост дефицита механизированной компоненты в РОВ.

На сегодняшний день в зоне боевых действий в Украине находится около 470 тыс. российских оккупантов, в приграничных областях – чуть более 50 тыс. Таким образом только эта часть группировки составляет 520 тыс. (или в три раза больше, чем в 2022 году). И, казалось бы, при росте количества состава российских оккупационных войск должен возрасти и их наступательный потенциал, но этого не произошло. Да, они с октября 2023 года наступают на Покровском и Краматорском направлениях, пытаются наступать по Лимано-Купянской оси, развернули бессмысленную и иррациональную Харьковскую операцию, но за этот период так и не достигли глобальных успехов, ограничившись лишь тактическими.

И тут следует обратить внимание на вышеупомянутые цифры. В частности, показатель роста потерь РОВ в 10 раз и увеличение самой группировки – в три раза. Соотношение, мягко говоря, не в пользу российских войск, все больше делающих ставку на пехотную компоненту из-за поступательно возникающего дефицита техники. А нехватка техники повсеместна в российских подразделениях, что обусловлено ее высокими потерями и невозможностью военно-промышленного комплекса РФ полноценно обеспечить армию штатной комплектацией.

Например, группа войск "Центр" на сегодняшний день насчитывает чуть более 87 тыс. личного состава. Кроме него, из техники:

танки – 365 вместо 1200 положенных по штату. Дефицит – 70%!

ББМ – 860 вместо 3500 положенных по штату. Дефицит – 75%!

Ствольная артиллерия – около 800 вместо 1300, дефицит небольшой – 35%. Но при этом потери артиллерии у РОВ в последние месяцы стабильно рекордные и по сравнению с потерями 2022 года года выросли в пять раз.

И все это явные признаки войны на истощение. Ресурс России не бесконечный, и в майской Харьковской операции РОВ в качестве основного боевого танка преимущественно использовали Т-62! А ББМ в зоне боевых действий все больше заменяет самый обычный гражданский автомобильный транспорт, что приводит к росту потерь как живой силы, так и транспорта. Потери в сравнении с 2022 г. в категории автотранспорт по состоянию на первую половину 2024 г. выросли у РОВ в три раза.

Согласно спутниковым снимкам основных баз хранения техники по России, практически все они опустошены. Наиболее ремонтопригодная техника была вывезена первой, сейчас же в центрах хранения осталась требующая более длительного и затратного ремонта или просто банальный металлолом.

Если бы Россия не истощалась все эти годы и не была бы на грани невозврата, она бы не рассылала своих представителей в страны Центральной Азии, Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки с предложениями о выкупе находящейся у них советской и российской техники. Аналогично и с людским ресурсом, если бы Россию устраивали объемы мобилизации, она бы не рекрутировала выходцев из стран третьего мира. Не зазывала бы наемников из Непала, Сирии, стран Африки. Опять-таки, при росте потерь в 10 раз рост российской группировки – в три раза.

Самый отчетливый признак истощения и ослабления России – это опять-таки Харьковская операция, для которой в Белгородской области была сконцентрирована группировка почти в 40 тысяч. Аналогичная по численности группировка наступала в 2022 году на Киев с территории Беларуси и смогла пройти Черниговскую область, часть Киевской, дойти до Киева и, получив там…получив жесткий ответ, через месяц бежала обратно в Беларусь. Белгородская группа войск в 2024 г. в Харьковской области не смогла даже захватить два средненьких населенных пункта Липцы и Волчанск.

Украина тоже истощается

Один из контраргументов относительно войны на истощение – то, что Украина тоже истощается. Как в людском ресурсе, так и в механизированной компоненте. Отчасти это правда, ведь у нас намного меньше население страны, чем у России, к тому же из Украины выехало много мужчин, которые не хотят возвращаться назад, в то время как в России этот процесс жестко контролируется.

Именно поэтому приоритетом ведения боевых действий и является экономия людского ресурса, о чем я писал выше. Если удержание позиции невозможно иначе как высокими потерями – ее необходимо оставить. Разница в подходах использования людского ресурса должна стать основополагающим отличием Сил обороны Украины от российских оккупационных войск – с перспективой на будущее.

Механизированная компонента – техника. Да, мы ее теряем точно так же, как и Россия, и у нас по подразделениям тоже дефицит. Но, в отличие от России, которая рассчитывает в основном на свое посредственное производство и советские склады, что истощаются, мы рассчитываем на наших международных партнеров. У них запасы техники далеко не истощены и более-менее, но лучше российского, работает производство.

Кроме того, Россия вынуждена все больше использовать технику, давно морально и технически устаревшую, в то время как у СОУ технологическая составляющая опережает российскую.

Но главное то, что россияне, находящиеся в состоянии наступления, теряют технику намного быстрее и больше, чем украинские войска, находящиеся в обороне.

В обороне войну не выиграть

Российские войска по состоянию на 2024 год далеко не те, что вторгались в Украину в 2022 году. Даже несмотря на количественную разницу, их эффективность намного ниже из-за роста потерь и планомерной демилитаризации самой России. И, на первый взгляд, тактика войны на истощение – это тактика победы. Но это не так.

Находясь в бесконечной обороне, победить невозможно, и в определенный момент СОУ должны будут перейти к контрнаступлению. Но это должен быть идеально подобранный момент, которому будет соответствовать пиковый момент истощения противника. То время, когда основной силой противодействия украинской армии будет пехотная компонента с минимальным присутствием технической.

Важна также технологическая составляющая, которая позволит одной из сторон опережать другую в качестве и возможностях противодействия. Оборонная тактика позволяет как накапливать ресурс, так и развивать технологическую составляющую. Но при этом переход к наступлению неизбежен для достижения цели – победы в войне.

Выводы

Война на истощение выгодна Украине, поскольку Россия, несмотря на мифологизацию ее бесконечных ресурсов, таковыми не располагает. Даже в вопросах людского ресурса она ограничена как возможностями мобилизационной системы, так и потенциалом комплектования подразделений. Возможности увеличения ее группировки (с учетом растущих потерь) намного ниже и не соответствуют пропорции потребностей.

Поэтому истощить российскую военную машину, как в физическом плане, так и техническом, не только возможно – это происходит прямо сейчас. Но процесс этот длительный и может занять весь 2024-й год.

Не исключено, что до 2025 года Силы обороны Украины не будут проводить масштабных контрнаступательных действий, сосредоточившись исключительно на обороне. Возможны локальные системные контратаки, которые позволят вернуть контроль над определенными участками – такими, например, как Серебрянское лесничество и даже Харьковское приграничье, но полноценное контрнаступление в 2024 году исключено.