Мельник: украинский флаг над Херсоном, но городу грозит опасность. Интервью

3 минуты
18,5 т.
Мельник: украинский флаг над Херсоном, но городу грозит опасность. Интервью

Выход оккупационных войск из правобережной части Херсона наверняка будет сопровождаться боями, ведь никаких договоренностей о "зеленом коридоре" с Украиной не было. Эти вражеские силы не выходят из Украины – они будут просто перебрасываться на другие направления фронта, поэтому их следует провожать как можно "горячее".

Видео дня

Что касается самого города Херсона, то у оккупанта нет военной необходимости удерживать его. Впрочем, перед отступлением враг может заминировать ряд ключевых объектов, устроить провокации, а также наносить артиллерийские удары по городу с левого берега Днепра. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал со-директор программ внешней политики, координатор международных проектов Центра Разумкова, военный эксперт Алексей Мельник.

Речь Суровикина, решение Шойгу о выводе оккупационных войск с правого берега Днепра в Херсонской области – что это было? Это реальный уход или инсценировка, игра?

– Это вынужденное военное решение российского военного командования, которое наконец-то получило политическое "добро". Но срежиссированная беседа, по-видимому, готовилась раньше. Очевидно, что Путин был кем-то проинформирован о реальном положении дел и был вынужден признать, что дальше имиджевые потери для него будут большими, чем от того, что произойдет сейчас.

Примечательно, что по состоянию на данный момент сам Путин ни одного комментария на этот счет еще не давал. Это выглядит как его дистанцирование и попытка представить это как сугубо решение военных, что там нет политики.

– Что будет с Херсоном?

– У оккупантов нет никакого военного смысла держаться в Херсоне. Если российское командование хочет совершить там масштабную провокацию, то есть оставить там часть своих сил – в частности, был разговор о том, что там будут переодетые диверсанты – и спровоцировать украинские силы идти на штурм, чтобы создать картинку – этого тоже нельзя исключать, но никакого военного смысла в этом нет. Пропагандистский – да.

Что касается Херсона, то риск того, что там будут заминированы какие-то ключевые объекты, вину за подрыв которых потом будут пытаться переложить на ответственность украинской стороны, есть. Это первое. Второе – Херсон будет находиться в зоне обстрела артиллерии. Это то, что наблюдалось во многих местах – Чернигов, Харьков, Николаев, Никополь. Поэтому сказать, что россияне оттуда уйдут и больше не будут обстреливать этот город или правобережье, было бы слишком оптимистично.

– Не считаете ли вы, что Путин может рассчитывать на новое накопление сил, в частности, благодаря мобилизации, и снова пойти в наступление на этом направлении через месяц или два?

– Очевидно, с этой частичной мобилизацией он рассчитывал на скорейшее усиление и перелом ситуации на разных участках фронта, в том числе на правобережье Днепра. Скорее всего, этого не вышло. Россияне учатся, учитывают свои предыдущие ошибки, но Путин пока не демонстрирует способности к учету ошибок.

Первое, о чем говорил и сам Суровикин – те силы, которые выводят из этого направления, сразу будут перебрасываться на другие направления. То есть это и есть усиление. Не столько за счет мобилизованных, сколько за счет тех частей, которые сейчас освобождаются на правобережье Днепра.

Это еще один мощный аргумент в пользу того, чтобы Украина провожала их оттуда как можно "теплее" и "горячее". Эти войска не выходят из Украины – они просто переходят на другие участки фронта.

Кроме того, та часть, которая останется на оборонных позициях на левом берегу, не сравнима с тем контингентом, который они удерживали на правом. Чтобы обороняться на берегу водного препятствия нужны значительно меньшие силы.

Позитивная новость в том, что открываются возможности для украинского командования, поскольку теперь силы, которые были задействованы и подготовлены для освобождения правого берега Херсонщины, после отдыха и перегруппировки можно использовать на других участках, в частности, на тех, куда будут переброшены силы оккупанта с Херсонского направления.

– Вы сказали, что Путин дистанцировался от решения об отводе войск. Как этот шаг может повлиять на его политические позиции внутри страны?

– Я не думаю, что это будет иметь критическое влияние. Сейчас он воспользовался тем, что это новый командующий. Обвинять его пока рано, мол, ему досталась непростая задача, но он хороший, бережет солдат. Потому Путин вполне безопасно для себя может имитировать, что он находится над ситуацией.

При этом то, что беспокоит многих – все равно определенная информационная волна в российских медиа поднялась. Поэтому не исключено, что Россия традиционно попытается перебить эту волну каким-нибудь очередным массированным ударом. Такая опасность есть. Как всегда, хорошие новости в условиях войны идут параллельно с угрозами и ожиданием чего-то очень неприятного и трагического.