Обухов: в Москве нервная реакция на успехи ВСУ, солдаты поняли, что это конец. Интервью

2 минуты
193,9 т.
Обухов: в Москве нервная реакция на успехи ВСУ, солдаты поняли, что это конец. Интервью

Даже на фоне впечатляющего контрнаступления украинской армии требовать от страны-агрессора полного вывода своих войск с территории нашей страны все еще преждевременно. Нужны еще большие успехи ВСУ на фронте, в частности, освобождение оккупированного Херсона.

Видео дня

Тем не менее, в Москве и других городах России наблюдается "нервная реакция", беспокойство по поводу неудач в ходе "спецоперации" Кремля. А солдаты-оккупанты уже осознали, что "это конец". Вместе с тем Запад, поддерживая Украину, все же не желает нашей стране слишком быстрой победы.

Такое мнение в интервью OBOZREVATEL высказал глава Фонда "Стоп Информ Террор России" Герман Обухов.

– С одной стороны, мы видим, насколько успешно идет контрнаступление украинских войск, сколько оккупированных территорий уже освобождено. С другой стороны, в Кремле время от времени звучат предложения по поводу проведения мирных переговоров. Если бы такие переговоры проходили именно сейчас, что могла бы получить Украина, на что могла бы согласиться Россия?

– Я слежу за тем, что сейчас происходит в Москве и других городах России на фоне контрнаступления в Украине. Не могу сказать, что это паника или страх, но это уже нервная реакция, это уже беспокойство по поводу того, что все идет не туда, куда хотелось бы.

Но на сегодняшний день лично я не вижу никаких предпосылок для переговоров. Пока ничего не завершено. Есть большие успехи у ВСУ, но этого еще недостаточно, чтобы стукнуть по столу кулаком и сказать: а ну-ка проваливайте! Вероятно, надо дождаться освобождения Херсона, может быть, еще ряда ключевых городов – Мелитополя, Мариуполя – и тогда уже что-то будет понятно. Тогда будет очевидно: ребята, вы теряете своих солдат, технику, вооружение.

Но сейчас я не знаю, о чем говорить с Москвой. Она по-прежнему будет гнуть свое, требовать капитуляции. Мне кажется, и Запад не торопится с мирными переговорами.

– Вы говорите, что особых успехов нет. Но давайте вспомним, какие задачи в этой войне Путин ставил изначально: взять Киев за 72 часа, всю Украину – за неделю. И потери его армии колоссальные, более 53 тысяч. Это еще ничего не значит?

– Да, это значит, но этого еще недостаточно для России. Сталинград еще не прошли. Скорее всего, точкой будет возврат Херсона и всех правобережных территорий. Тогда для России все будет выглядеть совсем по-другому, все посыплется.

– Какова, по-вашему, позиция Запада? Заинтересованы ли они в быстрой победе Украины?

– Быстро не получится. Насколько я вижу, американские большие военные чины и политики не торопят Украину.

– Но и в замораживании конфликта тоже никто не заинтересован.

– Нет, замораживать ничего не надо. Но не надо торопиться. Просто терпеливо ждать, когда будут еще большие успехи, и тогда будут основания для серьезного разговора.

– Но у Путина остается последний аргумент, ядерный. Ситуация вокруг Запорожской АЭС очень непростая.

– Нет, это исключено. Но ядерный шантаж будет продолжаться, потому что больше у Путина нет никаких рычагов. Уже и рядовые солдаты понимают, что это конец, хоть Москва и пытается еще что-то показать. Но выхода у нее нет.

– Лично я не могу представить Путина, который выйдет на телевидение и скажет россиянам: "Простите, я проиграл эту войну".

– Я тоже не могу этого представить. Но будет как-то по-другому. Я не знаю, что будут говорить Соловьев, Киселев, Скабеева и прочие, но что-то они будут придумывать.

Давайте немного подождем. Надеюсь, скоро будут еще большие успехи, и тогда уже будем требовать от России полностью выйти из Украины. Не могу сказать о Крыме, но что касается новых захваченных территорий и, возможно, Донбасса, то это вполне может быть. Но это будет позже, может, через месяц.