Селезнев: ВСУ врезались клином в оборону врага. Поставят ли контрнаступление на паузу? Интервью

6 минут
82,8 т.
Селезнев: ВСУ врезались клином в оборону врага. Поставят ли контрнаступление на паузу? Интервью

В ходе масштабного контрнаступления украинские Силы обороны достигли небывалых успехов. За шесть дней операции были отвоеваны территории, которые армия страны-агрессора России захватывала с апреля. Фактически сегодня Украина проводит две операции – на харьковском и херсонском направлениях. Но после шести дней непрерывных боев украинские защитники нуждаются в передышке и пополнении резервов.

Видео дня

На юге враг сосредоточил наиболее боеспособные подразделения. Кроме того, этот регион накрыли проливные дожди, что также затрудняет продвижение наших войск. Но на карте боевых действий можно увидеть клин, врезавшийся вглубь обороны врага, назначение которого Генштаб ВСУ не поясняет.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал военный эксперт Владислав Селезнев.

– Успехи украинской армии в ходе контрнаступления впечатляют! По вашим оценкам, можно ли полностью изгнать врага, по крайней мере, с юга нашей страны?

– По харьковскому направлению. Мы видим, что линия фронта в настоящее время выровнялась вдоль речки Оскол. Но необходимо понимать, что украинские Силы обороны практически без остановки вели контрнаступление. Физическое и психологическое напряжение колоссальное. Войска устали, требуют отдыха. Плюс необходимо подтянуть соответствующие ресурсы артиллерии и средств противовоздушной обороны, дабы усилиться на новых рубежах.

Помните, мы рассматривали концепцию действий украинских Сил обороны, которая называется "лягушачьи прыжки"? После соответствующей артиллерийской подготовки на эту глубину было проведено контрнаступление. Сейчас наши ребята вышли на новые позиции и на них закрепляются.

Ориентируясь на перспективы действий украинских Сил обороны на востоке и юге, должны обращать внимание на ряд факторов – погодные условия, условия местности, иные инженерные, технологические или природные препятствия.

По херсонскому направлению ситуация для нашего контрнаступления несколько более сложная. Сейчас там идут проливные дожди. Достаточно сложно перемещаться, поскольку поля начинают раскисать. Плюс там огромная сеть оросительных каналов. Каждый такой канал укреплен бетонными плитами, они создают физическое препятствие и замедляют продвижение украинских Сил обороны. Каждый раз необходимо наводить понтонные или мостовые переправы, чтобы двигаться далее.

Плюс открытая степь, поле не позволяет скрытно перемещаться нашим подразделениям. Соответственно, это создает проблемы при подготовке и нанесении неожиданных контрударов.

Необходимо также учитывать, что на южном участке фронта сосредоточены наиболее боеспособные подразделения российской оккупационной армии. Когда Генштаб активно продвигал месседж о том, что вот-вот начнется контрнаступление в направлении на Херсон, россияне в спешном порядке начали перебрасывать свои части и подразделения с восточного участка фронта – десант, спецназ. Сейчас эти наиболее хорошо обеспеченные части находятся на южном фланге. Это 25 батальонных тактических групп. Кто-то говорит, что даже 30. В любом случае, это не менее 20 тыс. российских солдат – обученных и подготовленных.

Против такого войска украинским Силам обороны воевать сложнее, нежели как против остатков и ошметков первого и второго армейских корпусов, которые держали оборону на восток от Балаклеи.

– Учитывая все факторы, которые вы перечислили, каков ваш прогноз на ближайшую неделю? Может ли замедлиться контрнаступление?

– Мы должны четко разделять события, которые происходят в Харьковской области, где работает одна группировка украинских Сил обороны под руководством генерала Сырского, и действия на южном фланге фронта, где действует украинская группировка войск под руководством Героя обороны Луганского аэропорта генерала Ковальчука.

Понятно, что их действия в определенной степени синхронизированы и согласованы, но все-таки это разные истории. Соответственно, комплект сил и средств, задействованный на первом и втором участках фронта, разный.

Если мы ориентируемся на харьковское направление, то, скорее всего, наши будут закрепляться на новых рубежах, получат некоторое время для отдыха при условии, что россияне сейчас не перебросят на этот участок фронта достаточное количество сил и средств и не попытаются вновь атаковать наши позиции. Именно поэтому я и сказал, что крайне важно для нас подтянуть артиллерию и ПВО, чтобы россияне не имели возможности продавить наши оборонительные порядки.

Мы видим, что плечо подвоза резервов российскими оккупантами значительно сократилось – они находятся в паре десятков километров от границы с Россией.

Что же касается южного фланга фронта, то там ситуация состоит в том, что наши подразделения движутся не спеша. Они не используют российскую тактику – "прем напролом, не считаясь с потерями". Они движутся очень аккуратно, перед этим в ноль вынося все тыловые базы российских оккупантов, дабы максимально снизить уровень их боевой готовности на этом участке фронта.

Там динамика есть, она не такая масштабная и активная, но мы помним, что украинская армия воюет не за километры, а за сохранение жизней как украинских военнослужащих, так и мирных граждан нашей страны. Поэтому думаю, боевые действия на этом фланге будут продолжаться, но это рациональное продвижение – там, где угроза контрударов со стороны российских оккупантов будет сведена к минимуму.

– Мы видим по карте боевых действий, что Донецк оказался совсем рядом с линией фронта. Вы не считаете, что уже в ближайшее время он может быть освобожден?

Селезнев: ВСУ врезались клином в оборону врага. Поставят ли контрнаступление на паузу? Интервью

– Мы должны понимать, что оборонительные конструкции, которые создавались в течение восьми лет как украинскими Силами обороны, так и первым и вторым армейскими корпусами вооруженных сил РФ на линии соприкосновения войск по состоянию на 23 февраля сего года, – это эшелонированная и очень серьезно укрепленная линия обороны с обеих сторон.

В лоб такие укрепления взять практически невозможно. Поэтому думаю, что тут украинские Силы обороны будут действовать достаточно рационально, аккуратно. Эта рациональность и аккуратность связана в первую очередь с тем, что бросать наши подразделения на укрепленные позиции – значит, подвергать наших ребят риску того, что они могут получить ранения или погибнуть. Никто на это не пойдет.

Думаю, скорее всего, так же методично и системно будет выноситься линия обороны противника – и с помощью HIMARS, и с помощью высокоточной артиллерии. И лишь после того, как данные украинской разведки будут подтверждать, что оборона противника значительно ослаблена или разрушена – только после этого наши подразделения будут переходить к контрнаступлению и двигаться в направлении Донецка.

Напомню, что ведение боевых действий в густонаселенных районах – это всегда риск как для подразделений, которые наступают, так и для мирных жителей, которые находятся в направлении атаки. Давайте вспомним ситуацию с контрнаступлением украинских Сил обороны на харьковском направлении. Наши передовые подразделения не атаковали города и села – они их обходили, огибали. А подразделения, которые шли во втором эшелоне, проводили поисковые действия, зачистку, все необходимые мероприятия, связанные с поиском и ликвидацией вражеских сил и средств на территории населенных пунктов.

– На карте мы также видим клин украинских Сил обороны в направлении от Никополя, который врезается в оборону врага.

– Вполне можно предположить, что наши силы и средства, которые действуют на южном фланге фронта, пытаются разрезать группировку российских оккупантов, которые действуют от Берислава в направлении на Никополь. Но никакие детали и уточнения Генеральный штаб ВСУ нам сейчас не даст. А наши предположения остаются лишь предположениями, потому как мы не имеем доступа к базовой информации. Да и вряд ли украинский Генштаб будет делиться такими деталями.

В Генштабе есть четкое понимание диспозиции сил и средств противника, он ясно оценивает ситуацию на поле боя и действует сообразно обстановке. Прежде чем принимать решение о том, как наступать, в каком направлении, какую цель обозначать на ближайшую, среднесрочную и долгосрочную перспективу, учитываются все факторы – и погодные условия, и местность, и количество сил и средств у нас и у противника.