Яковенко: психически больного Путина может остановить только оружие и ВСУ. Интервью

3 минуты
67,8 т.
Яковенко: психически больного Путина может остановить только оружие и ВСУ. Интервью

Норвегия не пропустила грузы из страны-агрессора России на Шпицберген, где работают россияне. В РФ назвали это "недружественным шагом" и пообещали "ответные меры". Но поскольку речь идет о стране НАТО, Кремль не пойдет на самоубийство – военный конфликт с Альянсом.

От тяжело психически больного президента России Владимира Путина можно ожидать и таких решений, но никто не станет их выполнять. Санкции – это второй способ борьбы с агрессором. Первый – усиление украинской армии и полное уничтожение армии Путина.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал российский оппозиционный политик и журналист Игорь Яковенко.

Сначала "блокада" Литвой Калининградской области, теперь "блокада" Норвегией Шпицбергена. Европа перестала бояться Путина?

Видео дня

– В этом смысле все достаточно просто. Есть решение Еврокомиссии, и в соответствии с этим решением действуют и Литва, и Норвегия. И на самом деле Путина особо никто не боится уже довольно давно.

Об этом свидетельствует и заседание G7, и саммит НАТО, на котором было сказано, что Россия – главная угроза. То, что Россия перешла из статуса стратегического партнера, как это было в 2010 году, в статус главной стратегической угрозы человечеству – это диагноз, это приговор. И Еврокомиссия вполне логично объявила, что никакого транзита не будет. Литва и Норвегия выполняют это решение.

Понятно, с формальной точки зрения они просто выполняют решение. Но не совсем ясен ответ Москвы. В частности, в МИД РФ заявили, что такие "недружественные действия" приведут к "ответным мерам". Чем может ответить Кремль?

– Ничем. Все эти ритуальные звуки, которые издает МИД, Песков, самые разные спикеры из числа путинской обслуги, – не что иное, как исполнение ими своих функций. Эти звуки должны свидетельствовать о том, что они на месте, они на страже.

Есть несчастные псы, которых держат на цепи, и они постоянно лают. Это животное должно доказывать свою преданность. Но никакой реальной угрозы за этим нет.

Вы не верите, что Путин может вторгнуться в какую-либо из стран НАТО, в ту же Литву или Польшу?

– Сегодня это не вопрос веры – это вопрос медицинского диагноза. Я не психиатр Путина, поэтому не знаю, до какой степени дойдет его тяжелое заболевание.

Но вероятность того, что он вторгнется в какую-то страну НАТО, на мой взгляд, ничтожно мала. Не потому, что Путин недостаточно безумен, а потому что это будет означать фактическое уничтожение России. Фактическое самоубийство не только Путина, но и значительной части его окружения.

Я полагаю, что в его окружении подавляющее большинство – психически здоровые люди. То, что они притворяются сумасшедшими, не значит, что они на самом деле безумны.

Хоть у нас в России решения принимает один человек, в исполнении этого решения участвует целый ряд других людей. Я уверен, что у них хватит здравого смысла не кончать жизнь самоубийством вместе с Путиным.

Да и Путин, откровенно говоря, не очень похож на самоубийцу. Война против Украины – это не самоубийство. Это тяжелые последствия для страны, но Путину на страну наплевать. А вот война против какой-то страны НАТО, а значит, война со всем блоком НАТО – это уже самоубийство. Думаю, к этому Путин не готов. Но, конечно, теоретически от тяжело психически больного человека можно ожидать чего угодно.

Мы видим, как сжимается кольцо вокруг путинской России, она фактически уже закрыта за железным занавесом. На ком это скажется больше всего – на рядовых россиянах или олигархах?

– Это скажется абсолютно на всех. Россияне уже сегодня стали жить хуже – и рядовые, и олигархи. В основном это ударило по среднему классу – по людям, которые привыкли к относительно достойному уровню потребления. Не скажу, что к достойной жизни, потому что достойная жизнь без свободы не является достойной.

Эти люди стали жить намного хуже. Дальше, думаю, ухудшение будет, но не катастрофическое, не такое, за которым наступает неприемлемое существование.

Насчет блокады. Конечно, есть анекдотические истории, когда Путин в ответ на саммит НАТО поехал в Ашхабад. Он продемонстрировал туркменский выбор вектора своего развития. Но есть ли смысл говорить о блокаде, когда особой блокады со стороны Китая и других азиатских стран нет?

По сути, даже топливно-энергетическое эмбарго, которое частично уже введено, не вполне работает. С очень большой скидкой, но Путин продает свои энергоносители Китаю и Индии, там оборот увеличился скачкообразно.

Поэтому преувеличивать то, что происходит, в плане санкций, думаю, не стоит. Санкции, блокады и так далее – это важная, но второстепенная часть борьбы с режимом. Главное – это поставки Украине оружия и разгром, уничтожение путинской армии.

Только проверенная информация у нас в Telegram-канале Obozrevatel и в Viber. Не ведитесь на фейки!