Послевоенное восстановление Украины: величественные времена требуют величественных действий

7 минут
13,3 т.
Послевоенное восстановление Украины: величественные времена требуют величественных действий

В предпасхальную неделю граждане Украины получили "стратегическую" инициативу, которая поражает грандиозностью замáха настолько же, насколько своей бессмысленностью и откровенностью в демонстрации вероятных мотивов инициаторов. Президент создал Национальный совет по обновлению Украины от последствий войны. Сама по себе идея собрать мозговой центр, который генерировал бы новые идеи и решения для послевоенного восстановления Украины, вне сомнения, замечательна и своевременна. И то, что реализовать эту идею взялся именно Владимир Зеленский, тоже хорошо. Ему сегодня выпало стоять во главе государства, народ и армия которого отчаянно сопротивляются молоху на фронтире демократического мира. У кого, кроме президента, есть больший потенциал для привлечения к созданию будущей Украины лучших интеллектуалов — мировых звезд политической философии, экономики, политической науки, урбанистики, других дисциплин и сфер деятельности? Впрочем, как представляется, пока что офис президента впал в заблуждение.

В чем наша потребность?
Видео дня

Первое, что принесла нам война: кровь, боль, потерю самого ценного — человеческих жизней — и разрушения. Но вместе с этими ужасными последствиями война может дать Украине и уникальные возможности. Это не только возможность окончательно избавиться от этических и эстетических уродств и неопределенностей, социально-экономических рудиментов и атавизмов, унаследованных нашим обществом еще от имперской и советской эпох. Это возможность выработать такие общественные этос и эстетику, выстроить такие новые институции и инфраструктуру, которые позволят Украине уже завтра стать на путь устойчивого развития и быть глобально конкурентоспособной в долгосрочной перспективе (30–50–70 лет).

Самая большая ошибка, которую сейчас легко допустить, — это последовать рефлексу воссоздавать буквально утраченное в войне: от морально устаревших хрущевок, панелек, теплосетей и транспортной инфраструктуры до архаичной постсоветской структуры экономики, искаженных налоговой, антимонопольной политики, политики интеллектуальной собственности и государственной помощи. Другой очевидный соблазн, которому легко поддаться и который быстро приведет нас к еще бóльшему упадку, — инвестировать ограниченные ресурсы в бесперспективные пассивы вроде непродуманных, но таких сладких, крупных строительных проектов.

Вырваться из сетей прошлого собственными силами нам вряд ли удастся и на этот раз, как не удавалось на протяжении последних тридцати лет. Прежде всего из-за нехватки визионеров. Дополнительная сложность и вместе с тем преимущество еще и в том, что у правительств тех, кого принято называть развитыми демократиями, тоже нет для нас готовых решений — из-за глобального кризиса либерализма и демократии вообще. Самые главные вопросы, на которые нам предстоит искать ответ, — какой должна быть модель послевоенной экономики, какой должна быть модель государства, за существование которого мы сегодня боремся, какой должна быть модель разрушенного и восстановленного украинского города?

Как следует действовать?

Сегодня сложился уникальный исторический момент, когда президент Украины имеет моральное право и объективные основания обратиться за интеллектуальной помощью к таким людям как Грегори Менкью, Поль Кругман, Джозеф Стиглиц, Амартия Сен, Арендт Лейпхарт, Роджер Брубейкер, Ларри Даймонд, Марта Нуссбаум, Питер Сингер, Джозеф Раз, Джереми Валдрон, Майкл Вальцер, Майкл Сендел, Джонатан Волфф, Йен Гел, Рэм Колгас, Жанетт Садик-Хан, Энрике Пеньялоза, Саския Сассен, Эдвард Глезер и многим другим выдающимся мыслителям мирового масштаба.

Должен сознаться: не так давно большинство из этих двух десятков имен были мне неизвестны, как сейчас могут быть неизвестны многим украинцам. Но благодаря времени, проведенному за изучением работ большинства названных ученых на академической программе в Оксфорде, у меня теперь есть хороший повод осознанно предложить их экспертизу для Украины. Так же, как привык при случае делиться с близкими людьми контактами первоклассного хирурга или безупречного каменщика. А осознанно, потому что тринадцатилетний опыт государственного управления в Украине, предшествовавший обучению, позволил мне понять, как именно передовые знания мира могут быть применены к решению украинских проблем.

Многие из названных и неназванных здесь интеллектуальных гигантов, вероятно, c удовольствием отозвались бы на призыв украинского президента. Они могут быть заинтересованы применить свои подходы и видение в стране, которая не просто реформируется или восстанавливает утраченное, а выстраивает свое отвоеванное будущее почти с чистого листа и с чистым сердцем.

Тогда президент смог бы создать своего рода комитет стратегического мышления для Украины. (Условно назовем его так в целях этой статьи.) Нечто вроде Комитета глобального мышления при Колумбийском университете в Нью-Йорке, который в разное время возглавляли те же упомянутые Джозеф Стиглиц и Саския Сассен. С той лишь разницей, что тогда как колумбийский комитет можно ассоциировать с рупором (более узкий вход и более широкий выход), то украинский будет скорее сродни лейке, то есть может быть еще более эффективным в наполнении чаши нашего общества новыми смыслами и решениями, сгенерованными в более широком кругу мирового интеллектуального авангарда.

Все, что нужно было бы для работы такого комитета, — группа местных высококвалифицированных аналитиков данных с соответствующим доступом к необходимой информации и организация качественной коммуникации участников комитета между собой и с бенефициарами их работы. Все это могли бы успешно обеспечить, например, украинские аналитические центры. Проявлением приличия и уважения также могла бы быть возможность предложить участникам комитета разумного размера компенсацию за их потраченное время. Убежден: правильным с морально-этической точки зрения было бы профинансировать этот гонорарный фонд за счет украинских публичных средств.

Роль президента Украины в формировании подобного мозгового центра должна была бы ограничиться приглашением присоединиться, промежуточными мотивировочными проявлениями признательности и завершающей благодарностью; возможно, даже отметить в конце государственными наградами тех, кто больше всего послужил Украине. Роли для офиса президента здесь в принципе нет, кроме помощи главе государства в коммуникации с потенциальными участниками комитета. Главными бенефициарами работы комитета стратегического мышления для Украины должны быть в первую очередь правительство Украины как высший орган в системе органов исполнительной власти, Верховная Рада как законодательный орган, а также органы местного самоуправления, ведь одним из основных субъектов послевоенного восстановления будут территориальные громады, а одним из основных объектов такого восстановления — населенные пункты и их социальная инфраструктура.

Что на самом деле происходит?

Открыв указ № 266/2022 от 21.04.2022, мы ничего подобного очерченному выше не узрим, а увидим вместо этого совсем иную картину. Созданная президентом Нацрада состоит лишь из украинских государственных должностных лиц. Она включает почти всех членов правительства и глав парламентских комитетов, главу Нацбанка, секретаря СНБО, а также главу офиса президента и его заместителей. Сопредседателями Нацрады являются премьер-министр и глава офиса президента, а секретарем — глава комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики. При этом Нацрада является консультативно-совещательным органом при президенте Украины.

Интеллектуальная мощь такого состава Нацрады вряд ли сопоставима с вызовами, которые сейчас стоят перед украинским обществом — при всем уважении к каждому из ее членов. К тому же даже при беглом анализе дизайна новоиспеченного органа в глаза сразу бросается несколько неуместных моментов.

Во-первых, сам факт включения президентом в состав своего вспомогательного органа целого Кабмина и глав парламентских комитетов выглядит сомнительно, потому что у каждого из них есть своя возложенная на него законом ответственность и немалый круг прямых обязанностей. Рутина будет мешать им креативно мыслить, а это означает, что на заседание Нацрады они в лучшем случае будут приходить с папками, которые подготовят для них их помощники и директора департаментов, перед тем тщательно обдув с них пыль и наклеив стикер "Реформы".

Во-вторых, уравнивание премьер-министра, который занимает в системе органов исполнительной власти высшую политическую должность, определенную Конституцией, и руководителя всего лишь постоянно действующего вспомогательного органа президента, чья должность не является ни политической, ни должностью государственной службы, является ничем иным, как еще одной попыткой подорвать государственное устройство Украины как парламентско-президентской республики.

В-третьих, сам факт такого уравнивания свидетельствует лишь о том, что никакого премьер-министра у нас на самом деле нет, и руководить фактически всеми процессами не только в Нацраде, но и в правительстве, и в парламенте будет лицо из офиса президента — без должных полномочий, политической и юридической ответственности.

Так что есть основания предполагать, что намерением инициаторов Нацрады в таком виде было отнюдь не создание условий для генерирования лучших идей восстановления Украины. Зато налицо больше признаков того, что целью могли быть разрушение нормального процесса выработки государственной политики, нивелирование в этом процессе роли правительства и парламента, которая на самом деле должна быть ведущей как с точки зрения демократических стандартов формирования государственной политики, так и с точки зрения предписаний украинской Конституции. Тот факт, что независимым в своих действиях сопредседателем рады является глава офиса президента, а секретарем — глава комитета Верховной Рады Украины по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики, не позволяет исключать, что главная цель "стратегической" инициативы — контроль руководства офиса президента, в частности, над бюджетным процессом и публичными финансами, которые будут расходоваться на программы и проекты, связанные с послевоенным восстановлением Украины.

Особое разочарование вызывает то, что проблемы нетривиального содержания и масштаба снова пытаются решать тривиальнейшими методами. Теми самыми методами неисчислимых рад: национальных, координационных, развития и бог весть чего еще, при помощи которых на протяжении последних тридцати лет в Украине похоронена не одна реформа и наглухо забито досками не одно окно исторических возможностей.

disclaimer_icon
Важно: мнение редакции может отличаться от авторского. Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов, но стремится публиковать различные точки зрения. Детальнее о редакционной политике OBOZREVATEL поссылке...