Фейгин: выход из Херсона больно ударил по Путину, в РФ включили схему "плохих бояр". Интервью

Фейгин: выход из Херсона больно ударил по Путину, в РФ включили схему 'плохих бояр'. Интервью

Выход российских оккупационных войск из Херсона нанес серьезный ущерб имиджу главы Кремля Владимира Путина внутри страны. Его рейтинг сократился в два раза. Сам диктатор решил никак не комментировать это непопулярное решение и полностью исчез из информационного пространства.

Видео дня

Чтобы поддержать стремительно падающий рейтинг Путина, кремлевские пропагандисты эксплуатируют тему "плохих бояр", военных чинов, которые виноваты во всем, а не "царь", верховный главнокомандующий. Но когда война России против Украины будет окончательно проиграна, трюк с "боярами" уже вряд ли сработает. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал российский правозащитник Марк Фейгин.

Вы допускаете, что решение о выводе российских оккупационных войск из Херсона и Херсонской области принимал не Путин?

– Это абсолютно исключено. Конечно, решение принимал только Путин. Это было понятно даже по тому, как оно реализовывалось. Причем не одномоментно. Я напомню, что Суровикин подбирался к этому издалека. Несколько своих публичных выступлений он сопровождал разговорами о том, что по Херсону могут быть приняты "непростые решения". То, что будет готовиться вывод войск, обсуждалось очень долго.

Если бы это было что-то спонтанное, тогда можно было бы рассуждать. Но иерархия такова, что все такие решения согласовываются заранее, все было обсуждено и продумано. По-видимому, на препирательства ушла не одна неделя. Они, очевидно, подсчитывали, смогут ли сохранить группировку, смогут ли ее усилить. Конечно же, Путин принимал решения.

Да и по реакции Кремля это было очевидно. Песков отказался комментировать и отослал к министру обороны Шойгу. Это совсем смешно. Это слишком тяжелое решение, слишком непопулярное, и поэтому Путин от него отстранился и молчит. Он не комментирует это вообще.

Вполне похоже на схему, что во всем виноваты бояре, а царь ни при чем. Но принимал-то решение он.

– То есть, по большому счету, когда Путин проиграет войну, точно так же можно будет все списать на "бояр"?

– У этого тоже есть пределы. Это ведь вопрос восприятия аудитории. Если общественное мнение примет это… Но я очень в этом сомневаюсь, потому что войну начинал Путин, в конце концов, он – верховный главнокомандующий. То, что он пытается дистанцироваться, не означает, что он просто так может снять с себя ответственность.

Может быть, это позволит ему какая-то промежуточная стадия, но в конечном итоге за все отвечает он. Будет сложно убедить население, что он бы войну выиграл, а генералы проиграли. Не думаю, что у него получится.

– По-вашему, какова цена отступления из Херсона для Путина лично? Насколько упал его рейтинг?

– Рейтинг – очень относительная, умозрительная вещь. Важна возможность этот рейтинг реализовать – проголосовать, отстранить от власти. А так… Это мы с вами рассуждаем, насколько снизилось доверие к нему его электората. Да, оно снизилось. Думаю, на треть или на половину. Но дальше-то что? Как они могут выразить свое недовольство, кроме крика в интернете? Больше никак. Убрать Путина из власти они не могут.

Путин принял вынужденное для себя решение. Было бы гораздо хуже, если бы группировка в 20-25 тысяч была полностью разгромлена.

Конечно, доверие падает, мы это видим. Конечно, разочарование большое. Но где тот мостик, та дорожка от этого разочарования до отстранения Путина от власти? Это неявная вещь.