Формула мира и арифметика войны: другой взгляд

7 минут
15,1 т.
Формула мира и арифметика войны: другой взгляд

Воюющая Украина стала центром притяжения для многих мировых лидеров и топ-политиков. Одни едут искренне помочь, другие – продемонстрировать своим избирателям невиданную смелость и преданность подзабытым уже идеалам, третьи – на "подтяжку политического лица" и просевшего рейтинга. Есть и такие, кто пытается "посредничать", снимая политические (и не только) дивиденды на нашей беде. В любом случае, даже у самых надежных партнеров на первом месте свои, а не наши интересы. Но независимо от этого, всеобщее внимание открывает не бывалые ранее возможности для продвижения украинских интересов.

Видео дня

Коллективный Запад постоянно декларирует принципиальные для нас позиции – "ничего про Украину без Украины" и "Украина сама определит формулу мира". Но это не мешает части политиков по инерции пытаться решать нашу судьбу, подталкивая к переговорам с международным преступником, террористом и убийцей Путиным.

Противостоять появлению новых "минских договоренностей", замораживанию вопроса полного освобождения всех оккупированных врагом территорий, а, следовательно, и самого конфликта, можно лишь консолидированной позицией украинской власти и украинского народа.

Но при этом важны не только праведные эмоции, от которых рано или поздно устают. Получить оружие, необходимое для полного освобождения наших территорий, добиться конфискации и передачи Украине российских активов или адекватного финансирования послевоенного восстановления страны можно лишь объединяя собственные цели и прагматичные интересы западных партнеров.

Дилемма, перед которой стоит Запад, в следующем:

- либо, маскируясь словесной шелухой, помочь Путину избежать полного краха и для этого в качестве утешительного приза, как минимум, на годы вывести за скобки вопрос Крыма,

- либо перейти от выдавливания по капле оружия, "необходимого для вооруженного противостояния с РФ", к передаче оружия в объемах, достаточных для скорейшего освобождения всех без исключения украинских территорий.

В первом случае вскоре неизбежна новая война. Причем совершенно другая – многосферная, многоуровневая и многовекторная – от космоса до управляемого Россией хаоса с ближневосточными беженцами. Сохранив зубы и залечив раны, Москва очень скоро вернется к теме возрождения империи в границах бывшего СССР и восстановлению зон влияния, в т.ч. в Восточной Европе. А вдохновленные примером безнаказанности Иран и Северная Корея подпалят планету в других частях света. Ну и, конечно же, Китай, для которого Тайвань – лишь промежуточная цель.

Во втором же случае Россию ждет неизбежное военное поражение, а путинский режим – полный крах. Россия в военном отношении будет отброшена на 20 и более лет, которые можно будет использовать для построения по-настоящему эффективной системы европейской и международной безопасности.

Для нас такой сценарий означает полное восстановление украинского суверенитета в границах 1991 года, а для России – выплату репараций и компенсаций, исключение из Совбеза ООН, проведение международного трибунала над военными преступниками и денацификацию, подобную той, что проходила в Германии после Второй мировой.

Одновременно исчезнут препятствия на пути скорейшего восстановления территориальной целостности Молдовы и Грузии, а также демократических преобразований в Беларуси.

Полагаю, что нет необходимости убеждать Балтийские страны и Польшу в необходимости полного разгрома путинского режима. Еще год назад они находились на волоске от российского вторжения, а НАТО от позора неготовности ему противостоять.

В последние годы Россия активно занималась милитаризацией Арктики, создавая плацдарм для агрессивных действий против всех членов Арктического клуба. И это еще один аргумент в пользу правильного выбора формулы завершения войны.

Заявки Финляндии и Швеции на вступление в НАТО также говорят об осознании того, что для российской военщины эти страны, наряду с Норвегией, не более чем околица главной базы атомных ракетоносцев северного флота РФ и потому должны быть нейтрализованы в первые минуты после наступления часа "Ч".

В не меньшем напряжении находятся и страны Причерноморья, причем все без исключения. Россия, взяв под военный контроль акваторию Азовского и Черного морей и превратив их в напичканный минами театр военных действий, существенно подорвала потенциал международной торговли и туризма, а также перспективы реализации масштабных энергетических проектов на морском шельфе. Крайняя степень милитаризации оккупированного Крыма и высокая вероятность размещения на полуострове ядерного оружия превратили его – а значит и все близлежащие территории – в мишень.

Даже традиционно близкая к России Болгария начала понимать, что старая советская поговорка "Курица – не птица, Болгария – не заграница" является не признанием близости, а оскорбительным отрицанием суверенитета страны.

Важный игрок, занимающий в российско-украинской войне уж точно не нейтральную позицию, – Китай, с которым нам никак не удается найти правильный тон общения. Тщательно спланированная "китайская растяжка" привела к тому, что Вашингтон неэффективно пытается подготовиться к сценариям действий и на европейском, и на тихоокеанском театрах, в то время как основные противники США – Россия и Китай – должны готовиться только к одному.

Поддержка Украины на всем пути к победному финишу сводит на нет одно из наибольших ассиметричных преимуществ Китая. Если Украине удастся вытеснить Россию, обескровливая ее живой силой и материальными ресурсами, последняя не сможет угрожать новой сухопутной войной. Это позволит США совершить, в конце концов, поворот к Тихому океану, как в живой силе, так и в материальных ресурсах.

Оружие, необходимое для войны в Тихом океане, очень отличается от войны в Европе в силу огромных расстояний. Если Россия перестанет быть угрозой на 20 и более лет, США смогут в полной мере инвестировать в системы, созданные с нуля для Индо-тихоокеанского театра. А значит войска получат подготовку и оснащение, которое лучше подходит для этого театра. Что по крайней мере на одно поколение охладит отнюдь не безопасное желание Китая реализовать "столетнюю мечту" – стать первой сверхдержавой мира, центром Поднебесной серединной империи. Да и Северная Корея поутихнет со своими ракетно-ядерными испытаниями.

Что же касается украинской политики на китайском направлении, то единственный аргумент, который пересиливает накопленные ошибки и обиды, – обязательства Китая, присоединившегося к Будапештскому меморандуму. Невыполнение этих обязательств равносильно потере лица. Их реализация должна стать сутью и целью наших дипломатических усилий.

А теперь об арифметике войны.

Пророссийские американские политики постоянно говорят о том, что они "устали давать Украине безлимитный чек", и призывают направлять средства на собственную национальную оборону и сдерживание китайской агрессии.

Однако поддержка Украины делает именно это. Она экономически эффективна в сравнении с альтернативой, позволяющей России оставаться реальной угрозой или быстро восстанавливаться.

Что же касается затрат, то, во-первых, эмпирическое правило для оценки расходов в течение жизненного цикла оружия (LCCE) состоит в том, что 10% общих расходов приходится на НИОКР, 30% – на закупку и 60% – на эксплуатацию, поддержку и утилизацию.

В отношении оружия, которое США, да и любая другая страна передает Украине, затраты, ранее понесенные на разработку, учитывать не имеет смысла, равно как и уже понесенные затраты на эксплуатацию, поддержку и утилизацию, от которых передающая сторона избавляется на будущее.

Как только оружие покидает арсеналы, эксплуатация, поддержка и утилизация, а также львиная доля затрат на все эти статьи, переходят в зону ответственности Украины.

Теперь немного об оборонном бюджете США.

20% оборонного бюджета идет на закупки, что в 2021 финансовом году составило 141 млрд из общей суммы в 718 млрд долларов.

К настоящему времени (за почти 9 лет войны) США поставили Украине оружия на 18,2 млрд или на 12,9% от суммы закупок, запланированных на один лишь 2021 год.

Рентабельность этих инвестиций состоит в том, что России уже сегодня понадобится не менее десяти лет, чтобы снова стать угрозой для стран Балтии. Каждый доллар, инвестированный США в обороноспособность Украины, отодвигает этот временной горизонт еще дальше. И чем больше объем таких инвестиций, тем выше их эффективность.

Если временной горизонт отодвинется на 20 лет, США смогут ограничить финансирование многих систем, которые перестают быть актуальными, и сосредоточиться на своих потребностях в Индо-тихоокеанском регионе. Это позволит достигнуть огромной экономии, существенно сузить фокус усилий по разработке новых вооружений и укрепить позиции США в Тихом океане, когда это на самом деле необходимо.

Если амортизировать инвестиции США в украинскую оборону в течение 20 с лишним лет и посмотреть на экономию основных систем, от разработки которых можно отказаться и впоследствии их не закупать, не развертывать и не обслуживать, то это будет сверхприбыльным вложением.

Поддержка Украины отнюдь не истощает США. Она является долгосрочным вложением, которое уже окупается по мере того, как рушится российская армия. Такая поддержка – не угроза национальной безопасности, а возможность США обеспечить более надежное сдерживание агрессии в Тихом океане.

Эта логика во многом применима и к другим странам НАТО, долго думающим прежде чем помочь Украине оружием, а также и к Южной Корее, кровно заинтересованной в усилении стабилизирующей роли США в Тихоокеанском регионе, но никак не решающейся помочь нам снарядами.

Инвестиции западных стран в обороноспособность Украины дают возможность сконцентрироваться на преодолении последствий пандемии, энергетического кризиса и российской агрессии вместо того, чтобы лихорадочно готовиться к новой войне.

Не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что украинская армия, эффективно применяя западное оружие, практически девальвирует позиции России на мировом рынке вооружений, открывая новые возможности для ОПК США, Европы и, надеюсь, Украины.

Сегодня кремлевская верхушка лихорадочно пытается избежать полного военного и политического разгрома. От имени анонимных представителей некоего "российского истеблишмента" продвигается идея завершения войны в виде полного ухода российских войск с материковой части Украины, вывода из Крыма черноморского флота и создания демилитаризованной зоны на всей территории полуострова и на 100 км по обе стороны от украино-российской границы, с замораживанием вопроса Крыма на семь лет.

Весь этот каламбур призван лишь на время остановить военные действия и дать путинской России отдышаться, чтобы ударить с новой силой.

P.S. При подготовке материала, помимо собственных, использованы мысли американского исследователя и писателя, в прошлом морского летчика Brynn Tannehill (@Brynn Tannehill), которые я разделяю. В особенности ту, что для полной победы над врагом нужны не только успехи на поле боя. Необходимо переиграть пророссийских политиков в странах запада и преодолеть "иммунитет от логики", свойственный многим из тех, кто принимает судьбоносные решения.