Генерал Маломуж: нужен тотальный огонь, который уничтожит всю перспективу Путина. Интервью

6 минут
241,2 т.
Генерал Маломуж: нужен тотальный огонь, который уничтожит всю перспективу Путина. Интервью

Украина уже одержала стратегическую победу в войне с Россией, поскольку кремлевский диктатор Владимир Путин не достиг своих целей. Налицо его реальное поражение. Кардинальный перелом в войне произошел несколько месяцев назад, и сегодня наша страна стоит на пороге системных изменений, которые должны привести к окончательной победе.

Видео дня

Главное условие победы – мощные и быстрые поставки западных вооружений. При этом речь идет о считаных неделях, а не о месяцах. Армия страны-террориста не должна получить фору – время для восстановления резервов. Украинская армия должна получить возможность вести тотальный огонь и без остановки гнать врага до границ. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005–2010 годах генерал армии Николай Маломуж.

– Президент США Джо Байден сделал знаковое заявление о том, что война в Украине достигла критической точки и украинское государство нуждается в максимальной помощи. Мы все считали, что наша победа предрешена, но, судя по словам Байдена, переломный момент еще впереди. Что может означать такое заявление главы Белого дома?

– В первую очередь мы говорим о том, что стратегически уже победили Путина. Ему не удалось реализовать свои планы захвата всей Украины, захвата определенных территорий, всего Донбасса, всего юга нашей страны. Реальный просчет и реальное поражение Путина налицо.

Я считаю, что перелом в войне был несколько месяцев назад, когда мы отстояли Киев и пошли на Харьков. Один из элементов перелома – освобождение Херсона. Это процесс не одномоментный. Это длительный этап побед и переломов.

Я думаю, Байден акцентирует на том, что могут быть новые решающие этапы в этой войне. Это подготовка и проведение стратегических наступательных операций и освобождение территорий нашего государства. Например, зимой и весной могут быть мощные операции на юге Запорожской и Херсонской областей, вплоть до Крыма, а также наступление на Луганском направлении и удары по донецкой группировке для освобождения Донбасса.

На этом фоне чрезвычайно важный фактор – существенное ослабление путинского режима, а возможно, даже его дезориентация или падение. Это возможно при условии успешных стратегических наступательных операций и мощного международного давления на Россию не только в отношении применения ядерного оружия, но и всех действий по воспроизводству вооружений и техники, ограничение всех форм экономической и финансовой поддержки России, ограничение рынков. И все же самый главный фактор – это наша победа.

Думаю, мы стоим на пороге именно таких системных изменений.

– Можно ли ожидать, что эта цель будет достигнута сравнительно легко?

– Я считаю, что это очень непростой формат. Нас ожидает тяжелая война, тяжелый период, потому что Россия понимает, что проигрывает, и пытается нарастить ресурсы во всех форматах. Российский ВПК работает круглосуточно без выходных, производя баллистические ракеты и другие вооружения и технику, идет модернизация и ремонт старой техники. В России проводится мобилизация, готовится ее новый этап. Поэтому побеждать будет непросто.

Я считаю, что этот важный этап должен быть обеспечен эффективной деятельностью Вооруженных сил Украины, но при мощной военной поддержке США, Британии, стран Европейского Союза, в первую очередь Германии, Италии, Испании, Франции – тех стран, которые буквально на днях обязались поставить новые вооружения и технику. Я считаю, что на самом деле ее намного больше, чем заявлено.

Но эта помощь должна быть быстрой. Если мы затягиваем этот процесс, Россия будет накапливать ресурс, она будет разворачивать свои силы, и это будет тяжелая война. Вопрос времени здесь очень важен.

Слова Байдена можно расценивать как указание на быструю поставку в Украину сил и средств, дополнительных вооружений и техники, а особенно боеприпасов, снарядов, ракетных систем и самих ракет для систем ПВО.

– Если военная помощь не будет поступать в Украину быстро, чем это грозит?

– Если Запад будет затягивать с помощью, это не позволит Украине развернуть стратегические наступательные операции. Тактические – да, будет продолжаться поэтапное освобождение украинских территорий, но это долгий процесс, и это дает фору России.

В Кремле понимают, что могут и дальше удерживать рубежи на Бахмутском, Луганском, Запорожском, Херсонском направлениях. Это дает больше перспектив России в плане проведения новых наступательных операций.

Поэтому нашему военному командованию нужно действовать очень оперативно. Необходимо задействовать все ресурсы, чтобы не только провести эффективное наступление, но и обеспечить тылы, как мы делали это на Харьковском направлении, и фланги, чтобы идти к победе вплоть до выхода на границу.

– Обратите внимание, несмотря на решение о ленд-лизе, быстрой и мощной поставки западных вооружений в Украину мы не увидели. Мы видели некоторые признаки того, что Запад несколько оттягивает окончательную победу Украины и окончательный разгром российской армии. Можно ли сказать, что это последнее заявление Байдена ставит точку в этом вопросе, что Запад уже готов к победе нашей страны?

– Стратегически Запад готов к полной победе Украины, но я считаю, что он еще недостаточно делает для того, чтобы победа была быстрой. Есть ряд политических опасений, чтобы глобально страны НАТО не были втянуты в войну с Россией. Но уже очевидно, что Россия не считается ни с чем, она наносит удары по всей территории Украины, включая гражданские объекты, это страна-террорист. Поэтому тут никаких ограничений уже быть не может.

Но предостережение по поводу поставок в Украину дальнобойного вооружения все еще работает. Я предполагаю, что оно будет работать и дальше, за исключением поставок более-менее эффективного вооружения, например бронетранспортеров, ракетных систем определенной дальности, но не дальнобойных, большого количества боеприпасов, БТР, радиолокационных систем, противовоздушных систем.

Но прямо скажу, что этого еще очень мало. Необходимы не десятки, а сотни ракетных систем, танков, БТР, систем ПВО. И самое главное – сотни тысяч, миллионы боеприпасов, снарядов и ракет для вооружений, которые уже были поставлены.

У нас должно быть поле для деятельности. Чтобы мы могли не просто готовить наступление, но и уничтожать все ресурсы, которые подготовила Россия за 40, 80, 100 километров от нашей границы, когда они движутся на поездах, по трассам. Должен быть тотальный огонь, который уничтожит всю перспективу поддержки наступательных действий РФ и даже обороны.

Но, как я понимаю, Западу выгодно, чтобы Украина долго исчерпывала ресурс России. Это неправильная тактика, это жертвенная тактика. Она ведет к тому, что Россия может продолжать воевать, продолжать формировать ресурсы.

Так, в свое время мы хотели пробить южный коридор, но западные союзники не рекомендовали нам наступать на Запорожье и на левый берег Днепра. Но я считаю, что тогда было необходимо проводить эту операцию, потому что там не было большой концентрации сил и средств врага, мы могли бы выйти прямо к Крыму. Пример Харьковского направления показал, как можно неожиданно нанести удар врагу и дойти до Луганской области.

Думаю, сейчас должна быть более активная поддержка Украины, и тогда будут более четкие параметры победы. И это должно быть сделано в ближайшие недели – я подчеркиваю, не в месяцы, а в недели. Потому что месяцы – это перспектива укрепления России и возможность разворачивания новых наступательных операций против Украины.

Ленд-лиз в этой ситуации не работает. Он не отработан по механизмам предоставления пакетов помощи. Поэтому нужны конкретные виды вооружений и быстрая поставка в Украину – без бюрократии ленд-лиза и других бюрократий.

– В начале нашей беседы вы сказали, что вся эта ситуация грозит ослаблением и, возможно, падением путинского режима в России. По вашим оценкам, готов ли сегодня Запад к признанию неизбежности развала России? Или он до сих пор боится развала РФ?

– Сегодня Запад не готов к развалу России. Он хочет ослабить Путина, чтобы тот признал все условия своего проигрыша, включая гарантии безопасности, демилитаризации и компенсацию за разрушения в ходе войны. Это крайний вариант для Путина, он еще может держаться на каких-то условиях. Это с одной стороны.

С другой стороны, это переговоры и приход на смену Путину определенного режима в России, например во главе с силовиками, политиками, которые сменят Путина в результате большого провала, большого ослабления, когда он уже не будет иметь мощного влияния на весь политический, социальный сегмент в России, а тем более на силовые структуры и на свое окружение.

Судя по информации, которую я получаю благодаря своим контактам в США и Европе, я уверен, что Запад хотел бы ослабить режим в РФ, он хотел бы, чтобы на смену Путину пришли представители российского политикума, может быть, часть военных, которые бы гарантировали стабильность России, недопущение бесконтрольного использования ядерных средств новыми возможными государственными образованиями при развале РФ.

Это та же тема, которая звучала во время развала Советского Союза, когда президент США призывал Украину не допускать развала Союза, поскольку это приведет к "ядерному хаосу".

Сейчас такую позицию, по крайней мере неофициально, поддерживает практически весь Запад. Поэтому я думаю, что Запад будет пытаться сильно ослабить Россию, вплоть до деградации РФ – с Путиным или, скорее всего, без Путина. Но с тем режимом, который будет удерживать контроль над РФ.