Генерал Маломуж: у России нет шанса на победу в войне, вторжения Беларуси не будет. Интервью

5 минут
72,5 т.
Генерал Маломуж: у России нет шанса на победу в войне, вторжения Беларуси не будет. Интервью

Опасность вторжения в Украину регулярной армии Беларуси практически равна нулю. Такой сценарий можно было бы рассматривать, если бы армия страны-агрессора России имела большие успехи в этой войне. Но успехов не предвидится – наоборот, предвидится поражение России.

Это поражение приближает и увеличение объемов западной помощи Украине после визита в нашу страну глав Германии, Франции, Италии и Румынии. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005-2010 годах, генерал армии Николай Маломуж.

Президент Зеленский собрал СНБО по поводу вероятной угрозы вторжения со стороны Беларуси. Мы видим, как Лукашенко давно играет в странную игру, но до сих пор он не решался на открытое вторжение. Решится ли на этот раз?

Видео дня

– Я считаю, что в ближайшее время он все-таки не решится на стратегические наступательные операции. Конечно, он может содействовать действиям РФ, например, в предоставлении плацдармов, аэродромов, размещении дивизионов, "Искандеров" и даже в организации определенных провокаций.

Но до тех пор, пока Россия не начнет более эффективную наступательную операцию, Лукашенко не будет принимать решения о стратегических наступлениях.

Я знаю его лично. Он всегда лавирует, даже с Путиным. Даже в ситуации полной подчиненности Путину он просчитывает варианты. Он видит, что сейчас ситуация сложная, что Россия не смогла реализовать все сценарии в Украине.

Но Лукашенко нужно демонстрировать лояльность Путину и выполнять хотя бы часть обязательств. Кроме предоставления баз для российских войск, размещения ракетных сил и техники, необходимо и демонстрировать силу. Для чего? Чтобы оттягивать очень большие силы Украины на большом пространстве украинско-белорусской границы.

Лукашенко заявляет о возможных агрессивных действиях со стороны Украины и Запада, оправдывая укрепление своих границ, минирование, подтягивание войск и так далее. Это в большей степени является демонстрация действий для Путина и фактически помощь агрессору.

Но наступательная стратегическая операция Лукашенко – это большой риск по двум причинам. Первая – он понимает, что Путин может проиграть и, соответственно, он будет отвечать уже за прямую агрессию против Украины. Пока он соучастник. Вторая – Лукашенко полностью не уверен в своих военных, особенно в кадровых. Я не говорю о спецслужбах, которые подчинены КГБ.

По нашим разведданным, у тех беларусов, которые служат в армии, очень негативное отношение к войне и их личному возможному участию в конкретных военных операциях против Украины. Поэтому большая часть армии может не выполнить приказ о массовых наступательных операциях, и это провал для Лукашенко.

Наконец, есть и беларусские граждане, которые не согласны с такой политикой. Лукашенко помнит, как перед выборами поднимались многотысячные протесты. Война может быть детонатором новых протестов – как военных, так и гражданских. Поэтому это чьи-то мужья, сыновья, братья.

Это совсем не так ситуация, как в России, где зазомбировано 75-80% жителей. В Беларуси такого нет. Внутренняя угроза режиму Лукашенко – мощный сдерживающий фактор.

Когда Лукашенко мог бы пойти на вторжение? Если предположить фантастический вариант, когда Россия активно занимается оккупацией, тогда Лукашенко мог бы зайти с севера или с запада Украины, чтобы зафиксировать свое участие на фоне какой-то победы. Но такого не предполагается. Россия несет огромные потери, мы укрепляем свои позиции, подтягиваем резервы и получаем вооружение.

Поэтому перспективы такого сценария нет, а перспектива поражения России есть.

Почему заседало СНБО?

– Я уверен, что заседание СНБО должно было состояться задолго до 24 февраля. Тогда не смогли предусмотреть главные удары со стороны Беларуси. Ведь там проходили военные учения. Тем более, разведки давали сведения о том, откуда будет нанесен главный удар – с территории Беларуси и Крыма. Я считаю, что системно модель не отработали.

Поэтому сейчас, имея горький опыт, мы создали условия для защиты, обороны, недопущения продвижения БТР, танков, "Градов" и прочего со стороны Беларуси. С другой стороны, я думаю, что Зеленский на фоне учений белорусских войск, создания Южного командования сделал официальный ход – созвал СНБО.

Это еще и сигнал Беларуси о том, что мы реагируем на возможные агрессивные действия. Думаю, это формат взаимных сигналов, движений войск и так далее. Возможно, это используется и для информационного пиара – СНБО обращает внимание на этот регион.

Вы говорили о крайне немотивированной беларусской армии. Вы допускаете, что в случае, если военным будет отдан приказ наступать на Украину, они просто перейдут на сторону ВСУ?

– Первый шаг – это отказ от наступательных операций. Но что касается сдачи, то это очень маловероятный формат. В случае, если беларусских военных поставят вперед, а за ними будут стоять российские спецназовцы, условно, заградительные отряды или спецназ Беларуси, который будет их толкать на поле боя – это крайний вариант. Но я думаю, что будет пассивная позиция в отношении невступления в войну и отказ от выполнения боевых задач.

Но не одного подразделения, а массово, потому что, если так поступит одно подразделение, его могут задавить любым способом. Кстати, в соответствии с конституцией Беларуси военные должны выполнять только оборонительные функции и не вступать в войну. Поэтому любой военнослужащий, опираясь на конституцию, может заявить: я не принимаю участия в войне. И никто не сможет привлечь его к ответственности.

Вопрос по поводу визита в Украину четырех глав европейских стран – Франции, Германии, Италии и Румынии. Им показали последствия зверств российских оккупантов, они поговорили с нашим президентом. Говорят, это произвело на них впечатление, и мы можем ожидать, что помощь Европы Украине усилится. Но насколько?

– Сам визит говорит о том, что есть большая поддержка Украины ведущими странами Европы. Он продемонстрировал политическую, дипломатическую, оперативную, экономическую поддержку и частично оборонную. Это очень не понравилось руководству России.

Есть и еще один важный психологический момент – мы тоже применяли его в различных ситуациях в борьбе с терроризмом. Когда демонстрируют конкретные факты, это воспринимается человеком намного сильнее, чем просто информация о том, что где-то что-то происходит.

Есть конкретные факты убийств, разрушений, массовых истязаний. И то, что лидеры государств увидели это своими глазами – это тот факт, который очень мощно влияет на поддержку Украины. Каждая страна более четко обозначила свою позицию: они поддерживают усилия по полному освобождению нашего государства. Нигде не прозвучало условий, касающихся сдачи Украиной своих территорий. Соответственно, визит касался и поставок по оружию, которые возрастут.

Только проверенная информация у нас в Telegram-канале Obozrevatel и в Viber. Не ведитесь на фейки!