Генерал Маломуж: ВСУ могут проломить южный коридор Путина, он готовит новогоднее наступление. Интервью

5 минут
45,6 т.
Генерал Маломуж: ВСУ могут проломить южный коридор Путина, он готовит новогоднее наступление. Интервью

В настоящее время армия страны-террориста России сосредоточилась на укреплении обороны. Наступать она не в состоянии. Врагу необходимо удержаться на занятых позициях до поступления новых резервов – порядка 200 тысяч мобилизованных. К Новому году оккупант может готовить очередной этап наступательной операции, в котором примут участие не только "мобики", но также вагнеровцы и кадыровцы.

Видео дня

В то же время украинские Силы обороны после освобождения Херсона получат возможность продвижения на Херсонском и Запорожском направлении и перерезания южного коридора врага, распложенного между этими двумя областями. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005-2010 годах генерал армии Николай Маломуж.

– В британской разведке сообщили, что российские оккупационные войска укрепляют оборону по всей линии фронта. Что это за знак для нас? Можно ли говорить, что война перешла в новую фазу, что враг уже не готовится к наступлению?

– В первую очередь, российскому агрессору нужно удержать позиции как можно дольше, чтобы подтянуть новые резервы. За 2-3 месяца они предполагают подтянуть около 200 тысяч мобилизованных, прошедших подготовку в учебных центрах. Они не имели возможности проводить наступательные операции на Херсонском направлении, куда они подтянули новые силы, вооружения и технику, поскольку украинские Силы обороны успешно их уничтожают.

Точно так же успешно уничтожаются склады и командные пункты оккупанта в Запорожской области, что ослабляет позиции противника. И, конечно, мы продолжаем наступательную операцию в районе Сватово и Креминной, мощно перемалываем врага.

Поэтому те небольшие резервы, которые подтягивает Россия, не играют решающей роли для продвижения вперед. Хотя Путин лично дал указание захватить Донецкую область, особенно Бахмут, а в перспективе весь регион.

Кроме Донецка, они сейчас не планируют наступательных операций, потому что нет больших сил и средств. Угроза отступления для них очень большая. В первую очередь, после отступления с правого берега Днепра, они будут пытаться.укрепить позиции на левом берегу и в Запорожской области.

Потому что враг предполагает, что в дальнейшем мы можем наносить удары по левому берегу Днепра, где равнина и мы имеем возможность применять очень мощные ракетные средства, например, HIMARS, M270, другую артиллерию и самоходные установки. Мы получаем новые танки, новые САУ, которые бьют до 80 километров. На равнинных территориях Херсонской и Запорожской областей это очень мощное оружие.

Поэтому враг создает три линии обороны, в частности, в Мелитополе. Там создается военная база и третья линия обороны, потому что предполагают, что мы можем ударить не просто по левобережному направлению Херсонщины после освобождения города Херсон, а и дальше на Запорожском направлении и фактически полностью перерезать путь между Донецкой и Херсонской областью, то есть перерезать южный коридор. Поэтому сейчас все силы брошены на оборону.

– Каким может быть план врага после того, как ему удастся подтянуть резервы?

– С Нового года они предполагают проводить наступательные операции в различных операционных направлениях. То есть продолжать движение по захвату Донецкой области, удерживать позиции в Запорожской области, на левобережье Херсонщины. Если подтянутся большие резервы, тем более группы, которые готовятся на базе вагнеровцев и кадыровцев, будут укреплять решающие направления. Например, Донецкое, Запорожское, левобережье Херсонского направления.

Для этого будут использованы как подготовленные мобилизованные военные, так и добровольческие отряды, имеющие более высокий уровень подготовки, которые будут жестко контролировать мобилизованных как загранотряды, так и будут задействованы на прорывных направлениях.

– Сейчас мы фактически имеем два фронта: Донбасский и южный. Как вы считаете, где украинская армия может иметь больший успех в ближайший месяц?

– Мы не можем раскрывать задумки командования, потому что это очень важная составляющая для будущих успехов. Но если говорить в целом, то освобождение Херсона и Херсонской области – это не только военный успех, но и морально-политический успех. Это практически провал стратегии Путина по захвату южных регионов. Ведь единственный областной центр, который они контролируют, было освобожден. Это еще больше поднимет боевой дух нашей армии и наших союзников.

Это даст перспективы в дальнейшем двигаться и по Херсонскому, и по Запорожскому направлениях. Южный коридор будет проломлен нами и освобожден. Это и движение к Крыму, поэтому этот блок очень важен.

Второе направление –Луганское, где мы имеем определенные успехи. Проходя дальше, Сватово, Креминная – это перспектива освобождения Лисичанска и Северодонецка и далее Луганской области, а также перспектива удара с флангов по донецкой группировке.

– В последние дни снова актуализировалась тема мирных переговоров Украины и России. Президент Франции Макрон сделал тематическое заявление о том, что в определенный момент придется сесть за стол переговоров, но их условие и время будет определять Украина. Есть ли здесь намек на то, что Запад может мягко, но давить на Украину, чтобы она все-таки согласилась на переговоры?

– Мы видим, что не только Макрон, но и Джейк Салливан фактически признал, что ведет переговоры с Россией, чтобы не допустить радикальных сценариев, в том числе применения ядерной бомбы тактического уровня по Украине, возможно, с перспективой выхода на переговоры.

Да, они заинтересованы в переговорах – и Европа, и Турция, и другие партнеры, которые работают с нами. Но все они понимают, что переговоров не будет до тех пор, пока не будут освобождены территории и Россия не согласится выйти. Поэтому любое давление не имеет перспектив.

Хотя я думаю, что они чувствуют и экономические, и социальные проблемы, которые давят на Запад, особенно накануне зимы. Думаю, это давление будет нарастать. Но в любом случае все прекрасно понимают и поддерживают формулу: переговоры только после освобождения территорий.

Почему о переговорах стали говорить? Потому что освобождение Херсона – это перспектива наступательных операций. Это еще большее ослабление Путина в военном, военно-политическом и стратегическом формате. Ну и, конечно, в глазах российских элит. И тогда скрытые оппозиционные силы из его окружения будут играть уже не на Путина, а на защиту своих интересов и своих перспектив. Возможно, смены Путина и занятия лидирующих позиций.

Поэтому для Запада очень важно, чтобы мы сохранили возможность переговорного процесса, а не заняли позицию, как в указе президента: мы не будем общаться с Путиным. То есть на этапе успеха наступательных операций мы были готовы к переговорам – на условии, что Россия выводит свои войска.

Далее формируется новая модель мира, предусматривающая гарантии безопасности Украины, репарации, компенсации и тому подобное.

Но разные страны рассматривают по-разному, на каком этапе выходить на мирные переговоры – то ли на этапе первых успехов после Херсона, но еще до освобождения всех территорий, то ли все-таки, когда мы будем иметь стратегический успех по полному освобождению хотя бы Херсонской, Запорожской, частично Луганской и Донецкой областей.

Мы поддерживаем второй формат – освобождение фактически всех территорий в перспективе освобождения Крыма. Думаю, истина будет где-то посредине. На каком-то этапе мы будем соглашаться на переговоры, но при условии выведения всех войск. Возможно, по Крыму будет отдельная тема, где мы будем выходить на параметры заключения соглашения о мире.

Возможно, на первом этапе переговоров будут посредники, например, Эрдоган. Неофициально, возможно, США, Макрон и Шольц. Где-то свое слово скажет Си Цзиньпин, который говорил, что они готовы быть посредниками переговоров о мире, но в рамках недопущения ядерных угроз.

Я думаю, такой комплексный подход при нашей активной позиции позволит выйти на модель освобождения территорий. С одной стороны, под давлением наших войск, с другой стороны, под давлением всех наших партнеров.