Генерал Романенко: РФ может получить еще 6 тысяч ракет, но наше "бавовнятко" работает. Интервью

4 минуты
135,7 т.
Генерал Романенко: РФ может получить еще 6 тысяч ракет, но наше 'бавовнятко' работает. Интервью

В условиях нехватки вооружений страна-террорист Россия пытается перебросить из Сирии на украинский фронт ракеты различного базирования, которых может быть до 6 тысяч, а также самолеты, зенитные ракетные комплексы "земля – земля" и существенно усилить свою армию. Тем не менее, украинское "бавовнятко" продолжает действовать на территории врага. Последний случай на авиабазе "Энгельс" – еще одно подтверждение этого.

Видео дня

Чтобы защитить Украину от вражеских ракет, необходимо дальнобойное вооружение, но, к сожалению, западные партнеры пока не готовы его предоставлять. ВСУ давно перехватили инициативу у армии агрессора, но чтобы сохранить ее, нашей армии необходимы быстрые и мощные поставки вооружений от союзников. Медленные поставки в небольших объемах лишь продлевают войну. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал экс-заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины генерал-лейтенант Игорь Романенко.

– Беспилотник в Саратовской области атаковал военную базу "Энгельс", которую оккупационные войска используют для нанесения ударов по Украине. Мог ли сугубо теоретически этот беспилотник быть украинским?

– Представители военного командования Украины не подтверждают этого и не должны в условиях гибридной войны. А во всем остальном – мы не раз обсуждали, что намного эффективнее и целесообразнее уничтожать ракетное вооружение не тогда, когда оно запущено и летит по направлению к целям на территории Украины, а до пуска. То есть уничтожать носители ракет.

Например, если речь идет о комплексах класса "земля – земля" "Искандер" или "Точка У", то их надо уничтожать на земле. У нас должны быть такие средства, чтобы уничтожать пусковые установки. К сожалению, их не очень много, и союзники с этим не слишком охотно помогают.

Что касается ракет "Калибр", то их запуск осуществляется с трех видов носителей – кораблей, ракетных катеров и подводных лодок. Значит, их необходимо уничтожать на базах, в море и где бы то ни было до того, как "Калибры" будут выпущены.

И, наконец, воздушные носители ракет – это, в первую очередь, стратегические бомбардировщики. К сожалению, зенитные ракетные комплексы дальнего действия нам тоже не предоставляют. И NASAMS, и IRIS-T – это комплексы ближнего действия. Возможно, в зависимости от ракет NASAMS можно отнести к комплексам среднего действия, но не более.

Нам нужны дальнобойные комплексы или вообще противоракетные комплексы против баллистических ракет. Потому что даже советские комплексы, такие как С-300 и "Бук-М1", могут уничтожать крылатые ракеты. А вот с баллистическими и гиперзвуковыми здесь проблема.

Нам нужны такие комплексы, как Patriot, как франко-итальянские SAMP-T, как израильские Arrow. Но их нам не предоставляют.

Но я хотел бы обратить внимание, что случай с беспилотником – не первый. Наше "бавовнятко" действует не только на нашей территории, я имею в виду оккупированный Крым, но и на территории государства-агрессора. Это военные объекты на территории РФ.

Это абсолютно законные действия с нашей стороны в отношении военных объектов агрессора. Об этом необходимо говорить. Все усилия, которые предпринимают наши граждане при поддержке Вооруженных сил, реализуются. В частности, мы создали благотворительный фонд "Закриємо небо України". Союзники его не закрывают своими силами. Они отчасти помогают средствами, но очень робко, в небольших количествах и не с той скоростью. Мы помогаем, чем можем, воинским частям, которые относятся к системе противовоздушной обороны, а также способствуем тому, чтобы в Украине создавалась система противоракетной обороны.

Победа будет за нами, в том числе и в воздухе.

– В Израиле сообщили о том, что Россия планирует перебросить из Сирии в Украину большую часть своих стратегических вооружений и якобы просит Израиль не мешать этому процессу. Допускаете ли вы такой вариант?

– В свое время Суровикин отвечал за воздушную компоненту контингента вооруженных сил РФ в Сирии. Эта компонента сыграла существенную роль в уничтожении противодействующих сил в Сирии.

Они уже вывезли из Сирии чуть ли не контрабандой ракеты С-300. Россия продолжает это делать. Из Сирии выводят все серьезное вооружение в обход санкций, которые накладываются на РФ как воюющее государство. Возможно, как-то договорились с Турцией.

В первую очередь, это ракеты разного базирования, самолеты, зенитные ракетные комплексы "земля – земля". Там у России много ракет, до 6 тысяч.

– То есть если Кремлю удастся провернуть эту авантюру, все-таки армия оккупанта существенно усилится?

– Усилится в любом случае, даже с учетом того, что на фронт заходят мобилизованные. Противник использует принцип нашествия, давления количеством даже плохо вооруженных и плохо подготовленных солдат. И так во всем. Если есть средства, если есть люди, их используют, несмотря на огромные потери как в людях, так и в вооружениях. Но Путин бросил на эту войну все, это вопрос его выживания.

– Институт изучения войны пришел к выводу о том, что Вооруженные силы Украины давно перехватили инициативу у оккупантов, но способность наших защитников сохранить ее будет зависеть от продолжения контрнаступления зимой. Согласны ли вы с такими оценками?

– Это понятно даже курсанту военного училища. Но вопрос в том, как поддержать эти контрнаступательные действия. Западным специалистам, экспертам необходимо осуществлять давление на свое правительство в вопросе быстрого оказания помощи Украине эффективными современными вооружениями, а не продлевать войну на месяцы за счет медленных поставок.

Инициатива была перехвачена, когда ВСУ якобы готовились к Херсонской операции, но провели наступательную операцию на Харьковском направлении. В настоящее время инициатива принадлежит нам, но ее надо поддерживать.

Конечно, мы используем свои резервы и готовимся, но в значительной степени это зависит от массированных и быстрых поставок со стороны наших союзников. Но именно такого рода поставок, к сожалению, не происходит. Наше военно-политическое руководство работает над этим.