Касьянов: Путин жмет на последние красные кнопки, в Кремле паника. Интервью

5 минут
92,9 т.
Касьянов: Путин жмет на последние красные кнопки, в Кремле паника. Интервью

Намерение срочно провести "референдумы" о присоединении к России в Луганской, Донецкой и Херсонской областях свидетельствует о панике в Кремле. Оккупант заявляет права на новые территории Украины, чтобы развязать себе руки и пустить в ход "последние красные кнопки", прежде всего ядерный шантаж.

Видео дня

Под предлогом защиты "своих" территорий в Украине враг может решиться на применение тактического ядерного оружия. Но авария на Запорожской АЭС не входит в его планы. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал общественный активист и волонтер Юрий Касьянов.

– В РФ обсуждают срочное проведение "референдумов" в Луганской и Донецкой областях. По оценкам Института изучения войны (ISW), это свидетельствует о панике в стане врага. Вы согласны?

– Уже и херсонский так называемый общественный совет тоже обратился к так называемому главе Херсонской области с просьбой о срочном проведении "референдума".

Понятно, что все это делается по указке из Москвы. Свидетельствует ли это о панике? Да, безусловно. Кремль в растерянности, он не знает, что делать, и начинает нажимать последние красные кнопки.

– Но ведь Луганская и Донецкая области оккупированы не полностью. И Херсонская область, и Запорожская. Возникает странный казус даже с точки зрения логики оккупанта. Как эти "референдумы" враг может использовать?

– Очень просто. Прежде всего, то, что область оккупирована полностью или не полностью, – им на это наплевать. Они используют это как формальный, совершенно безумный повод. Таким же образом можно было объявить "референдум" в Киевской области, захватить кусок территории в Чернобыльской зоне, в 10 метрах от границы, и объявить о проведении "референдума" в Сумской, в Черниговской области. Перейти границу на 5 шагов, заявить, что тут проведен "референдум" и вся область высказалась за вступление в Россию.

Тем более понятно, что нет каких-то механизмов проведения референдумов. Есть международные договоренности о признании границ, о признании суверенитета. Мы все это знаем и все это видели. Мы знаем, чем это закончилось в Крыму – аннексией.

Мы знаем, по какому формальному поводу Путин начал эту войну – "помощь братским народам Донбасса". А до этого признали их "независимость", причем в границах областей, которые они не контролировали.

Это как в басне: "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать". Так и здесь. Нет никакой логики и никакого оправдания.

Для чего это делается? Для того, чтобы как-то зафиксировать: это мы захватили и это Россия. Даже включая то, что не захватили. Ведь части Луганской, Донецкой, Запорожской и Херсонской областей не захвачены. Но они уже авансом говорят: все это наше, и теперь вы находитесь на нашей территории России.

По их Конституции в этом случае они должны мобилизовать все силы государства на то, чтобы ответить агрессору. Теперь уже ВСУ выступают в роли "агрессора", который "напал" на "территорию России". Более того, они так нагло углубились так далеко, "оккупировали" практически всю Харьковскую область.

Это жуткий маразм, но какая разница, если хочется "кушать"?

– Будет ли в таком случае объявлена всеобщая мобилизация в России?

– Можно провести мобилизацию, но я думаю, что вряд ли. Я уверен, что 80% россиян воевать не хотят, а люди, которые не хотят воевать, воюют очень плохо. Если половина в российской армии будут мобилизованные, а не контрактники или уголовники, то эта армия будет воевать еще хуже.

Окей, их можно набрать, можно перевести промышленность на военные рельсы, можно всем заткнуть рты уже окончательно, сказать так: "На Россию напали, иди к станку работай и не гунди, что у тебя маленькая зарплата".

– Что в таком случае может предпринять враг?

– Я думаю, что самая большая ставка делается на ядерное оружие. На то, что можно применить тактическое ядерное оружие, ядерные снаряды, авиабомбы малой мощности – по нашим войскам на линии фронта, по тыловым базам, по электростанциям, нефтехранилищам, железнодорожным узлам, аэродромам. И сказать: "Вот мы в полном соответствии с Конституцией Российской Федерации отвечаем на варварскую агрессию Украины, выразившуюся в том, что Украина захватила часть Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областей РФ и даже оккупировала почти всю Харьковскую область. Мы вынуждены применить ядерное оружие против такой наглой агрессии стран НАТО".

– Но мы ведь помним заявление Великобритании об ответе на применение Россией ядерного оружия.

– Нет, заявление касалось совсем другого. Того, что если Россия будет применять ядерное оружие по странам НАТО – не по Украине. На днях Байден сделал заявление: если Россия применит ядерное оружие, она станет полным изгоем.

Я более чем уверен, что никто в мире не станет бомбить Россию атомным оружием, если она применит ядерное оружие в Украине, тем более тактическое ядерное оружие малой мощности. Все покрутят пальцем у виска, все будут в ужасе и в шоке, возможно, даже перестанут покупать у них нефть и газ.

Но я не уверен точно, заставит ли это европейцев перестать покупать эти кровавые нефтепродукты. Казалось бы, все грани перейдены, но они по-прежнему покупают и по-прежнему поддерживают какие-то отношения.

Никто не будет вписываться, потому что это будет означать начало глобальной ядерной войны. И Россия угрожает всем этой ядерной войной.

Путин – это бандит из подворотни, который приставил к горлу женщины нож и кричит: "Я вынужден ее убить, потому что она не хочет быть изнасилованной".

– Но ведь то, что происходит сейчас вокруг Запорожской АЭС, – это ядерный шантаж похлеще применения тактического ядерного оружия. В случае аварии на ЗАЭС пострадает как минимум часть Европы.

– Да, конечно. И грозит России. Поэтому Россия не хочет, чтобы Запорожская АЭС взорвалась, ее тоже не устраивает. Это шантаж и выкручивание рук. Но, как видите, он не оказался таким успешным, как хотела Россия.

Поэтому сейчас ставки повышаются. Тем более что Вооруженные силы Украины продемонстрировали всему миру, и в первую очередь нашему врагу, что победить нас на поле боя невозможно. Враг ищет другие способы разрешения ситуации, в которую они (россияне. – Ред.) вляпались.

Я думаю, что в окружении Путина все его уже прокляли за то, что он втянул их в эту авантюру. Но сейчас все они вместе с ним пытаются выгрести. Все они преступники и ядерные шантажисты – точно такие же, как и их патрон Путин. Никто ему не перечит.

Теперь этот шантаж перешел на новый уровень. Туда, где он уже реально может быть реализован. У них есть ядерные боеприпасы мощностью, например, 2-2,5 килотонны. Конечно, это чудовищная мощность, но они не наносят такого большого урона окружающей среде, от них почти нет никакой радиации, простите за цинизм. Они практически безвредные, как считают военные мужи, которые наклепали тысячи этих боеприпасов в годы холодной войны, когда считалось, что ядерная война возможна.

С тех пор много воды утекло. Все подумали, что ядерная война невозможна, но она опять на пороге.

Этот боеприпас может наделать много беды нашим войскам где-нибудь в Бахмуте, еще где-то, но таким оружием невозможно уничтожить нашу армию. Потому что по каждому окопу стрелять из ядерной пушки не будешь.

Путин не может остановить нас, но он может вызвать шок во всем мире. И тогда он, потирая руки, скажет: "Видите, что вы вынудили меня делать? Вы не отдали мне Украину, сопротивлялись, не позволяли безнаказанно убивать, насиловать, грабить. Держите меня тысяча человек, я очень злой. Если вы не сядете за стол переговоров, я буду вынужден бахнуть по Киеву, по Львову, потом случайно бахнуть по Варшаве, и бог знает, чем это закончится".

Это психопат, это мерзавец. Понятно, что ему ни в коем случае нельзя идти навстречу с этими переговорами и в чем-то давать слабину. Иначе он сожрет. Это гнида, которая должна висеть на одном суку с Гитлером, если бы его можно было повесить. В мире много сволочей, но такие сволочи во главе государств встречаются нечасто и требуют внимания всего мирового сообщества, чтобы не случилась новая мировая, теперь уже ядерная война.