УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Коваленко: в Украине ликвидирован основной боевой потенциал РОВ, однако Европа до сих пор не готова к войне с Россией

4 минуты
203,5 т.
война в Украине

Война России против Украины стала самой масштабной в Европе после Второй мировой. На третий год с начала полномасштабного вторжения российские оккупационные войска потеряли в Украине столько техники, сколько никогда не было и не будет у ряда стран ЕС – членов НАТО, а по некоторым категориям ее потери больше, чем есть у всех европейских стран вместе взятых.

Так что же с готовностью Европы к войне с такой страной, как Россия? Давайте разберемся.

Потери оккупантов

Прежде чем детально рассмотреть этот вопрос, стоит для начала привести данные по потерям российских оккупационных войск согласно двум версиям – Генерального штаба ВСУ и верифицированным данным. Отмечу, что верифицированные данные отличаются от реальных в 2-3 раза, поскольку основаны исключительно на подтвержденной на фото или видео потере вражеской техники.

Согласно данным Генштаба ВСУ российские оккупанты потеряли в Украине:

танки – 7429;

ББМ – 14 281;

ствольная артиллерия – 12 340;

РСЗО – 1058;

ПВО – 783;

авиация – 349;

вертолеты – 325;

автотранспорт – 16 618;

спецтехника – 2027.

Согласно верифицированным данным (фото- и видеофактаж) РОВ потеряли в Украине:

танки – 3000;

ББМ – 6279;

ствольная артиллерия – 1209;

РСЗО – 373;

ПВО – 455;

авиация – 109;

вертолеты – 137;

автотранспорт – 3253;

спецтехника – 500.

Эти показатели позволят оценить возможности Европы по противостоянию российским оккупационным войскам – в случае если бы полномасштабное вторжение произошло в 2022 году не в Украину, а в страны ЕС. А также, и это очень важный момент, если активная фаза войны в Украине будет заморожена на год, два или три, что позволит России накопить потенциал.

Потенциал РОВ в Украине

Согласно примерной оценке на сегодняшний день (на третий год полномасштабной войны) потенциал российских оккупантов составляет:

танки – до 3500;

ББМ – около 8600;

ствольная артиллерия – более 5300;

РСЗО – 1300.

Благодаря высокой интенсивности боевых действий это количество не имеет значительного прироста и военно-промышленный комплекс РФ работает преимущественно на ежемесячную компенсацию потерь, а не на накопление. Прирост количества механизированной компоненты в зависимости от интенсивности боевых действий может составлять до 10% в месяц.

Европейский милитарный потенциал

В 2014 году, когда началось гибридное вторжение в Украину российских войск, в Германии в связи с экстренной ситуацией был проведен аудит Бундесвера – и результат ужаснул среднестатистических бюргеров. Армия Германии оказалась полностью небоеспособной. Большинство техники требовало ремонта, а подготовка военнослужащих желала лучшего.

Полномасштабное вторжение в Украину в 2022 году вынудило практически все европейские страны провести аналогичный аудит, и он лишь подтвердил факт неготовности вооруженных сил ЕС к активным боевым действиям. Из сотен единиц техники того или иного класса только десятки были боеспособными, а общее количество средств, даже у самых крупных и наиболее боеспособных армий, регулярно входящих в ТОП, не хватило бы даже, чтобы удержать на своих границах РОВ в течение не недель, а нескольких дней.

Пример – армия Германии, считавшаяся одной из наиболее боеспособных армий в Европе:

танки – чуть больше 300;

ББМ – более 2800 (колесное и гусеничное шасси);

ствольная артиллерия (САУ) – около 300;

РСЗО – до 50.

В целом танковая компонента в большинстве центрально- и западноевропейских стран представляет собой крайне ущербный род войск. В Великобритании это 200 Challenger 2, во Франции – примерно столько же Leclerc. Суммарно танковый потенциал трех крупнейших армий в Европе менее тысячи, в то время как только в Украине РОВ потеряли около 7,5 тысяч основных боевых танков (ОБТ) и имеют в строю 3500!

В свою очередь, в зависимости от интенсивности боевых действий и потерь РОВ месячный прирост ОБТ у россиян может соответствовать всему танковому потенциалу Франции или Великобритании.

С артиллерией ситуация не лучше. У Великобритании, например, чуть более 200 ствольных артсистем. У Германии около 300. У Франции немногим более 100 артсистем. Это ничто по сравнению с общим артпотенциалом РОВ и возможностью ВПК России ежемесячно восстанавливать сотни единиц артсистем.

По сути, потенциал российского ВПК – отправка в зону боевых действий в 5-6 раз больше артиллерийских единиц, нежели есть на вооружении Франции.

Выводы

На третий год полномасштабной войны европейские страны не демонстрируют разительного наращивания производства боевой техники, которое хотя бы на треть соответствовало бы потенциалу восстановления советского наследия ВПК РФ. Ведущие армии Европы имеют значительно меньший потенциал, нежели Россия, и даже самые топовые вооруженные силы в одиночку не продержались бы против нашествия РОВ – без коллективной поддержки.

Фактически соотношение потенциала и критический дисбаланс в возможностях стран НАТО аккумулировать ресурс демонстрируют, что при целенаправленном ударе РОВ по одной из стран ЕС удержать глубокий прорыв европейской коалиции будет просто невозможно. А то, что в Украине российские войска растеряли более половины своего потенциала, – это именно то, что спасает европейцев от незавидной участи.

Тем не менее тот факт, что в Украине был ликвидирован основной боевой потенциал РОВ, еще не говорит о том, что Россия исчерпала возможности восстанавливаться и продолжать боевые действия. Причем не только против Украины.

Материал подготовлен в рамках совместного проекта OBOZ.UA и группы "Информационное сопротивление".