Селезнев: Путин ищет слабые места в украинской обороне, но наступать пока не способен. Интервью

4 минуты
162,0 т.
Селезнев: Путин ищет слабые места в украинской обороне, но наступать пока не способен. Интервью

Мощные атаки армии страны-террориста России в течение как минимум ближайшего месяца невозможны. У границ с Украиной, включая территорию Беларуси, у врага нет необходимой для этого группировки в 50 тыс. военных. В любой момент оккупант может начать активную подготовку к наступлению, но такие приготовления не останутся незамеченными военными разведками – западными и украинской.

Видео дня

Тем не менее, в настоящее время оккупационная армия продолжает "прощупывать" украинскую оборону, пытаясь найти в ней слабые места. В частности, в районе Авдеевки враг устроил "реальный ад". Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL озвучил военный эксперт Владислав Селезнев.

– По поводу периода до конца зимы звучат разные прогнозы. О том, что Путин не будет идти в наступление до марта, что он может изменить планы в любую минуту и при наличии необходимых сил сразу же бросить их на украинский фронт. Каков ваш прогноз? Можно ли ожидать кульминации, перелома в войне в ближайшие полтора месяца?

– Я стараюсь быть ответственным экспертом, прогнозы которого реально работают, а не продуцировать какие-то информационные сообщения, которые не имеют ничего общего с реальностью. Поэтому я исхожу из следующих соображений.

Я очень внимательно отслеживаю перемещения путинской армии и четко понимаю: чтобы сформировать ударную группировку численностью 45-50 тыс., им необходимо как минимум четыре недели. Утром (20 января. – Ред.) Генеральный штаб ВСУ сообщил: ударные группировки на территории республики Беларусь, Брянской, Курской и Белгородской областей не сформированы.

Поэтому как минимум до 20 февраля никаких движений я не прогнозирую, то есть достаточно мощных атак путинской армии не будет.

Но я прекрасно понимаю, что с завтрашнего дня могут начаться определенные масштабные перемещения, изменения, которые уже 21 февраля могут существенно повлиять на ситуацию на поле боя.

На примере Запорожской области я могу сказать, что вчерашняя (19 января. – Ред.) прорывная атака взвода российских "чмобиков", которые пытались атаковать наши позиции при поддержке бронетехники на Ореховском направлении, очень быстро закончилась. Они распрощались со своими жалкими жизнями и превратились в "двухсотых".

Это говорит о том, что российская армия все равно на тактическом уровне продолжает прощупывать наши оборонительные позиции. То, что происходит в настоящее время в районе Авдеевки – это реальный ад. Путинская армия не жалеет штурмовых подразделений, постоянно направляет их в бой в районе Красногоровки. Там сейчас очень сложная ситуация. Путин ищет слабые места в украинской обороне.

Так он действовал в районе Соледара и сейчас действует в районе Бахмута. Подобные события происходят в районе Сватово и Кременной, где путинская армия вынуждена реагировать, рефлексировать на действия украинских Сил обороны. Наши войска слишком близко подошли к Кременной, угрожающей стала ситуация и в районе Сватово.

Война продолжается, но для того, чтобы российская армия имела возможность проводить масштабные наступательные операции, им нужно сосредоточить на направлении главного удара соответствующее количество сил и средств. Плюс необходимо создать центры управления, командные пункты.

Теперь все это очень быстро становится публичным, потому как над этим вопросом серьезно работают западные и украинская разведка.

Все мы видели сообщение о том, что с необъявленным визитом в Киеве побывал директор ЦРУ. Он побеседовал с президентом Украины, Верховным главнокомандующим Вооруженными Силами Украины Владимиром Зеленским. Очевидно, что президент Украины обладает какой-то информацией.

Важно, чтобы о планах путинской армии в первую очередь знал президент, наш Генеральный штаб, главнокомандующий, а уж мы по действиям российской армии и контрдействиям украинских Сил обороны узнаем об этом постфактум. У нас несколько иная миссия.

– Действительно, ситуация очень динамичная. По поводу, собственно, резервов – насколько мощное наступление способна организовать Россия с учетом мобилизационного ресурса? Каково самое уязвимое место в армии врага?

– Сегодня она не способна организовать ничего, потому что нет ударных группировок. Что касается уязвимых мест, то любое наступление в городской застройке всегда очень сложное, бои в таких условиях очень вязкие. А вот там, где степи, открытые поля – там боевые действия могут проходить достаточно динамично. В местах, где есть леса, можно организовывать неожиданные атаки противника.

Поэтому Луганское направление для путинской армии крайне опасно. Думаю, это вопрос времени – когда украинская армия пойдет в контрнаступление на Запорожском направлении, чтобы перерезать сухопутный коридор.

Мобилизационный ресурс, безусловно, усиливает позиции российской армии, но при наличии достаточного количества артиллерийских снарядов он очень быстро превращается в "двухсотых". Это вопрос времени. Конечно, это немного отсрочит момент поражения Путина, но в этом противостоянии Украина победит.

– В The New York Times озвучили предположение о том, что сегодня США готовы оказать поддержку Украине в борьбе за Крым. Считаете ли вы, что есть реальная возможность сначала отрезать южную группировку врага, а затем освободить наш оккупированный полуостров?

– Это вполне логично. Без уничтожения группировки врага, действующей на юге Херсонской и Запорожской областей, вести речь о деоккупации Крыма невозможно. Вначале враг уничтожается там, затем переходим к уничтожению врага на территории Крыма и Севастополя.

– Что для этого необходимо? Танки Abrams, Leopard-2, какое-то еще более мощное наступательное вооружение?

– Ответ США по поводу Abrams совершенно логичный – слишком дорогая логистика. Bradley – это уже хорошая история. Сами американцы называют их не танками, а "уничтожителями танков". Плюс общеизвестный факт: в ходе иракской кампании с помощью этих танков было уничтожено наибольшее количество вражеской бронетехники.

– Вооружение, которое будет предоставлено Украине по итогам "Рамштайна-8" и которое уже было анонсировано – может ли оно способствовать тому, что украинская армия получит намного большие возможности именно для успешного контрнаступления?

– Да, это как раз оружие наступательного характера, которое позволит нам реализовать определенные планы по освобождению Украины от оккупантов.

– Остается последний вопрос – когда ВСУ смогут применить эти вооружения?

– Временной интервал между политическими заявлениями и поставками техники в боевые порядки, ее применением может составлять от нескольких дней до нескольких месяцев. Да, тут есть бюрократические моменты, есть моменты, связанные с логистикой, то есть с перемещением этой техники, а также вопрос с обучением украинского персонала, который будет эксплуатировать эту технику.