Генеральный директор "Добробута" Вадим Шекман: мы несли серьезные убытки, но не могли закрыться и бросить на произвол судьбы пациентов и сотрудников

8 минут
76,7 т.
Генеральный директор 'Добробута' Вадим Шекман: мы несли серьезные убытки, но не могли закрыться и бросить на произвол судьбы пациентов и сотрудников

Миллионы гривен помощи от благотворителей и сотни операций пострадавшим от войны гражданским и воинам — таков предварительный "военный счет" медицинской сети "Добробут". С ее генеральным директором Вадимом Шекманом беседуем о том, как компания встретила первый день полномасштабной войны, почему он, гражданин США, не покинул Украину, а также о том, кто помогает финансировать бесплатные операции для украинских военных и пострадавших от боевых действий, как волонтерам повысить эффективность своей помощи медикам и защитникам Украины.

Видео дня

— Вы иностранец, но остаетесь в Украине, когда здесь идет война. Почему Вы сделали такой выбор?

Иностранец я довольно относительный, ведь родился и вырос в Киеве, более 30 лет прожил в США. Вернувшись сюда, начал работу в сети клиник "Добробут". Если бы с началом войны я покинул Украину — это было бы нечестно по отношению к "Добробуту", к коллективу. Любой бизнес — это команда, люди. Если бы я уехал, это было бы неправильно – ведь команда осталась здесь, все работали.

— Каким Вы запомнили свое утро 24 февраля? Каковы были Ваши первые реакции и действия?

Я принадлежал к числу пессимистов – был уверен, что полномасштабная война действительно начнется. За месяц-полтора до нее мы обсуждали перспективы, сформировали кризисный план. 24 числа я проснулся в 4 часа утра — понял, что началась война. Оперативно собрали кризисное совещание. Кто смог — приехал лично, кто нет — присоединился в Zoom. После обсуждения мы стали действовать согласно выработанному до войны плану. Конечно, были неожиданные события, что-то происходило не так, как мы предполагали… Но в целом подготовка позволила нам не растеряться и продолжить работу. В первые, самые тяжелые недели войны мы принимали больных и раненых, а наш госпиталь стал домом для моих коллег – врачи буквально жили там, в палатах и коридорах, круглосуточно предоставляя помощь людям.

Генеральный директор ''Добробута'' Вадим Шекман: мы несли серьезные убытки, но не могли закрыться и бросить на произвол судьбы пациентов и сотрудников

— Хватает ли Вам врачей?

Это одно из преимуществ "Добробута": мы большая команда, у нас сегодня работает почти 2800 человек (на начало полномасштабной войны было чуть более 3000), так что даже в самые напряженные недели нам хватало специалистов. Около 120 наших сотрудников выехали за границу, но многие вскоре вернулись. Наша основная цель — сохранить команду. Из-за снижения спроса на услуги сети и из-за того, что множество наших поликлиник были закрыты, мы были вынуждены в мае приостановить контракты примерно с 20% специалистов, но постепенно возвращаем сотрудников на рабочие места.

— Взаимодействуют ли "Добробут" и его специалисты с коллегами из других частных клиник, государственной системы здравоохранения, с "полевой" медициной, чтобы оказывать помощь людям?

Мы на связи с коллегами из других медучреждений, сотрудничаем с волонтерами. Люди, пострадавшие от боевых действий, и раненые военные чаще всего попадают к нам на лечение именно через волонтеров. Когда в Краматорске российские войска обстреляли толпу людей на вокзале, "Добробут" оказывал помощь нескольким тяжелораненым — мы забрали их к себе, прооперировали, занимались реабилитацией. Точно так же работаем с военными: первую помощь им оказывают в полевых госпиталях, а далее, если к нам обратились за помощью, мы забираем бойцов на лечение.

Генеральный директор ''Добробута'' Вадим Шекман: мы несли серьезные убытки, но не могли закрыться и бросить на произвол судьбы пациентов и сотрудников

— Как прошли первые недели, когда враг был на подступах к Киеву, а фронт — в пригороде столицы?

Мы были готовы к тому, что упадет до нуля плановый спрос — у людей будут другие заботы. Функционировал 24 часа в сутки наш госпиталь — там есть и поликлиника для обслуживания людей в экстренных ситуациях. Мы тогда на время приостановили все плановые операции, поскольку они не жизнеспасающие, а нам нужны были резервы для приема возможного потока раненых гражданских и военных. "Добробут" полностью сосредоточился на ургентных случаях. Начиная с апреля, когда наши защитники отогнали вражеские войска подальше от Киева, мы стали постепенно открывать поликлиники, в том числе филиалы в Киеве, Ирпене и Броварах.К нынешнему времени15 наших медицинских центров в Киеве и области возобновили свою работу.

— Что помогло "Добробуту" удержаться на плаву и какие у компании перспективы?

Мы крупная компания — у нас запас прочности, наверное, больше, чем у других. Я говорю не столько о финансах, сколько о людях – это сплоченная многими годами совместной работы команда. Мы достойно приняли этот вызов: работаем, с уверенностью смотрим в будущее. До войны у нас были глобальные планы. Они остаются прежними, но пока мы их отложили. Планируем стать оператором национального уровня — открыть филиалы во всех крупных городах Украины, услуги в которых будут доступны каждому украинцу. Правда, сейчас об открытии новых центров не думаем — это наш план после Победы. Пока что мы хотим завершить проекты, работу над которыми начали до вторжения: запустить госпиталь на левом берегу Киева, на проспекте Бажана, и медицинский центр на Русановке.

Генеральный директор ''Добробута'' Вадим Шекман: мы несли серьезные убытки, но не могли закрыться и бросить на произвол судьбы пациентов и сотрудников

— С первых дней войны "Добробут" заявил о готовности помогать раненым и пострадавшим от боевых действий. Скольким людям вы уже помогли?

Огромную помощь в этом нам оказали фонды, гуманитарные организации и частные лица. Их поддержка позволила нам бесплатно предоставить медицинскую помощь более чем 20 тысячам человек.

— Почему понадобилась поддержка самому "Добробуту"?

Мы несли серьезные убытки, но не могли закрыться, не могли бросить на произвол судьбы пациентов и сотрудников. "Добробут" — это частный бизнес без государственной или иной сторонней поддержки: сами закупаем оборудование, медикаменты, расходные материалы, оплачиваем коммунальные услуги, платим зарплату, налоги и несем множество других расходов. В условиях полномасштабной войны это непомерная нагрузка — мы стали искать альтернативные решения. Тогда и возникла идея обратиться к зарубежным организациям.

— Какой была эта помощь?

Нам удалось привлечь к сотрудничеству крупные американские фонды Children of War Foundation и University of Miami Global Institute, а затем – международную гуманитарную организацию Direct Relief, работающую в 80 странах мира. Их финансовая поддержка позволила нам предоставлять бесплатную госпитальную, в том числе хирургическую помощь в нашем лечебно-диагностическом центре на Идзиковских сотням людей. Благодаря поддержке International Medical Corps нам удалось буквально за неделю перезапустить нашу клинику в Ирпене и организовать, как только его покинули оккупанты, бесплатную медпомощь местным жителям. На тот момент там еще не возобновили подачу электричества — оборудование в нашей клинике работало от генераторов. Также при поддержке IMC мы возобновили тогда работу медцентра "Добробут" в Броварах. Фонд оплачивал расходы, зарплаты специалистов, а специалисты "Добробута" помогали людям.

— Давайте в знак признательности за их помощь назовем организации, фонды и меценатов, которые поддерживали "Добробут", чтобы вы могли бесплатно спасать людей!

Кроме тех крупных международных фондов, о которых я говорил, нас поддержал украинский фонд "Таблеточки", благодаря которому у нас действовали бесплатные программы паллиативной помощи, реабилитации и медицинской помощи на дому. Мы сотрудничаем с благотворительным фондом Leo Foundation — он выделяет средства на лечение в нашем госпитале раненых и пострадавших от военных действий, а также на бесплатные тренинги от инструкторов "Добробута" по домедицинской помощи для военных и учителей.

— Была ли поддержка от украинских партнеров?

Многие украинские компании и бизнесмены также идут нам навстречу: поставщики продлевают сроки оплат, кто-то помогает медикаментами, кто-то дает существенные скидки. Особо хочу поблагодарить нашего давнего стратегического партнера в сфере недвижимости — инвестиционную компанию Dovgiy Family Office (компания семьи Довгих – прим. ред.) за то, что с первых дней войны она проявила свою вовлеченность и продемонстрировала социальную ответственность. В первые месяцы войны они не взяли с нас ни копейки за аренду зданий и сейчас идут нам навстречу, предоставляя существенные дисконты на аренду. Это огромная поддержка, ведь площади больничных корпусов, которые арендует "Добробут", очень большие — это существенные расходы. Такая поддержка не просто помогла нам выстоять. Сэкономленные на аренде средства мы направили на социальные программы — бесплатные консультации врачей для внутренне перемещенных лиц, значительные скидки для военных. Так наша команда смогла оказать медицинскую помощь еще большему количеству людей, пострадавших из-за войны. Также с Dovgiy Family Office мы реализуем другие социальные проекты и волонтерские инициативы, например, сбор средств для поддержки военных медиков движения "Госпитальеры".

Генеральный директор ''Добробута'' Вадим Шекман: мы несли серьезные убытки, но не могли закрыться и бросить на произвол судьбы пациентов и сотрудников

 

— Расскажите о таких совместных проектах подробнее.

Мы помогали DFO и "Госпитальерам" в проекте по сбору средств на закупку турникетов. Это критически важный проект — от наличия качественных турникетов на фронте зависит жизнь наших бойцов. Это серьёзный вклад в оборону страны и спасение людей, которые нас защищают. Мы помогали не только организационно, но и спасали раненых госпитальеров. "Добробут Фундация" — наш фонд, который до войны задумывался для финансирования операций детям с врожденными пороками сердца и других "мирных" медицинских проектов. Но когда началась война, его ролью стал сбор денег на бесплатную медицинскую помощь. На данное время фонд благодаря помощи разных благотворителей и организаций привлек около 13,5 млн грн., из которых значительная часть пошла на медицинскую помощь бойцам и людям, пострадавшим от боевых действий – врачи "Добробута" провели более 500 операций, благодаря чему спасли людей, пострадавших от войны. Почти на 7 млн грн. "Добробут" оказал гуманитарной помощи в виде медикаментов и медицинских расходных материалов.

— Насколько я понимаю, Вы еще консультируете проект с "Госпитальерами" по сбору денег на турникеты? Почему настолько важна экспертная помощь медиков?

В рамках нашего образовательного проекта "Академия Добробут" мы до войны проводили тренинги по оказанию первой домедицинской помощи. Последние месяцы при поддержке фонда Leo Foundation инструкторы нашего учебно-тренингового центра также проводят бесплатные тренинги по тактической медицине для военных и учителей. Инструкторы "Добробута" учат курсантов пользоваться турникетами, которые позволяют быстро и эффективно остановить кровотечение. Качество турникетов — это вопрос жизни и смерти, а мы можем помочь в их выборе. К сожалению, на украинском рынке из-за огромного спроса есть большое количество некачественных турникетов. Это не всегда злой умысел. Зачастую это следствие большого желания волонтеров помочь, они отдают все силы, но некачественный турникет может привести к смерти раненого или потере конечности. Поэтому мы помогаем и собирать деньги, и правильно выбрать турникеты, которые можно раздавать нашим защитникам.

Генеральный директор ''Добробута'' Вадим Шекман: мы несли серьезные убытки, но не могли закрыться и бросить на произвол судьбы пациентов и сотрудников

— Какие практические советы Вы как профессиональный медицинский менеджер дали бы волонтерам и меценатам, которые сейчас стремятся помогать в сфере медицины?

Огромному количеству людей не хватает координации. Волонтеры зачастую пытаются помочь одним и тем же клиникам или людям, ищут одни и те же вещи, лекарства, медприспособления. Вторая проблема — отсутствие у многих хотя бы минимального понимания медицины. Люди искренне пытаются помочь, но деньги уходят на медицинские препараты, не имеющие доказанной эффективности, сертификации, или на вещи, в которых попросту нет необходимости. Еще хуже, когда деньги уходят на некачественный товар, как, например, в случае с турникетами. Очень важно, чтобы волонтеры обращались к медикам за экспертной оценкой — так эффективность помощи возрастает в разы. Консультируйтесь, советуйтесь со специалистами!