Военный эксперт Мельник: у армии Путина проблемы с ракетами, иранские беспилотники не помогут. Интервью

5 минут
57,0 т.
Военный эксперт Мельник: у армии Путина проблемы с ракетами, иранские беспилотники не помогут. Интервью

Потенциал армии страны-агрессора России пока несравненно меньше, чем тот, что она имела в начале широкомасштабного вторжения или даже месяц назад. Попытки существенно восстановить его, в частности благодаря беспилотникам из Ирана, не дадут желаемого эффекта, ведь контрнаступательный потенциал украинской армии постоянно растет.

Видео дня

Использование врагом для нанесения ударов по Украине специфических ЗРК С-300 свидетельствует о том, что с ракетами для наземных целей у него серьезные проблемы. Ведь С-300 – это прежде всего противовоздушный комплекс. Однако плохая новость в том, что у оккупанта есть много такого вооружения.

В то же время на фоне неудач на фронте в Кремле снова начали искать виновных среди генералов. Но назначение новых не изменит ситуацию коренным образом, ведь речь идет о лояльных власти, а не профессиональных военачальниках. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал содиректор программ внешней политики, координатор международных проектов Центра Разумкова, военный эксперт Алексей Мельник.

– По сообщению пресс-центра Сил обороны Украины "Юг", сейчас украинские защитники имеют все необходимое, чтобы не дать врагу наращивать силы на юге, численность армии оккупанта постоянно уменьшается. Согласны ли вы с такими положительными оценками? Ваш прогноз, как будут развиваться события в этой части фронта дальше?

– Это официальный источник информации. По-видимому, они обладают деталями относительно наших сил и сил противника. Есть подтверждение этой информации из независимых зарубежных источников.

Но есть некоторые нюансы. Следует понимать, что никогда невозможно полностью обеспечить все потребности. Когда военные утверждают, что у них достаточно сил и средств для выполнения определенных целей, следует понимать, что есть план, стратегия и этих сил достаточно именно для реализации этой стратегии.

Поэтому, говоря о прогнозе дальнейшего развития событий, важно понимать, какую именно стратегию реализует украинское командование. Ставка делается не на ежедневные сообщения об освобождении какой-либо части территории или населенных пунктов. В первую очередь ведется работа по истощению наступательного и оборонного потенциала противника.

Мы помним ошибки 2014 года, когда один печально известный полководец, руководивший в то время министерством обороны, практически ежедневно ездил вдоль линии фронта и поднимал флаги, не понимая того, что тогда Вооруженные силы были затянуты в капканы, которые закончились Иловайском.

Поэтому, скорее всего, это свидетельство того, что украинское командование достаточно хорошо проанализировало негативный опыт и сейчас реализуется совсем другая стратегия.

Я думаю, мы будем получать приятные новости об освобождении населенных пунктов, возможно, с некоторым опозданием. Здесь применяется абсолютно эффективная рациональная тактика для того, чтобы не штурмовать их, а создавать условия, при которых враг будет вынужден просто отходить. В случае необходимости населенные пункты штурмуют, если сопротивление нашим войскам будет минимальным.

Что касается временных рамок, я не берусь делать прогнозы, потому что это зависит от очень большого количества факторов – как от действий нашей стороны, так и от того, насколько противник сможет мобилизовать резервы, перебросить их на те участки, где сейчас происходят активные контрнаступательные действия Украины.

Речь идет не об одном участке, а о нескольких участках. Сейчас обозреватели не имеют четкого понимания, где именно проходит основная контрнаступательная операция, а где вспомогательные для того, чтобы вводить противника в заблуждение или отвлекать его силы.

– Как вы оцениваете наступательный потенциал врага? Появилась информация о том, что в ночь на 5 сентября российские оккупанты ударили по Николаеву, применяя ракеты С-300. Мы также знаем, что недавно российские С-300 были переброшены через пролив Босфор из Сирии на территорию РФ. Как враг может использовать эти системы в войне в Украине?

– Использование врагом ракет С-300 для ударов по наземным целям является свидетельством того, что Россия в определенной степени исчерпала свой потенциал ракет, предназначенных именно для нанесения ударов по наземным целям.

Потому что С-300 – это противовоздушный комплекс. Он может использоваться для ударов по наземным целям, но это его вспомогательная функция. Это особенности конструкции ракеты. С-300 опасны, они наносят большой вред, но они не могут быть компенсаторами тех ракет, которые созданы для наземных целей. У них меньшая точность и меньший боевой заряд.

Следовательно, это вынужденная мера России – массовое привлечение С-300 для использования в неспецифических для них задачах. Но плохая новость в том, что, по сообщениям нашей разведки, именно эти ракеты россияне имеют в избытке. Поэтому при всех недостатках все равно это большая угроза для Украины.

Если говорить в целом о наступательном потенциале РФ, то по сравнению с тем, что было еще месяц назад, не говоря уже о шести месяцах назад, по подтверждению многих источников, он преимущественно исчерпан. Меры, которые сейчас в пожарном порядке пытаются осуществлять российские власти по мобилизации человеческого ресурса, по поиску техники, вооружений, являются подтверждением того, что Россия не изменила своих намерений. Об этом, в частности, свидетельствует и заявление Пескова об их видении, так сказать, урегулирования конфликта.

Но даже использование каких-то ограниченных источников поставок типа иранских беспилотников или переброски остатков своих вооружений из Сирии вряд ли спасет ситуацию, если будет сохранена динамика наращивания наступательного потенциала украинской стороны.

– В командовании вооруженных сил врага новые чистки. Там снова уволили несколько генералов. Что происходит? Ведь генерал – достаточно ценная фигура для войска, и их не так уж много. Почему ими так легко разбрасываются в Кремле?

– Можно вспомнить цитату Швейка, говорившего: "Дела шли хорошо, пока не вмешался генеральный штаб". Действительно, априори генерал – это мозг, это руководящая и координирующая сила. Но учитывая негативный селекционный отбор, характерный для России и других авторитарных режимов, вряд ли находящиеся там на руководящих должностях генералы заслужили эти должности именно благодаря своим деловым качествам.

Когда критерием становятся лояльность, патриотизм, протекционизм и т.п., довольно часто на эти должности попадают люди, которые, цитируя классика, "давно превзошли уровень своей некомпетентности". Но даже если предположить, что некоторые из них действительно профессионалы и ведущие полководцы, то еще одна особенность этого конфликта – это то, что, условно, политические цели по Украине доминируют над военным планированием. Интенсивное вмешательство политики в планирование военных операций почти всегда приводит к провалу военных.

Следующим шагом является поиск виновных, потому что признать, что политические указания были неверными, политики не могут. Виновных ищут на уровне исполнителей. Однако это совсем не оправдывает генералов. Как они достигли своих должностей? Они никогда не должны были высказывать свое мнение или противоречить тому, что им говорит руководство.

Итак, сейчас будет поиск виновных. Хорошая новость – это то, что их преемники вряд ли будут лучше тех, на чье место их поставят.