Детей били на глазах у родителей и издевались над стариками: партизан из Херсона рассказал, как помогали ВСУ с оккупации

6 минут
20,7 т.
Что происходило в оккупации на Херсонщине

Украинский партизан из освобожденного поселка Широкая Балка Станиславской громады на Херсонщине, 23-летний Алексей проходит сложное лечение после того, как оккупанты прострелили ему ногу. Мужчина помогал Силам обороны Украины и координировал удары нашей артиллерии, хотя рисковал собственной жизнью.

Видео дня

Он признался "Телеграфу", что о некоторых событиях, которые происходили во время оккупации, предпочел бы забыть. Росгвардия, которая "воевала" с гражданскими, мучила и стариков, и несовершеннолетних.

"Например, брали парня (ему 16 лет), надевали на голову шлем и били металлическим табуретом, пока он не потеряет сознание. Часто это делали на виду у родителей. У них нет ничего человеческого", – рассказал украинец.

Жестоко избили и 80-летнего дедушку. "Если он говорил то, что думает, то получал прикладом в лицо. Или могли бросить его на всю ночь в холодный окоп, чтобы "подумал над своим поведением", – сообщил Алексей.

Он партизанил вместе со своим братом, хотя их несколько раз допрашивали, сильно избивали, угрожали убийством. Они помогали армии с самого начала полномасштабного вторжения.

"Военкоматы не могли принять всех, а у меня еще и была определенная травма. Но нужно было что-то делать. Сначала мы охотились на колонны россиян за территорией нашей громады. Они ездили в обход, поэтому мы искали россиян в полях, делали фотографии, корректировали огонь", – сказал Алексей.

Целями партизан была, в частности, военная техника ВС РФ, которая шла в сторону Николаева. Когда ВСУ начали уничтожать ее одну за другой, захватчикам пришлось искать другие дороги. На четвертый день оккупации Алексея, его брата и их 18-летнего друга забрали российские военные. Видимо, на них донес кто-то из коллаборантов.

Украинцев допросили, пытаясь найти связь с ВСУ, но они заранее проговорили все возможные ответы. Военного прошлого у них не было и враг не смог ничего узнать.

"Потом нас повезли в Херсонскую ОГА. На первых порах они всех туда возили. Там нас хотели расстрелять, но что-то пошло не так. Нас отпустили", – вспомнил мужчина.

Он признался, что очень боялся за брата – у него во всю спину татуировка герба Украины и на руке – строфы из украинского гимна. Парню просто повезло, потому что оккупант поднял футболку и куртку только до половины и ничего не заметил. Компанию взяли "под наблюдение", сказали, что будут приезжать и проверять, дома ли они.

Росгвардия, которая кошмарила местное население, была первой, кто бежал, когда что-то происходило совсем близко. Чем дальше, тем более жестокие группы оккупантов приезжали в поселок. Были и "ДНРовцы", 80% "с промытыми мозгами", как сказал украинец.

"Небольшой процент был тех, кого собрали по остановкам чуть ли не в тапочках, они не шли воевать. Но как только они решались идти сдаваться в плен, какая-нибудь "крыса" их сдавала и в тот же день их расстреливали свои же", – сказал партизан.

"Женщин у нас не насиловали только потому, что нашлись такие, которые не были против взять их всех на себя. У нас даже свадьбы здесь были, наши женщины потом шли к ним в окоп. Они потом и уехали со своими россиянами", – добавил он.

В это время украинские патриоты искали способы, как выследить противника. Алексей из семьи фермеров, у которой были поля, техника. Это помогало следить за вражескими позициями, артиллерией ВС РФ в полях, фотографировать и отправлять защитникам страны.

"Мы делали вид, что идем работать в поле. Могли наткнуться прямо на их позиции, но начинали валять дурака. Они в ответ угрожали, что начнут стрелять. Но мы все равно продолжали собирать информацию", – заявил партизан.

Сожженная техника оккупантов в поле
Сожженная техника ВС РФ

Это происходило в течение шести месяцев. Сначала там работал украинский интернет, но потом захватчики его отключили. Партизаны по ночам искали места, где была украинская связь, преимущественно в Станиславе. "Это было очень опасно, поэтому мы пытались собрать побольше информации и сразу отправить ее", – пояснил мужчина.

Сразу после того, как отрабатывала украинская артиллерия, приезжала росгвардия и запугивала всех, кто был призывного возраста, и даже парней 16-17 лет. Людей забирали в подвал школы в Станиславе, устраивали там допросы с пытками. Если кто-то прокалывался, то его забирали Херсон – никто не знал, куда именно. Если человек выдерживал все издевательства, то его могли отпустить, но каждое утро ему приходилось идти к врагу и отмечаться, что он на месте.

"Когда последний раз сильно накрыли село, мы поняли, что снова придут нас забирать, и решили ночью уходить из села к нашим. Страшно было за маму, ей приходилось видеть, как нас избивали.

Мы обсудили дорогу, взяли обычный старый прибор ночного видения и пошли. Когда нам оставался с километр до позиций наших ребят в поле, мы наткнулись на российский пункт наблюдения. Мы их не видели, они сидели в блиндаже. Когда мы подползли, из блиндажа вылез российский солдат с тепловизором. Крикнул нам: лежать. Они по рации передали своим, что поймали нас. Пока лежали, их солдат сделал первый выстрел над головами, а второй мне в ногу", – вспомнил Алексей.

У мужчин на тот момент с собой не было ничего, кроме пустых телефонов с фотографиями их детей. Оккупанты приказали ползти к ним, начали бить и издеваться.

"Затем пришел их командир, спросил, почему мы здесь и почему ночью. Мы ему ответили, что мы хотим к своим семьям. Что через Васильевку не пускают. Начали рассказывать им ложь, которую подготовили заранее. Командир сказал своим солдатам принести жгут, потому что у меня открылось сильное кровотечение. Я перетянул ногу жгутом, попросил две дощечки и зафиксировал кое-как ногу. Они закинули меня на носилки и понесли к себе на позиции", – рассказал партизан.

Его брата привязали к дереву, начали бить палкой. Оккупанты выстрелили куда-то и сказали Алексею, что его брата застрелили. Но он слышал его голос и знал, что это не так.

"Командир снова спросил: куда вы шли. Я рассказал ту же историю. Он снова к брату. Через полчаса вернулся и говорит: у меня тоже есть семья, поэтому ты уедешь, документы потом получишь", – передав слова оккупанта украинец.

Его на КамАЗе отвезли в госпиталь в Широкую Балку, а брата забрала росгвардия. Допрашивала сутки, но он настаивал на одном и том же. Ему снова повезло с татуировками, потому что одежду полностью не снимали. В итоге его, всего в синяках, отпустили идти домой пешком.

"Там таких ребят еще полсела было. Россияне все хотели узнать, кто их бомбит, кто корректирует. У нас всех всегда была отговорка, что наши видят их через спутник", – рассказал Алексей.

Через неделю после того, как брата отпустили, россияне начали выезжать из села на левый берег. Убегали на чем могли, воровали тракторы, прицепы и другое имущество украинцев – даже кухонные ножи.

Алексей месяц пролежал в больнице, потом его заставили выписаться. "Я вернулся домой, но мы уже ничем не могли помочь нашим: я с поломанной ногой, брата никуда не выпускают. Поэтому мы просто ждали месяц. А потом зашли наши, 28-я бригада. Мы даже поначалу не понимали, что это действительно произошло. По привычке удаляли все с телефона, а чтобы говорить с родными, забирались на крышу", – вспомнил мужчина.

На третий день, когда населенный пункт деоккупировали, туда приехал руководитель обороны Николаева генерал Дмитрий Марченко.

"Он забрал меня, мы объехали всех остальных ребят, участвовавших в сопротивлении. А потом он меня привез в больницу Николаева, взял лечение мое полностью на себя. Мне очень неловко, я ведь не служил, а мне такой подарок", – заявил партизан.

Ему нужна еще одна сложная операция. Ногу спасли, хотя в ней много осколков и кости раздроблены, не срастаются. Нужно поставить имплантат. Украинец надеется, что скоро поправится и сможет увидеть родных.

"У меня есть дочь, она родилась уже после февраля, есть жена, которую я отправил на свободную Украину. Я еще не видел дочь, "русский мир" "освободил" меня от этой возможности. Но я скоро приеду, надеюсь, увижу ее. А так, всего, что мне нужно, добьюсь сам. Меня так воспитывали. Я не привык ко вниманию, мне стыдно брать и стыдно просить. Мне главное – встать на ноги", – подытожил мужчина.

Широкая Балка Херсонской области на карте

Как писал OBOZREVATEL:

– Ранее СБУ задержала в Херсоне коллаборанта, который "выбивал голоса" за присоединение региона к России. Он работал в "избирательной комиссии", которую захватчики создали в период оккупации областного центра.

– Убегая из Херсона от контрнаступления Вооруженных сил Украины, оккупанты ограбили отделение "ПриватБанка", вскрыли все ячейки и похитили ценные вещи украинцев.

Только проверенная информация у нас в Telegram-канале Obozrevatel и в Viber. Не ведитесь на фейки!