Волошин: армия Путина будет держаться за Херсон до последнего, но ВСУ делают свое дело. Интервью

4 минуты
23,0 т.
Волошин: армия Путина будет держаться за Херсон до последнего, но ВСУ делают свое дело. Интервью

Херсонское направление и сам город Херсон остаются приоритетом для страны-террориста России. Враг бросил туда наиболее боеспособные подразделения, оборудовал мощную систему обороны и намерен держаться за эти позиции до последнего. Здесь продолжаются ожесточенные бои, которые еще раз подтверждают: российская армия не собирается оставлять эти позиции добровольно. В то же время украинская армия знает, что делает, и методично освобождает оккупированные территории.

Видео дня

Иранские баллистические ракеты, которые получит страна-оккупант, могут быть использованы для нанесения ударов по объектам критической инфраструктуры Украины, и решение СНБО о нанесении упреждающих ударов по военным объектам врага является очень своевременным. Украинская разведка располагает детальной информацией о таких локациях на территории врага. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал экс-спикер Генерального штаба ВСУ, участник многочисленных миротворческих операций, военный эксперт Владислав Волошин.

– Секретарь СНБО Алексей Данилов заявил, что Украина будет применять новую стратегию относительно ракетного террора нашей страны – вражеские ракеты должны уничтожаться еще до их запуска. Какими могут быть упреждающие действия? Могут ли упреждающие удары наноситься не только по территории России, но и по территории Беларуси?

– Данилов совершенно прав в том, что гораздо легче не дать ракете запуститься, чем потом ее сбивать. Но относительно упреждающих ударов – это вопрос к политическому руководству страны, в частности о нанесении ударов по территории Беларуси и по тем военным объектам, которые там расположены.

– Но можем ли мы быть уверены в том, что все эти объекты учтены Украиной, что все они отображены на картах Генштаба ВСУ?

– Да, без сомнения. Украинская разведка, разведки стран – партнеров Украины на Западе, западные спецслужбы знают о таких объектах практически все. У России от нас почти нет секретов.

Если политическое руководство Украины, в частности Данилов, делает такие заявления, то он знает, о чем говорит, у него есть такая информация. А если она есть у него, значит, она есть и у наших спецслужб, у нашей разведки.

– Секретарь Совбеза России Патрушев поехал в Иран договариваться о поставках в РФ баллистических ракет. Одновременно США анонсировали новый пакет военной помощи Украине для помощи в освобождении Херсона. Считаете ли вы, что между этими событиями может быть связь? Могут ли иранские баллистические ракеты использоваться оккупантом для удержания занятых территорий Херсонщины?

– Взаимосвязаны ли эти события? Скажем так, в том, что Иран будет поставлять России баллистические ракеты и дополнительные беспилотники, нет никаких сомнений. Такие заявления звучали еще некоторое время назад.

Но Россия будет использовать эти ракеты не только для ударов, как там заявляют, "по центрам принятия решений", но и по инфраструктуре Украины, как она это делает сейчас – по критической, энергетической инфраструктуре. Такие удары она использует как оружие против украинского народа, а не только против украинского государства. Мы видим из характеристик иранских ракет, что они предназначены для того, чтобы совершать именно такие удары.

США и другие наши союзники предоставляют и будут предоставлять нам помощь, и не только для освобождения Херсона, но чтобы освободить всю территорию Украины. Всю западную помощь мы используем для того, чтобы освободить всю Украину. Это вооружение пойдет не только на Херсон, но и на другие направления, где у нас сейчас довольно непростая ситуация. Например, на Донбассе, в районе Бахмута, Донецка, на Запорожском и Харьковском направлениях.

Там, где я нахожусь сейчас, на Херсонском направлении, тоже идут ожесточенные бои. Поэтому говорить о том, что эта помощь только для Херсона, не совсем корректно.

– Как по поводу Херсонского направления? Говорят, враг существенно укрепляет оборону, говорят, ему необходимо закрепиться, чтобы дождаться резервов – своих "мобиков", которых сейчас готовят в учебных центрах. Говорят, туда же подтягиваются "элитные" части – "вагнеровцы" и кадыровцы. Видели ли вы, как проявляют себя эти "элитные" войска?

– Начнем с того, что Россия будет удерживать плацдарм в районе Херсона на правом берегу Днепра до последнего. Херсон нужен врагу, чтобы угрожать всему югу Украины. Уходить оттуда добровольно он ни в коем случае не собирается.

Для того, чтобы удерживать позиции, Россия создает мощную линию обороны, мощную сеть укрепленных позиций и подтягивает сюда определенное количество сил и средств. Та группировка, которая на сегодня находится на этом направлении, – это действительно одни из лучших боеспособных подразделений российской армии.

Россия подтягивает сюда дополнительные силы и средства. Это не секрет для нашей разведки.

Насчет того, как они себя ведут, – на сегодня в районе Снигиревки идут ожесточенные бои, около Берислава. Это еще раз подтверждает, что Россия не собирается просто так уходить отсюда.

– По вашим оценкам, что будет способствовать перелому на Херсонском направлении, таком важном для врага? Дополнительные вооружения, которые нам предоставят или что-то еще?

– Я не скажу о переломе, но украинская армия планомерно и четко осуществляет все планы нашего командования. Освобождение наших территорий идет. Украинская армия знает, что делает, украинское руководство тщательно разрабатывает каждую операцию. Говорить о переломе пока рано.

– Говорят о том, что после освобождения Херсона возникнут предпосылки для мирных переговоров с Россией – еще до того, как будет освобождена вся территория Украины. Считаете ли вы, что после этого знакового события враг будет готов идти на компромиссы и на капитуляцию?

– Какие могут быть компромиссы с врагом до освобождения последнего сантиметра украинской земли? Не надо нам никаких компромиссов. Единственный компромисс, на который мы можем пойти, – это полное освобождение украинской территории. А до того, как это произошло, никаких разговоров с врагом быть не может.