Жданов: это начало проигрыша Путина, ВСУ диктуют врагу правила игры. Что дальше? Интервью

4 минуты
43,2 т.
Жданов: это начало проигрыша Путина, ВСУ диктуют врагу правила игры. Что дальше? Интервью

Последний месяц войны в Украине показал, что украинская армия смогла выиграть у врага интеллектуальную битву, навязать ему свои правила игры и осуществить коренной перелом. Фактически сегодня на фронте наблюдается "начало стратегического проигрыша" России.

Видео дня

Глава кремля Владимир Путин уже не доверяет своему генштабу и пытается управлять войсками собственноручно. В этом хорошая новость для Украины, поскольку так агрессор лишается главного звена в своей военной машине. До конца текущего года украинская армия сможет освободить две трети оккупированной территории. Такой прогноз в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL озвучил военный эксперт Олег Жданов.

– Вы могли бы подвести итоги сентября? Мы видели очень эффективное контрнаступление ВСУ, которое затем немного снизило темп, что и понятно. Но что вы можете сказать о месяце в целом?

– Я могу сказать, что в этом месяце мы начали коренной перелом в нашу пользу. Мы перехватили стратегическую инициативу в этой войне и начали освобождение наших территорий.

– А что касается врага? Что было наиболее примечательным в его действиях в сентябре, кроме мобилизации?

– Они проиграли нам интеллектуальную войну. Мы вынудили их перегруппироваться так, как надо было нам. Теперь мы диктуем правила игры. Для них это начало стратегического проигрыша в этой войне.

– В районе Лимана украинская армия взяла в котел российские войска. Значит ли это, что сегодня ВСУ меняют стратегию и могут делать уже и подобные вещи?

– Да, мы меняем стратегию и действительно мы можем делать такие вещи, как не только окружение. Мы можем проводить контрнаступательные операции в масштабах оперативного направления. Это очень важно.

– Если брать именно такие контрнаступательные операции, то насколько большой территориальный выигрыш они могут принести, например, за месяц?

– За месяц мы можем продвинуться на одном оперативном направлении на глубину до 50-70 км – как показывает опыт Харьковской операции и как, надеюсь, покажет опыт Луганской операции.

– 30 сентября состоялось срочное совещание СНБО и Ставки Верховного главнокомандующего. Допускаете ли вы, что наше военное командование может менять подход к контрнаступлению?

– Зачем менять? Если все идет хорошо, если нет проблем, какой смысл менять? Лучшее – враг хорошего. Главное – выдержать темп наступления. Да, оно может немного ускоряться и немного замедляться, но сам факт, что мы проводим контрнаступательные операции, я думаю, очень важен на сегодняшний день.

– И по поводу действий врага. По информации Института изучения войны (ISW), Путин сам отдает приказы своим военным, фактически он сам руководит войной. Не знаю, можно ли доверять этой информации. Но если это действительно так, то это хорошая новость для нас, правда?

– Очень хорошая. Скорее всего, это так. Я думаю, есть смысл доверять этой информации, потому что Институт изучения войны, как правило, черпает свои данные из Ассоциации разведсообщества США. В любом случае это данные, которые связаны с разведкой. Кстати, в том числе и Институт изучения войны помогал в сборе информации, которую нам предоставили в октябре прошлого года, о нападении российских войск на Украину. Так что доверять стоит.

В том, что это происходит именно так, огромный плюс для нас, потому что Путин выбрасывает самое главное звено в системе военного управления – генеральный штаб. Он не доверяет генеральному штабу. И там действительно сформировалась фронда, которая против этой войны и которая постоянно пытается его уговорить откатить назад, сохранить хотя бы небольшую боеспособную часть армии и прекратить эту бессмысленную трату личного состава и техники, в которую сейчас превращается военная кампания России в Украине.

Генеральный штаб – это главный орган, который может транзитировать политическую задачу в военную. Потому что войска не умеют выполнять хотелки политиков, они могут выполнять приказы, которые им ставит вышестоящее командование.

Путин лишил этого сам себя. И для нас это очень хорошо. ВПК в смятении и в сумятице, потому что генштаб не может преобразовать политическую задачу в военный приказ.

– Появилась информация о том, что Россия перекинула в Беларусь на аэродром в Барановичах истребители Су-30. О чем это может говорить?

– Они постоянно периодически перебрасывают самолеты из России в Беларусь, потом наносят ракетные удары. Это может быть связано с тем, что они опять готовят серию ракетных ударов по территории Украины.

– Но мы помним предупреждение секретаря СНБО Данилова о том, что в случае, если с территории Беларуси снова будут наноситься удары, ответ Украины будет неожиданным. Что он имел в виду?

– Значит, у нас появились какие-то новые средства, которые могут стать неожиданными для Беларуси. Не будем ломать интригу пана Данилова, но я понимаю, о чем идет речь. Так что для беларусов это действительно может стать сюрпризом, причем неожиданным.

– Путин "признал независимость" Запорожской и Херсонской областей. Достаточно ожидаемые указы. Но что будет дальше?

– Я думаю, что дальше ничего особого не будет. Дело в том, что все эти движения Путина направлены на внутреннее потребление. Ему нужно отчитаться перед электоратом, за что он воюет семь месяцев в Украине. Ему надо оправдать все потери и поражения.

А для всего цивилизованного мира это будет еще один повод отвернуться от России и ввести новые санкции за попытку аннексии чужой территории. Кстати, Организация Объединенных Наций именно для этого и создавалась – чтобы предотвратить незаконную аннексию чужих территорий. Это суть создания ООН.

Уже сейчас поднимается вопрос членства РФ в ООН, на каком основании она там оказалась. Россия никогда не подавала документы на членство и на оформление правопреемства от Советского Союза.

Поэтому на внутреннем рынке, как считает Путин, для него это будет иметь огромный плюс и решение части электоральных проблем, но на международной арене для Путина это может стать просто катастрофой.

Еще один не менее важный для нас момент – это то, о чем сказал президент Зеленский, выступая перед Советом безопасности ООН – если будут признаны результаты "референдумов", то вообще ни о каких переговорах с Россией речи быть не может.

– Что такая позиция означает в контексте окончания войны? Победа без переговоров?

– Это означает, что Украина выбирает военный путь решения этого конфликта.

– Ваш прогноз – что мы будем иметь по состоянию на 31 декабря сего года?

– Можем иметь либо приостановку активной фазы боевых действий, связанную с увеличением численности российской армии и недостаточным количеством поставленных вооружений для украинской армии. Это худший прогноз.

А лучший прогноз – мы можем как минимум на две трети продвинуться вперед и освободить нашу территорию, которая сегодня находится под оккупацией.