Жданов: Путин готов положить полстраны в Украине, полный разгром его армии близок. Интервью

5 минут
239,3 т.
Жданов: Путин готов положить полстраны в Украине, полный разгром его армии близок. Интервью

Потери российской армии в ходе войны против Украины являются катастрофическими. Фактически РФ потеряла половину группировки, которую бросила на украинское направление, и рискует полностью потерять наиболее боеспособную часть своих войск. Но главу Кремля Владимира Путина это не останавливает, он готов положить полстраны ради своей победы.

Видео дня

Агрессора может остановить только полный разгром его армии. ВСУ смогут справиться с этой задачей в перспективе нескольких месяцев. Победу Украины существенно ускорит военная помощь наших союзников.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал военный эксперт Олег Жданов.

Как вы оцениваете текущую фазу войны? Начался ли второй этап наступления российской армии, о котором так много говорят? И будет ли это наступление масштабным?

– Хороший вопрос. Наверное, это самый главный вопрос, который мучает всех в нашей стране. Наступление действительно будет. Можно частично согласиться с тем, что оно началось. Медленное и ползучее.

Я бы предпочел слово "прелюдия". Они готовят базу для наступления, поэтому имеющимися силами пытаются продвинуться вперед. Но пока они не могут сформировать ударный кулак. Скорее всего, они будут вводить его в бой поэтапно, постепенно наращивая усилия.

Для нас это лучше, чем один мощный удар. Так у нас будет больше возможностей потихоньку купировать наступление по мере вхождения в бой.

Какую цель ставит перед собой противник?

– Цели понятны и видимы невооруженным глазом. Первая задача – попытаться окружить группировку ВСУ в зоне ООС, вторая – нарастить усилия для расширения самопровозглашенных республик "ДНР" и "ЛНР" до административных границ областей.

Если будет получаться, то они пойдут дальше на Днепр, а потом на север на Киев. Это перспективная цель. Другого замысла там быть не может.

А как насчет реальных возможностей для достижения этих целей?

– Это очень интересный вопрос. Как оказалось, между "хочу" и "могу" очень большая пропасть. Пока они не могут даже существенно продвинуться в направлении Краматорска.

По информации Генштаба ВСУ, на сегодняшний день потери российской армии приближаются к 20 тысячам. Это много для миллионной армии РФ?

– Если рассматривать в масштабах армии, то это небольшие потери. А если рассматривать в масштабах военной кампании, то есть той группировки, которую они ввели – даже если взять 175 тысяч – 20 тысяч убитых плюс порядка 60 тысяч раненых, итого 80 тысяч – это почти половина группировки.

Раненый ведь не вернется в строй. Его надо лечить, как минимум, две недели. А потом еще неизвестно, сможет ли он участвовать в боевых действиях. Надо учитывать не только безвозвратные потери, но еще и санитарные потери.

Поэтому я считаю, что для них это не просто большие потери, а катастрофическая цифра. Недаром Песков сказал: "мы несем огромные потери, для нас это большая трагедия".

Да, они уже признали большие потери. И все-таки, несмотря на это, Кремль все равно продолжает строить планы наступления. Если такие потери не останавливают, то что тогда остановит?

– Остановит только полный военный разгром. Дело в том, что руководитель Кремля не поменялся. Он живет в своем иллюзорном мире. Да, он знает, что потери огромные. В начале войны, по информации из разных источников, на одном из совещаний, когда Герасимов сообщил Путину о потерях, тот якобы сказал: "Даже 30-50 тысяч потерь – ничто по сравнению с той ценой, которую мы получим в результате победы".

Он согласен на все. Он не меняет своих задач, поэтому они тупо идут в наступление, в лобовые атаки на наши позиции, и ничего не меняется. Они не остановятся.

Кстати, есть информация о том, что в российском генеральном штабе здравомыслящие офицеры пытаются донести до высшего руководства России, что если сейчас не остановить попытку второго наступления, можно потерять всю боеспособную часть вооруженных сил РФ. Россия может остаться без армии.

Но даже если говорить о потерях врага на уровне 30-50 тысяч, то с такими темпами этих цифр можно достичь ужечерез два месяца.

– Да, абсолютно верно. А еще, если нам начнет поступать современное вооружение, то мы можем еще больше ускорить эти темпы.

Но снова возвращаемся к военному идиотизму. Это очень напоминает тот этап Второй мировой войны, когда заградотряды гнали советские войска на немецкие пулеметы, и никто не считался с потерями. Как пел Высоцкий, "нам говорили, нужна высота, и не жалей патронов".

Здесь абсолютно та же история. Путину нужна победа, а какой ценой – ему все равно. Полстраны положите, но победу мне дайте. 9 мая я хочу провести парад. Капризный мальчик из бункера.

9 мая Путин не сможет похвастаться военными успехами в Украине.

Кстати, об этой сакральной для Путина дате. Чего он реально может добиться к 9 мая, если сильно постарается?

– Если сильно постарается, может быть, они возьмут Мариуполь. Но сначала туда надо перебросить войска, потому что та группировка, которая там находится, не может взять Мариуполь больше месяца. Это первое.

И второе – я не думаю, что даже к 9 мая они успеют полностью взять Мариуполь. Все равно будут идти уличные бои. Даже если в центре или на какой-то улице они установят российский флаг, полностью выбить наших оттуда будет невозможно.

Мы должны понимать, что у Путина, в общем-то, есть что продавать российскому обывателю. У него временно оккупированный юг Украины, Запорожская АЭС, то есть свет для юго-востока Украины есть. Днепровская вода уже пошла в Крым, канал работает на полную мощность, уже заполняют рисовые поля возле Джанкоя.

Но это бонус, который выходит за задачи, которые ставил перед собой Путин. Из этих задач не выполнена ни одна. Вот почему он так сильно нервничает и вот почему русские будут биться головой о стену, пытаясь проломить ее лбом – именно для того, чтобы выполнить поставленные задачи.

Понятно, что масштабы военной помощи стран-союзников Украины не разглашаются. Но она непрерывно идет. В частности, премьер Великобритании Джонсон во время визита в Киев привез новый пакет помощи. Насколько такая помощь может оказать решающее влияние на ход войны, ускорить ее развязку?

– Дело в том, что наличие современных вооружений или достаточного количества вооружений у нашей армии может кардинальным образом изменить ход событий в нашу пользу. Мы и так умудряемся тем вооружением, которое у нас есть, громить врага. А если нам дадут оружие в необходимом количестве и более современное, мы можем этот процесс облегчить для себя. У нас будут меньшие потери, а в масштабах всей военной кампании это позволит намного быстрее выполнить задачу по разгрому противника.

Каков ваш наиболее оптимистический прогноз – когда противник может быть разгромлен полностью, когда мы можем победить?

– Я думаю, как минимум, через несколько месяцев. Потому что наступать намного тяжелее, чем обороняться.