Жданов: Россия шантажирует Запад ситуацией на ЗАЭС, чтобы легализовать захват украинских территорий. Интервью

8 минут
32,3 т.
Олег Жданов о боях на Донбассе

Россия привезла на Запорожскую атомную электростанцию специалистов "Росатома", а также войска радиационно-химической защиты. Оккупанты планируют эксплуатировать ЗАЭС, а потому вряд ли решатся совершить рукотворную аварию на станции.

Видео дня

Об этом в интервью OBOZREVATEL рассказал военный эксперт Олег Жданов. По его словам, россияне произвели выемку документов, определили безопасные зоны и стреляют туда, чтобы шантажировать Запад и Украину. С помощью этого шантажа РФ хочет заставить Киев сесть за стол переговоров и согласиться на потерю территорий на востоке и юге.

– Состоялся обмен пленными, домой вернулись украинские герои. Насколько сейчас трудно проводить такие обмены?

– Это очень сложная работа. В том смысле, что Россия, как правило, отвечает, что их бойцы не представляют для них ценности. Это стандартный ответ русского командования. Поэтому приходится ловить какого-нибудь человека, который будет важным для них. К примеру, это бойцы Росгвардии из Чечни. Их обменивают сразу, и особенно не нужно договариваться, нужно только заявить, что у нас есть такой боец. Они меняют также летчиков, офицеров, а по рядовому составу очень трудно договариваться. Надо брать либо количественно, либо качественных пленных. Как говорят наши военные, нужно накапливать обменный фонд.

– Обменный фонд может вскоре пополниться. Я сейчас имею в виду зэков, которых набрало российское командование. Что это за контингент, что он дает в боевых действиях?

– Единственное, что в них полезного, это то, что им не нужно преодолевать психологический барьер для убийства. Если они совершали тяжкие преступления, то убить человека для них не вызовет никакой проблемы.

Они не обучены, все зависит от того, когда человек попал в места лишения свободы после службы в армии, имеет ли он военные навыки или нет. Может, он когда-то и служил, но жизнь за решеткой это совсем другая жизнь, и там совсем другие навыки.

Кстати, есть информация, что их используют в основном в системе Росгвардии, чтобы поддерживать правовой порядок на оккупированных территориях. Ибо здесь они могут пригодиться, потому что издеваться над людьми, убивать, пытать – этот опыт они имеют. Это не та пехота, которая может вести систематические или грамотные боевые действия.

– Что сейчас происходит на юге? Представитель командования "Юг" Наталья Гуменюк заявила, что российские войска больше не могут подтягивать свои резервы в Херсонскую область, потому что наши военные постоянно обстреливают склады, переправы.

– Сейчас идет блокировка российских войск на правом берегу реки Днепр. Мы фактически держим в огневом мешке эту 25-тысячную группировку российских войск. Проблема в том, что накопительные запасы Россия все же завозит – это десятки, сотни тонн боеприпасов. И когда они заходят на какую-нибудь территорию, идет планомерная работа, чтобы уничтожить эти запасы. Работает наша авиация, артиллерия. Наши войска ведут также планомерную работу по истощению русских войск.

Активных боевых действий фактически там не ведется, на отдельных направлениях мы проводим атакующие действия, где-то противник. В районе Потемкино российские войска пытаются штурмовать наши позиции. Происходит подавление этой группировки. Если нам удастся в сегодняшних условиях заставить российские войска отступить или сдаться в плен, то для нас это будет огромная победа.

– Что нам для этого нужно? Появилась информация, что Белый дом будет просить у Конгресса 11,7 млрд долларов на то, чтобы закупать оружие для Украины.

– Этого будет достаточно для того, чтобы мы могли активно вести боевые действия. Мы рассчитываем на то, что с 1 октября начнет поступать вооружение, а деньги нужны для оплаты, потому что США что-то будут производить сами, а что-то будут закупать у стран-партнеров. Во время собрания на базе "Рамштайн" будет решаться именно этот координационный вопрос.

Кем воевать, у нас хватает, где-то около 700 тысяч мобилизованных находятся в рядах Вооруженных сил Украины. На сегодняшний день опубликованные данные – четыре тысячи военнослужащих уже прошли обучение в 14 странах-партнерах на разных видах западного вооружения. Я понимаю, что примерно столько же, а может и больше, сегодня учится. Великобритания вообще заявляла, что они готовы обучить 10 тысяч наших военнослужащих.

Кстати, министр обороны г-н Резников несколько недель назад заявил, что мобилизация идет планово по отдельным специальностям. Мы мобилизуем людей, но не так массово, как это было в первый период, а только восполняем потери, которые несут сегодня, к сожалению, вооруженные силы и другие силовые структуры, участвующие в боевых действиях. Масштабного призыва не будет, идет планомерная работа по отбору военнообязанных, проходит обучение для военнослужащих. Мы ждем вооружения для этих военнослужащих.

– Иран поставил первую партию беспилотников для Российской Федерации, и якобы, по словам экспертов, это для охоты за HIMARS. Насколько это серьезная поддержка для врага?

– Кстати, Иран пока единственная страна, которая смогла поставлять в Российскую Федерацию вооружение. Они действительно передали несколько десятков беспилотников, причем там есть беспилотники-камикадзе и есть разведывательно-ударные беспилотники. Сейчас российские операторы, я так понимаю, овладевают этими дронами. Насколько это изменит ситуацию на фронте, очень трудно сказать, потому что очень большое количество нареканий относительно их технической исправности и есть случаи отказов в работе этих беспилотников.

Второй момент – точно неизвестно на сегодняшний день, какие у них все-таки тактико-технические характеристики, они очень отличаются, в зависимости от источников информации. Поэтому посмотрим, думаю, что там три десятка, если не будет резкого увеличения, то вряд ли они смогут переломить ход боевых действий даже на отдельном направлении.

– Перед россиянами стоит задача до 15 сентября захватить всю Донецкую область. Значит ли это, что мы увидим новый мощный виток боевых действий?

– Мы такого витка не увидим, но будет усиление активности боевых действий. В принципе, Россия не прекращала наступательные действия в Донецкой области, особенно по направлениям Бахмута и Авдеевки. Могут будут введены части третьего армейского корпуса, резервного, который они формировали там три месяца, но так и не доформировали. Пытались собрать 15 тысяч, собрали 10. Я так понимаю, те части, которые более-менее укомплектованы, сегодня тянут в Украину. Генштаб Вооруженных сил Украины дал информацию, что они могут появиться либо на донецком, либо на запорожских направлениях, посмотрим.

Это не позволит русским войскам развернуть какое-то масштабное наступление даже на отдельном направлении. Да, усиление боевых действий будем наблюдать, но масштабного наступления, думаю, не будет. Даже те учения, которые они пытаются проводить вместе с белорусскими вооруженными силами в сентябре, я не думаю, что там будет возможность открыть второй фронт, как некоторые говорят. Я думаю, что Лукашенко все-таки пропетляет до конца этой военной кампании. Все признаки говорят о том, что он не желает вмешиваться. Российская Федерация не имеет такого войска, чтобы развернуть второй фронт. У них нет даже войска для того, чтобы значительно усилить то же донецкое направление.

Это больше информационно-психологическая спецоперация. Разворачивается крупная информационная кампания, что завтра пойдут в наступление, и мы должны испугаться и уступить свою территорию.

– Как вы оцениваете угрозу катастрофы на ЗАЭС?

– Я не думаю, что Россия предпримет какие-то кардинальные действия, только если не сработает человеческий фактор, кто-то совершит ошибку, которая станет роковой. Вот это самый главный риск на сегодняшний день. Эта станция нужна Российской Федерации целая и невредимая, они собираются ее эксплуатировать. Во-первых, они используют ее в качестве шантажа, других рычагов у них нет, это единственный рычаг, которым они пытаются давить на коллективный Запад, чтобы усадить нас за стол переговоров и заставить признать те завоевания, которые достигла сегодня РФ. Я думаю, если не сработает этот человеческий фактор роковой ошибки, то они просто блефуют.

Обратите внимание, там специалисты "Росатома", у них достаточно много ядерных реакторов, они однотипны, и они понимают, что они делают. И там находится большое количество специалистов войск радиационно-химической защиты. Там все разбираются в происходящем. Кстати, у нас есть информация, что они произвели выемку документов и четко определили, где опасные и где безопасные зоны, и обстрелы ведутся в эти зоны. Да, они играют с огнем, но я не думаю, что они предпримут самоубийство.

Тем более, что российская территория ближе всего к этой станции. Если ветер будет в направлении России, то она первой получит радиоактивное загрязнение.

Относительно г-на Гросси (глава МАГАТЭ. – Ред.) – очень важно то, что он объявит в ООН. Они сейчас напишут официальный отчет, который будет рассматриваться на уровне Совбеза ООН. Если они напишут в выводах, что недопустимо, а сегодня именно недопустимо в соответствии с международными правилами и документами, содержать на территории таких объектов войска и взрывоопасные предметы, то у нас есть шанс, что через Совет безопасности ООН будем давить на Россию по поводу демилитаризации этой станции.

– Путин и их МИД снова кричат о том, что если будет угроза РФ, то они используют ядерное оружие. Насколько велика угроза, что Путин таки нажмет на кнопку?

– Угроза такая существует, но она маловероятна, потому что никто никуда не перемещает ядерный боезаряд, за этим следят все западные спецслужбы и разведки. Поэтому здесь вопрос держится на жестком контроле западных стран, никто не даст. Судя по тому, как выразились G7, как высказываются ведущие страны Запада, Россия предотвращена в плане попыток применить ядерное оружие.

Я думаю, что такие заявления будут раздаваться до последнего дня войны, могут быть угрозы, но дальше угроз Россия не пойдет. Потому что Запад может применить санкции, которые обрушат российскую экономику в течение одной недели. Если даже Путин отдаст такой приказ, вряд ли он может дойти до стадии исполнения.

– Россия остановила "Северный поток". Что это значит для Европы? К примеру, Подоляк сказал, что этот российский шантаж о холодной зиме – абсолютный блеф, потому что газохранилища в Европе заполнены. Нам есть чего бояться в этом контексте?

– Действительно газохранилища Европы заполнены, но нет данных, как у нас дела о заполнении наших газохранилищ и как мы подготовлены к этой зиме. За Европу я не волнуюсь. Думаю, что они вполне могут перезимовать, не забывайте, что в Европе есть несколько поставщиков, как вот Норвегия, охотно уже осваивающая европейский рынок вместо России.

Остановка "Северного потока" сравнима с выстрелом себе в ногу или в голову. Потому что они сами от этого отказались, плюс страны Ближнего Востока, такие, как Катар, которые готовы транзитировать газ на европейский рынок. И есть еще Соединенные Штаты со сжиженным газом и целым флотом газовозов, которые могут возить непрерывно этот газ в Европу. Поэтому я за Европу особо не переживаю, а вот за нас с вами я переживаю, потому что данных, насколько мы готовы к зиме, насколько наши хранилища наполнены этим же природным газом, на сегодняшний день, к сожалению, нет. Нам бы хоть что-нибудь знать. Это было бы для населения лучшей информацией, которую люди хотели бы услышать.