Жданов: ВСУ готовят активную фазу контрнаступления, у Путина проблемы с войсками и техникой. Интервью

4 минуты
95,1 т.
Жданов: ВСУ готовят активную фазу контрнаступления, у Путина проблемы с войсками и техникой. Интервью

В настоящее время контрнаступление украинской армии приостановлено, но уже в конце сентября можно ожидать следующий, более активный, этап операции ВСУ по освобождению захваченных территорий. В нем примут участие 5 тыс. украинских военных, прошедших обучение на Западе.

Видео дня

Что касается армии страны-агрессора России, то она столкнулась с целым рядом проблем, начиная от нехватки желающих погибать в войне против Украины и заканчивая дефицитом запчастей иностранного производства для восстановления военной техники. Тем не менее, "поезд" всеобщей мобилизации в РФ ушел. По объективным причинам глава кремля Владимир Путин ее не объявит.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал военный эксперт Олег Жданов.

– На фоне неудач на фронте в РФ все чаще звучат призывы объявить всеобщую мобилизацию. В частности, коммунисты предложили назвать "спецоперацию" войной. Действительно ли может быть принято такое решение?

– На сегодняшний день мы даже заинтересованы в том, чтобы Путин вышел и сказал: я объявляю мобилизацию. Хотя бы частичную. Но поезд мобилизации ушел давным-давно. Это просто вызовет социальный взрыв. Поэтому я думаю, что вряд ли объявят мобилизацию. Даже если Путин лично решится на это, его окружение будет категорически против. Это будет признанием поражения в войне против Украины.

Да, в России запрещено называть это войной, но все прекрасно понимают, что это война. Особенно сейчас, когда раненые, инвалиды этой войны вернулись домой, когда в городах растут аллеи на кладбищах, где запрещено писать, что человек погиб на войне. Люди все прекрасно понимают, сарафанное радио работает.

– Значит, Путин будет ограничиваться скрытой мобилизацией, которая продолжается все это время?

– Можно сказать с полной уверенностью, что всеобщей мобилизации не будет, потому что этого не потянет экономика России. Чем их вооружать, во что одевать, чем кормить? Им еще и деньги надо платить.

Сегодня они пытаются вербовать в частные военные компании зэков при минимальной оплате, потому что наемников они уже не могут содержать за те деньги, которые они предлагают. Частичная мобилизация, может, могла бы помочь, но ее надо было объявлять в марте и называть войну войной.

– Как у врага с военной техникой? Мы видим, что Россия закупает беспилотники у Ирана…

– По всему миру ищут снаряды. С техникой очень большие проблемы. И чем дальше, тем этих проблем будет больше, потому что производственная база оказалась полностью в упадке, а техника, которая находится на длительном хранении, требует как минимум среднего ремонта, а иногда и капитального, чтобы привести ее в состояние, пригодное к эксплуатации.

– Можно сказать, что ресурсы России исчерпываются – и человеческие, и военные? Или это не совсем так?

– Нет, это совсем так. Именно это мы сейчас и будем наблюдать. Сюда добавляется и наше харьковское контрнаступление. Это спровоцировало целую волну отказников. Это просто шквал. Они приостановили отправку резерва в Украину именно из-за того, что солдаты РФ стали массово отказываться от участия в боевых действиях. Это первое.

Второе – с техникой сейчас будет огромная напряженка. Они уже выбирают из частей последнее, но то, что они снимают с хранения, требует ремонта.

Так что да, мы наблюдаем деградацию. Вместо увеличения производства идет полная стагнация военно-промышленного комплекса России. Основной станкосборочный "Уралвагонзавод" стоит. Пару дней назад было сообщение о том, что в два раза снизились производственные мощности авиастроения, а к концу года оно остановится ввиду отсутствия комплектующих импортного производства.

Так что с людьми уже есть проблемы, а с техникой – они начинаются в довольно больших масштабах.

– Тем не менее, в России призывают к интенсификации ракетных обстрелов объектов инфраструктуры Украины. Насколько большую опасность это может представлять?

– К величайшему сожалению, да, это несет опасность. Харьковский обстрел – пример этого, когда шесть областей остались без света и мы были вынуждены в экстренном порядке все это восстанавливать. 14 сентября из-за обстрелов возникла угроза затопления Кривого Рога, хоть и частичного.

Тут главный вопрос к нашим западным партнерам – вопрос передачи нам оружия. Это то, о чем писал Залужный в своей последней статье, что нам нужно паритетное вооружение. То есть если они наносят ракетные удары, то дайте нам противоракетные системы.

– А дадут? Если да, то дадут ли вовремя?

– Как я понимаю, вовремя не дадут. Вроде как Германия обещала передать нам в ближайшие недели комплекс ПРО IRIS-T, но потом были разговоры, что передача откладывается на неопределенный период. Причина пока что не указывается. Для нас это будет величайшей проблемой.

– Как вы оцениваете перспективы контрнаступления, например, в ближайший месяц? Может ли оно замедлиться?

– Контрнаступление не может замедлиться, оно уже замедлилось. Мы сбавили темпы контрнаступления, потому что ничто не вечно, резерв тоже ограничен. На сегодняшний день у нас нет возможности постоянно вводить в бой новые резервы.

Как я понимаю, сейчас будет наблюдаться некое снижение темпов контрнаступления, но оно продолжается на херсонском направлении, частично на донецком, в районе Северск – Лиман, Кременная. Появилась информация о том, что уже 5 тыс. военнослужащих нашей армии закончили обучение на Западе. Сейчас мы будем формировать новый резерв, который осуществит следующий этап более активного контрнаступления.

– Когда можно ожидать этот новый этап?

– Трудно сказать. Но думаю, что в ближайшие недели. Может быть, к концу месяца.