Под звуки взрывов в бункере врач провел операцию на открытом мозге защитнику Мариуполя, оба встретились уже после плена. Видео

3 минуты
8,7 т.
Нейрохирург Дмитрий Кубряк провел сложнейшую операцию морпеху Павлу Самбуру и спас воину жизнь

Украинский морпех Павел Самбур в бункере завода Ильича в Мариуполе перенес сложнейшую операцию на открытом мозге после тяжелого ранения. Ее под звуки взрывов и обстрелов без нейрохирургических инструментов провел врач-нейрохирург Дмитрий Кубряк. Оба в итоге попали в российский плен, но сейчас встретились снова.

Видео дня

Россияне удерживали Кубряка более пяти месяцев. Он был одним из немногих врачей днепровского военного госпиталя, которые в начале полномасштабного вторжения согласились отправиться на вертолете в окруженный Мариуполь. Рейс с двумя врачами и двумя анестезиологами из Днепра прибыл в помощь военным 1 апреля, сообщается в сюжете ТСН (чтобы посмотреть видео, доскролльте страницу до конца).

Павел Самбур и Дмитрий Кубряк впервые встретились после плена

Кубряк спасал жизни раненых военных на заводе Ильича в импровизированном госпитале. Там находились около 300 пациентов, сотни прошли через его руки.

Врач признался: самое страшное, что раненых приходилось "сортировать", потому что медперсонала катастрофически не хватало. Приходилось выбирать, кого спасать в первую очередь.

Одного дня в бункер занесли шесть тяжелораненых, среди них был морпех Самбур со сквозным ранением головы, который сразу впал в кому. Врачи думали, что состояние воина безнадежное, об этом говорили все признаки.

Но когда всех первоочередных тяжелораненых прооперировали и у медиков появилась пауза, Кубряк вместе с коллегой, анестезиологом Юрием Никитчаном, решился попытаться помочь морскому пехотинцу. Тогда казалось, что шансов выжить у бойца почти нет.

Врачи-герои провели операцию на мозге, хотя у них не было специальных нейрохирургических инструментов и кровоостанавливающих препаратов. Через три дня пациент вышел из глубокой комы, начал реагировать на боль, спустя еще несколько дней открыл глаза. Через семь дней смог назвать свое имя – Павел.

Защитник Мариуполя Павел Самбур

Морпехи и весь госпиталь с ранеными в итоге попали в плен. Россияне спросили у врачей, кто из пациентов самый тяжелый, потому что четырех военных они были готовы забрать в больницу Донецка. Так пути Дмитрия и Павла разошлись.

Через месяц в колонии врач узнал, что его пациент жив. Самбур после плена лечился в Днепре, Львове, Трускавце. Он ходит, говорит, но не помнит обстоятельств ранения и спасения.

Самбур забыл и своего врача, который вернул его к жизни, но сказал, что очень хотел с ним познакомиться заново. Из памяти стерты моменты в бункере, выход в плен. Эпизодически помнит только моменты в Донецке.

Самбур пришел на встречу с врачом, спасшим его жизнь
Мужчины пожали руки

Никто из медиков не может объяснить, как пуля, прошедшая через весь мозг навылет, не задела важных нервных центров. Пациент остался без третьей части полушария, но жизненно важные функции сохранены, проблемы пока что есть с координацией и быстротой движений.

Морпеху должны поставить пластину, которая закроет дефект черепа. Его семья мечтает о том, что родной Бердянск деоккупируют и они смогут вернуться домой.

Встреча врача и его пациента-морпеха

Как писал OBOZREVATEL:

– Ранее украинский воин "Азова" Лев Пашко (позывной "Хорус"), получивший ранение на "Азовстали", назвал прорыв на металлургический комбинат самым тяжелым в битве за Мариуполь. В ту ночь многие защитники погибли или получили ранения.

– После возвращения из российского плена Пашко сделал предложение руки и сердца своей девушке. Воин признался ей в любви прямо в больнице.

Только проверенная информация у нас в Telegram-канале Obozrevatel и в Viber. Не ведитесь на фейки!