Филатов: орда вывозит дешевую рабсилу из Украины, города уничтожаются под ноль

13 минут
63,5 т.
Филатов: орда вывозит дешевую рабсилу из Украины, города уничтожаются под ноль

Городской голова Днепра Борис Филатов в авторском проекте шеф-редактора OBOZREVATEL Oреста Сохара "Орестократия" поделился обратной стороной войны: как мэры городов пережили оккупацию, почему россияне уничтожают Мариуполь и многие другие города, а тем временем украинцев принудительно вывозят из Украины на каторжные работы в РФ. О новой реальности, а также о готовности Запада помочь Украине – во второй части интервью.

Видео дня

В первой части собеседники говорили о провокациях в NYT, как публикации в ФБ превращаются в реальные ракетные удары и почему людям необходимо доносить объективную информацию.

Что делать мэру? Стать заложником, чтобы его в клетке, как медведя, ввозили, обернув в триколор? Кого из коллег-мэров ты считаешь героями?

– Самое главное, чтобы из-за большого количества информации кого-то не забыл. Иван Фёдоров – это понятно, город Мелитополь. Влад Атрошенко (Чернигов), Игорь Терехов (Харьков) – то есть это первые имена, которые приходят сейчас на ум. Но это не значит, что я их стараюсь выпячивать, потому что тот же самый Лысенко в Сумах… Я помню, когда Сумы были наполовину захвачены, мы разговаривали с ним по телефону. Человек просто жил в машине, он передвигался и все время выходил на связь. Когда мы общались по линии Ассоциации городов Украины, как бы перебежками, потому что он звонит и говорит: "Пацаны, меня тут какие-то странные люди ищут, какие-то встречи назначают". Мы говорим: "Давай как-то так, чтобы особо не попадаться на глаза". С учётом того, что (опять же не буду говорить все) в очень многих городах, попавших либо под временную оккупацию, либо находящихся в районе активных боевых действий, в первые дни и полиция куда-то исчезла, и Служба безопасности, и другие властные товарищи, а мэры остались, поэтому ребят нужно как бы так перечислить, чтобы никого не обидеть.

До какого момента мэр должен оставаться в городе? Где должен быть городской голова в период оккупации?

– Это очень сложный вопрос. Возвращаясь к тому, что я говорю: война – она многомерная, и каждая история мэра, который либо оказался под оккупацией, либо оказался на территории, где идут военные действия, абсолютно индивидуальная. Поэтому я хотел бы рассказать опять же, не называя имен. Мы же с коллегами общаемся постоянно. Ну, мы как-то уже смеялись с одним мэром (не буду называть). Он говорит: "Ты понимаешь, какая дилемма: ушел – трус, не ушел – коллаборант, а как выбирать между этими двумя обвинениями?". Поэтому, допустим, представим себе меня: мы же прекрасно понимаем, что если русские с учётом двух уголовных дел и этими всеми статусами в Facebook меня поймают, то да – вариантов нет. Не буду передавать частные разговоры, но тот же Влад Атрошенко мне рассказывал: "В один момент я просто позвонил своему товарищу и попросил, чтобы он, если совсем будут подбираться, сам меня и застрелил". Особенно после того, как Влад сделал заявление, что за пленного русского дают $300, за подбитый танк – $1000. Поэтому у него вариантов не было бы вообще никаких.

Поэтому тут каждый принимает решения самостоятельно. Исходя из конкретики. Если ситуация, скажем так, уже совсем аховая, то от мэра мало толку, когда разрушена критическая инфраструктура, когда вся власть в руках военных, когда идут уличные бои, то есть он просто является символом. Очень многие не понимают, но это лежит на поверхности. Посмотри, что происходило с 10, или 11, или 12 мэрами, которые попали под оккупацию и оказались в плену. У оккупантов есть чёткая позиция, каким образом они пытаются хоть как-то легитимизировать свою власть.

Наши военные руководители оккупантов особо не интересуют, поскольку для них это типа "чиновники, назначенные нацистами режима Зеленского". А у любого городского головы или депутата (а на юге в том числе похищали секретарей горсоветов, а не только городских голов) есть мандат от избирателей, и если его каким-то образом завернуть в триколор, то фактически таким образом русские легитимизуют оккупационную власть. Плюс они же поступают подло. Я знаю много историй, когда русские ловят мэра, потом передают его в ФСБ, в Росгвардию, а в итоге он "уезжает" в Луганск или Донецк, а когда начинается международный скандал, подключаются в том числе дипломатические каналы, они говорят: "Так это не мы, это, мол, "хохлы" сами между собой разбираются. Это прокуратура "ДНР" возбудила против него дело за пособничество нацизму". И всё – концов не найдёшь.

Поэтому у них есть чёткий понятный план, и с этим нельзя шутить. Любой мэр – это символ. Опять же, я не верю, что человек, особенно под угрозой расстрела либо семьи, либо, например, тех же членов исполкома, или сотрудников мэрии, будет проявлять до конца героизм. Есть масса способов повлиять на него, в том числе через близких. Поэтому тут очень легко кого-то осуждать в Facebook, это такие вещи, которые в действительности весьма личные, поэтому здесь каждый решает индивидуально.

Ну, слава Богу, уже есть соответствующая инструкция, указывающая, как мэр должен себя вести в случае, если попадает в оккупацию либо в плен он сам или члены его семьи. Эта инструкция уже до нас доведена, но никто не может определить точную минуту или момент времени, когда это инструкция должна сработать. Тот же самый Мариуполь: они вначале разбомбили все газораспределительные станции, потом продуктовые склады и больницы. Они конкретно чётко били по городской инфраструктуре, по водоканалу, я это знаю точно, потому что с Вадимом Бойченко мы разговаривали об этом каждый день. Он рассказывал, как они всё это специально делали для того, чтобы парализовать полностью городское хозяйство. Потом положили весь общественный транспорт (разбомбили в местах стоянки). Нет ни одного городского автобуса, у которого как минимум не были бы порезаны шины осколками, – соответственно на нём уже никуда не поедешь. Возникает тогда вопрос: что делать мэру? Стать заложником, чтобы его в клетке, как медведя, ввозили и показывали, обернув в триколор?

Деньги на строительство оборонительных сооружений не сопоставимы с ресурсами на восстановление городской инфраструктуры

Вопрос о Мариуполе: думаю, что никто не может объяснить, но все-таки: для чего уничтожать полностью город, который ты хочешь оккупировать, а потом руководить им?

– Таких объяснений нет. Такая ситуация сейчас в Попасной. Ее тоже уже сровняли с землей. А Северодонецк… У них же схема не меняется.

А Харьков? Какой смысл гатить по Харькову. И опять же я просто чётко знаю, как они это делают, уже понятно. Мне Влад Атрошенко позвонил и говорит: "Деньги, потраченные на строительство оборонительных сооружений, не сопоставимы с ресурсами, которые нужно будет направить на восстановление городской инфраструктуры, если они приблизятся к населённому пункту на расстоянии дальнобойной артиллерии. То есть они конкретно не просто гатят, а гатят по городской критической инфраструктуре, по складам с продуктами, по водоканалам.

Это экзистенциальная история, это орда.

И вот они ходят и рассказывают о том, что вот мы, мол, освободим народ Донбасса. Ну их же это не интересует, они уже чётко заявили, что не собираются восстанавливать "Азовсталь", это же уже звучало. А вообще для понимания: это же не просто страшная история, это правда: они людей просто вывозят в неизвестном направлении. Мне рассказывали мариупольцы, тот же Вадик Бойченко, что людей посадили в вагоны, они просыпаются через два дня и, оказывается, уже в Астрахани. Человека выводят, а у него нет ни документов, ничего, и говорят: "Вот вам общежитие, вот вам справка, ты идёшь работать на рыбоконсервный завод, а ты – на цементный завод". То есть фактически они занимаются тем же, что и во времена второй мировой войны – массовым перемещением населения. При этом они специально вывозят людей, которые трудоспособны и находятся в том возрасте, когда могут работать руками. И вывозят именно в те регионы, где есть недостаток рабочей силы. В том числе злонамеренно вывозят на Дальний Восток, где местное население уже давно спилось и работать некому. Орду интересует рабская дешёвая рабочая сила.

То есть фактически они не планируют возобновлять территории? Они массово вывезут людей, зерно и заводы, а это будет просто территория, пустынная зона?

– Плюс, естественно, опять же пропаганда, оболванивание, запугивание, принудительная мобилизация. Ну, это оккупация в худшем виде, в котором можно только себе представить, это настоящий фашизм.

Можно представить, что это какая-то нимфа коммунизма, но мы считаем, что эта дама борется с абьюзерством и сексуальным насилием

По поводу дерусификации. Что сейчас происходит в городе? Какие планы?

– Мы убрали все стелы, связанные с Жуковым, убрали большие серпы и молоты, которые у нас висели на центральном проспекте. Потихоньку всю эту историю подчищаем, все, что не имеет, скажем так, художественной, исторической ценности. Это даже больше не памятники, а предметы благоустройства, которые ставились ещё в советские времена.

Опять же, это может быть такой эксклюзив для OBOZREVATEL, мы все больше склоняемся к тому, чтобы убрать танк с центрального проспекта, причём этот танк генералу Пушкину (не путать его с поэтом), на котором после немецко-фашистской оккупации советские войска зашли и освободили Днепропетровск. Но возникает вопрос: у нас буквально в нескольких сотнях метров есть диорама, на которой большая выставка советской техники времён Второй мировой. Наверное, более эстетично было, если бы этот танк вписали туда, чем он просто стоит посреди проспекта.

Может, есть смысл создать какой-то музей тоталитаризма? Куда вы деваете все эти памятники?

– Пока складываем на коммунальных предприятиях. Мы ничего не уничтожаем. У нас был план, кстати. Мы же нашли могилу основателя нашего города, точнее отца основателя Александра Николаевича Поля. Мы хотели воздвигнуть ему памятник, вот и переплавим его с памятника Петровскому, который, кстати, не имел никакого отношения к Днепру. Более того, когда переименовали Екатеринослав в Днепропетровск, он просил не присваивать.

Шашкой махать не будем, но мы прекрасно понимаем, что после этого кошмара, который начался 24 февраля, уже как было, больше не будет.

Что за история с памятником с железными сисями? Почему ты не хочешь его убрать?

– Я объясню почему. Мост – наш знаменитый – вообще был построен к 50-летию Великой октябрьской революции, и реально его строил весь Советский Союз. Это самый длинный мост Украины по протяженности непосредственно над водной поверхностью. Там были стелы, какие-то красноармейцы, мы, понятно, их убрали. Но там есть женщина такая, с большим очень красивым бюстом, которая разрывает цепи, – это двусмысленная история. Можно представить, что это какая-то нимфа коммунизма, но мы считаем, что эта дама борется с абьюзерством и сексуальным насилием. Все просто воспринимают эту женщину как женщину с красивым большим бюстом. Там нет никаких советских символов, никаких серпов, молотов... Просто женщина с большим красивым бюстом, разрывающая цепь. Ее трогать мы точно не будем.

А памятник Богдану Хмельницкому?

– Вопрос хороший. Я думаю, что у меня на него пока нет ответа.

Чем ценен общественности Богдан Хмельницкий? В Днепре, думаю, он точно же не был.

– Понятно, но опять же. Есть разные исторические интерпретации, воссоединение – не воссоединение. Был ли он обманут, или еще как-то…

Богдана Хмельницкого не любят за его антисемитизм. Днепр в некотором роде – еврейский город. Может, из этих соображений был бы смысл перенести памятник…

– Тут же я не могу идти на поводу у какой-то части территориальной громады. Днепр – это не еврейский город, а украинский, в первую очередь. Мы считаемся еврейской столицей Украины. Хотя, наверное, Одесса себя тоже считает еврейской столицей. У нас действительно очень сильная община. Ну это такие вещи, они очень контроверсийные. И вот почему: я очень хорошо знаю историю Израиля, и когда израильские дипломаты начинают рассказывать Украине, кто такой Степан Бандера и как вообще мы должны относиться к собственным историческим персонажам, я всегда говорю, а вы посмотрите на "Иргун".

В борьбе за независимость Израиля еврейская – фактически террористическая организация "Иргун" – взорвала отель "Царь Давид", там погибли десятки мирных англичан. В 2006 году даже был дипломатический демарш со стороны Великобритании, которая заявила Израилю, что погибли мирные люди, отель взорвали, почему вы вешаете мемориальную доску с текстом, что в смерти невинных людей виновны британцы? А израильтяне сказали: "Вы нам не рассказывайте, это наша история, мы боролись за свою независимость, поэтому не указывайте, где нам вешать доски". Поэтому точно так же пусть они не дают нам советов, как нам вообще оценивать, например, вклад Степана Андреевича в независимость Украины. Это такие вещи, где не нужны советы, они очень тонкие.

В Днепре есть роскошная благотворительная программа Посольство доброй воли, и послами стали известные в мире актеры Роберт Патрик (известный по фильму "Терминатор-2" и игравший жидкокристаллического робота) и Гэрри Синиз (СSI. Место преступления Нью-Йорк). Кому пришла в голову эта идея?

– Идею придумал мой близкий друг Юра Бутусов. Он посоветовал, с учетом моего большого опыта общения с разными селебрити, больших международных связей, подключать все мои контакты. Мы очень давно и долго дружим с Бонни Кэрролл – это руководительница американской организации TAPS International, которая объединяет ветеранов разных войн и помогает семьям погибших. И у нас есть TAPS Ukraine, центральный офис которого был открыт именно в Днепре. С Бонни мы дружим с 2014 года, и она очень много мне помогает. Она – очень влиятельный человек, вдова американского генерала, погибшего в авиакатастрофе на Аляске. И как бы знает всех, в том числе она дружила с семьей Рональда Рейгана.

Бонни – это величина, это моральный авторитет. Она неоднократно к нам приезжала, и в Штатах мы с ней встречались. Я ей позвонил и говорю, что есть такая идея – подключай всех, кого можешь. Вот она начала обзванивать с учётом того, что многие знают меня заочно, где-то мы пересекались.

Какую сумму удалось собрать?

– Под 2 млн долл. Многие не деньги дают, а счета оплачивают просто. Все в целом посчитать тяжело. То есть нас интересуют не собственно деньги, а ресурсы, которые мы можем отправлять на помощь, в первую очередь Вооруженным силам Украины. Я хотел бы выразить отдельную благодарность моему близкому другу Максу Полякову (компания FireFly), нашему украинско-американскому Илону Маску, который сделал успешный запуск частного космического аппарата, потом успешно его продал на американском рынке – и дал нам $1 000 000.

Степан Бандера – это человек-герой

Я бы этот вопрос не задал до 24 февраля, но сейчас это актуально: кто такой для тебя Степан Бандера?

– Степан Бандера – это человек-герой. Он очень контроверсийная личность, но при этом мы все должны прекрасно понимать, что тогда было такое время и никто не выбирал методы. Поэтому, наверное, из образа столь многомерной и сложной личности нельзя вырывать какие-то фрагменты. Более того, любой исторический герой такого калибра как Степан Бандера в своей политической или военной деятельности все равно проходил какие-то периоды становления. Для понимания, есть такая хорошая, но, к сожалению, очень редкая антология "История УПА". Там просто документы, по-моему, более 40 томов. Мне удалось собрать их. Просто нужно читать, как вообще в разные периоды происходила борьба за Украину. Поэтому, говоря о Бандере, можем вспоминать о его периоде в концлагере, можем говорить ещё про какие-то вещи. Но когда из контекста вырывается либо фрагмент его жизни, либо какие-то его статьи и прочее и поднимаются на вила, то это некорректно.

Почему, по моему мнению, восточная Украина не воспринимала Степана Бандеру? Не только потому, что не до конца была известная история этого человека. Бандера свою доктрину строил на том, что было две оккупационные силы: и немцы, и советы. А в восточной Украине советы были своими, "деды воевали".

– И да, и нет. Так тоже нельзя говорить. Если мы говорим про историю Второй мировой войны, то в том же самом оккупированном Днепропетровске действовали организации украинских националистов. У нас даже есть такой посёлок, где была серьезная организация националистов, убивавшая немецких офицеров.

Я больше о сознании людей. Ранее часто в эфирах общался с политиками из восточных регионов, и у них одна мантра: "деды воевали!" И когда я говорил, что советы были оккупантами, это не воспринималось. Не воспринималось значительной частью зрителей, поэтому сейчас происходит трансформация сознания. Хотел бы вернуться к теме дерусификации. Вопрос очень простой: а почему только сейчас? Почему не в 90-х, не в 00-х. Почему в первую свою каденцию ты не подумал о том, что действительно нужно менять сознание людей.

– Для начала, как бывший историк, я могу сказать, что это очень философский вопрос. И эта дискуссия – она такая мировоззренческая. Это, условно, Донцов против Липинского. Липинский в своих письмах хлеборобам писал о том, что украинская нация в первую очередь должна быть политической нацией, и вот где-то с Липинским мы созвучны.

Спрошу иначе. Ты согласен, что нужно было провести жёсткую языковую, информационную сепарацию еще в 90-х, и не было бы той "освободительной денацификации", которую мы сегодня имеем?

– История вообще не терпит сослагательных наклонений. Может быть – да, а может быть – нет. Это вечные споры, мы никогда здесь не достигнем истины. Я могу сказать только одно, что 24 февраля – это день раздела не только для Украины, а для всего мира. Это абсолютно чёрно-белая война. Она показала не только то, о чем ты говоришь, твою правоту или эту точку зрения, она показала, что вообще в мире рухнуло все: мировые институции, ООН, мировая система безопасности, признание границ, все подписанные хельсинские документы. Мир полностью перевернулся, и в действительности, наверное, сейчас приходит осознание уже не только к нам, а и к западному истеблишменту, который пытался заигрывать с русскими. Срабатывает позднее зажигание, но уже, по-моему, всем стало ясно, что 24 февраля мир коренным образом изменился. И то, о чем ты говоришь, наверное, всё-таки одна из каких-то составляющих этой огромной мозаики.