УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Запад будет давать вооружение без ограничений, и объекты в РФ или Минске являются легальной целью. Интервью со Свитаном

5 минут
179,6 т.
Запад будет давать вооружение без ограничений, и объекты в РФ или Минске являются легальной целью. Интервью со Свитаном

Снятие запрета на применение западных вооружений в российском приграничье уже привело к тому, что страна-агрессор Россия вынуждена была убрать авиационную технику с двух аэродромов, расположенных в Белгородской области. А после успешных ударов HIMARS по вражеским установкам С-300 их тоже отведут на большее расстояние.

Однако враг по-прежнему может доставать своим вооружением до Харькова. Только 300-километровые ATACMS позволят серьезно надавить на военную авиацию России.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA высказал лётчик-инструктор, полковник ВСУ в запасе, военный эксперт Роман Свитан.

– В Белгородской области России, по которой сегодня можно бить западным вооружением, есть два военных аэродрома: чуть ближе к границе – Томаровка, чуть дальше – Старый Оскол. По вашему мнению, действительно ли сегодня Силы обороны получили прекрасную возможность уничтожить эти объекты врага?

– Надо понимать, каким оружием. И Томаровка, и Оскол используются россиянами в основном как аэродромы подскока и расположения армейской авиации, тех же вертолетов. Я думаю, как только мы в информационном поле всем рассказали, что нам разрешили бить, россияне убрали авиационную технику с этих аэродромов из радиуса поражения. Особенно после удара HIMARS по С-300 в Белгородской области. Они и С-300 уберут подальше. Это логично.

Видео дня

Но поскольку у них есть около 40 аэродромов, то перебросить технику с 2-3 аэродромов несложно.

Запад будет давать вооружение без ограничений, и объекты в РФ или Минске являются легальной целью. Интервью со Свитаном

Поэтому пока мы не получим разрешения на работу 300-километровыми ATACMS, а не 80-километровыми ракетами М31 к HIMARS и даже 100-мильными М39, пока эти 300-километровые не начнут работать на всю глубину, больших разрушений и большого давления на российскую авиацию добиться не получится. Единственное, что получится – это сначала отогнать С-300 от линии границы за 80 км.

Но это не обезопасит Харьков – к нему они все равно будут доставать. Реально нам нужно хотя бы базовое разрешение на работу 100-мильными ATACMS – М39, кассетными боеприпасами. Мы работаем ими уже 10 месяцев. Можно применять их, чтобы хотя бы отогнать подальше от Харькова российские С-300 и С-400.

– Считаете ли вы, что сегодня было бы желательно снять ограничения на применение западного вооружения также для других областей России по периметру нашей границы – Курской, Брянской? Может, сюда следует включить и приграничье Беларуси?

– Во время ведения боевых действий не должно быть вообще никаких ограничений по площадям и направлениям. Есть ограничения, которые всем известны, – не работать по гражданским объектам и местам компактного пребывания гражданских лиц, чтобы обезопасить мирное население. Но это и так понятно. Это есть в любых договоренностях, в любых международных соглашениях по ведению боевых действий.

Оптимальный вариант для нас – чтобы Запад передавал нам вооружение и не упоминал об ограничениях. В конце концов, мы придем к этому, к этому приведет логика войны, как она уже привела к определенному снятию ограничений. То по Крыму не бить, то по Керченскому мосту, то по российской территории… Теперь это можно.

Мы все равно придем к тому, что нам будут давать вооружение без ограничения направлений, азимутов и дальности. При передаче вооружений можно обозначать только одно: оно должно применяться согласно всемирно принятой практике. Эта практика ограничена некоторыми договорами, конвенциями и т.п. Но куда мы будем бить – это уже дело наших потребностей и возможностей. Можно бить во все стороны, но если у вас есть 10 ракет, вы можете нанести только 10 ударов, поэтому приходится выбирать. Но это мы должны выбирать в зависимости от приоритетности.

И чем раньше мы к этому придем, тем лучше, тем меньше наших людей погибнет. И именно эту позицию необходимо акцентировать в информационном потоке – дайте нам оружие и не говорите больше, чем уже сказано в международных договоренностях.

Здесь будут и объекты в Беларуси, и любые другие военные объекты страны-агрессора. Любой такой объект, где бы он ни находился, хоть в Москве, хоть в Минске, является легальной военной целью. И только вопрос времени, когда мы его уничтожим, пока продолжаются боевые действия. Ни к какой эскалации это не приведет. Потому что это – всемирно признанная практика.

Запад будет давать вооружение без ограничений, и объекты в РФ или Минске являются легальной целью. Интервью со Свитаном

– Да, понятно, что ни один гражданский объект не может быть целью ударов. Очевидно, оккупанты это очень хорошо понимают, потому что, например, в Севастополе уже разместили между жилыми домами пусковые установки С-300. Предполагаете ли вы, что такая тактика применима и на приграничных российских территориях Белгородской области, где ЗРК могут устанавливать во дворах домов, и тогда мы не сможем наносить по ним удары?

– Почему же, мы сможем. Дело в том, что у нас высокоточное американское натовское вооружение с КВО (круговое возможное отклонение. – Ред.) до трех метров. Это оружие создавалось для высокоточных ударов, чтобы можно было даже в гражданских постройках уничтожать военные объекты. Поэтому для нас здесь никаких проблем нет, ведь тактико-технические характеристики вооружений позволяют наносить высокоточные удары. Так что россияне здесь не скроются.

Враг снова атаковал Днепр. Считаете ли вы, что, учитывая увеличение возможностей Сил обороны на Харьковщине и приграничье, противник меняет приоритеты, пересматривает цели для нанесения ударов, бьет туда, куда удобнее?

– По информации Воздушных сил, по Днепру удар был нанесен двумя крылатыми ракетами "Искандер-К", обе были сбиты. Но сбиты над городом. Они шли на предельно малой высоте, заскочили на город, так что их пришлось сбивать уже над городом. И это проблема.

Скорее всего, Днепр был выбран для удара, поскольку, кроме того, что это город-миллионник, в нем есть еще и достаточное количество инфраструктурных и военных объектов. Кроме того, мосты через реку Днепр. Россияне попытались еще что-нибудь уничтожить, это им не удалось. Но, к сожалению, пострадали гражданские.

Запад будет давать вооружение без ограничений, и объекты в РФ или Минске являются легальной целью. Интервью со Свитаном

Но россияне будут выполнять боевые задачи в зависимости от указания на цели. У них достаточное количество вооружений. И проблема у них с целеуказанием как таковым – они не могут разведать цели. Те стационарные цели – ТЭС, электростанции – они уже уничтожили. До серьезных ГЭС, до плотин они не могут добраться, поскольку ракетой невозможно разрушить дамбу или плотину. Поэтому они пытаются нащупать аэродромы или производственные цеха. Или те же объекты энергоснабжения, линии электропередач и т.д.

Непонятно, куда летели ракеты, уничтоженные над Днепром, непонятно, каково было целеуказание. Но даже в таком виде они приносят много бед гражданским.

Россияне будут продолжать бить по Украине, вся территория нашей страны под угрозой. Практически вся Украина – поле боя. Поэтому россияне в зависимости от возможностей и целеуказания будут использовать средства поражения. А у нас два варианта: уничтожать их на земле или в воздухе, на аэродромах или увеличивать плотность ПВО на нашей территории. Других вариантов нет.