Катков: ВСУ захватили много ценной вражеской техники. Некоторые операции сравнимы с захватом "Энигмы" во Второй мировой

10 минут
99,4 т.
Катков: ВСУ захватили много ценной вражеской техники. Некоторые операции сравнимы с захватом 'Энигмы' во Второй мировой

Во время контрнаступления в Харьковской области Вооруженные силы Украины смогли захватить большое количество вражеской техники и вооружения. Речь идет не только о танках и другой бронированной технике. В руки наших военных попали российские дроны со станцией управления, ЗРК "Бук", а также редкая и дорогостоящая система управления войсками "Зоопарк".

Видео дня

Теперь эти образцы вооружения будут изучать специалисты, чтобы использовать их против врага. Об этом в программе "Орестократия" подробно рассказал специалист по вооружению, редактор сайта Defense.ua Олег Катков.

У Германии 200 танков, а ВСУ только под Изюмом захватили 50 российских

– Давай начнем с общих цифр. Сколько и чего захватили? Я понимаю, что никто этого до конца еще не просчитал, но есть какие-то экспертные оценки, которым ты доверяешь?

– На мой взгляд, наиболее авторитетная и верифицированная организация, которая ведет подсчеты уничтоженной и захваченной военной техники, – это Oryx, нидерландский источник. Дело в том, что они действительно очень тщательно оценивают все материалы и практически со стопроцентной гарантией избегают, например, удвоения, когда одна и та же техника снята с разных ракурсов.

Катков: ВСУ захватили много ценной вражеской техники. Некоторые операции сравнимы с захватом ''Энигмы'' во Второй мировой

В то же время они опираются исключительно на материалы, ставшие публичными, то есть попавшие на фото и видео. То есть их оценки следует считать в достаточной степени прагматичными и по минимальному краю. Это точно то, что было захвачено или уничтожено. К примеру, данные от Генштаба коррелируются с данными Oryx. И там средний коэффициент может быть 1:3. То есть в реальности уничтожены три единицы бронетехники, а Oryx считает одну, поскольку не каждую бронетехнику наши бойцы фотографируют и выкладывают в сеть, тем более что ВСУ призывают этого не делать. Возможно, всего 30% попадает в интернет, и их считает Oryx.

По их данным, в пределах Балаклеи, Купянска, Изюма захвачено более сотни единиц техники. Если брать по количеству, то, в зависимости от методологии разведки, речь идет о том, что захвачено около полусотни танков. Для понимания – это почти два танковых батальона. Что такое танковый батальон? Это 31 танк.

То есть когда мы говорим о том, что захватили 50 танков, – это огромное количество на самом деле.

Для понимания в принципе: напомню, что у Великобритании, Италии, Франции, Германии их в среднем по 200-250.

– Если вспомнить твои слова, что коэффициент 1:3, то в действительности этих танков может быть и 150?

– Да, конечно. Когда оккупанты убегают, они бросают танки, самоходные артиллерийские установки, БМП, БТР. Это можно объяснить просто: в танк сложно стиральную машину запихнуть (смеется). Если серьезно, то вопрос в топливе. Когда в рядах россиян начинается паника, когда они не понимают, где фронт, их уже окружили или нет, стреляют – не стреляют, нет связи с командованием – когда это все происходит, то даже небольшая поломка, которая в обычных ситуациях чинится за 5 минут, перерастает в огромную проблему, и они в панике бросают технику.

– И второй момент – они не ожидали нападения, у них, по-видимому, техника была не заправлена, поэтому они, очевидно, сливали остатки топлива в грузовики, на которых и убегали.

– Да, конечно. Почему, например, довольно много самоходных артсистем захватили? Артсистема, к примеру, САУ "Мста-С", вообще должна находиться в 10-15 км от переднего края. Топлива для них не было, потому что они работали со стационарных позиций, и никто полный бак не заправлял.

Во-вторых, надо понимать, что гусеничная техника сама по себе не предназначена для столь огромных маршей. То есть если ты оккупант и убегаешь, логично брать автомобиль, "Урал", в него садиться и ехать. Почему? Потому что "Урал" более надежен, чем тот же российский танк. Если наши военные видят, что едет куда-то танк, он становится мишенью номер один, то есть у него шансов быть уничтоженным гораздо больше, чем у какого-то тентованного "Урала", который летит на всех парах.

Сможем залезть в систему обмена боевой информацией россиян

– Вернемся к учету техники. 50 танков или 150, а дальше?

– Дальше у нас идет боевых бронированных машин – 134 единицы, единиц противовоздушной обороны – 5, БПЛА – 6, в том числе важнейший трофей – "Орлан-10", захваченные в заводской упаковке со всей технической документацией и станцией управления. Еще артсистем – 28 единиц.

– Переходим к условному рейтингу по значимости техники, которую украинские воины захватили на Харьковском направлении. Самая ценная – наверное, система "Зоопарк"?

– "Зоопарк" – это модернизированный контрбатарейный радар. Такие радары крайне ценны, ориентировочно речь идет о десятках миллионов долларов. Такой иностранный радар на экспорт может стоить 50 млн долларов.

Катков: ВСУ захватили много ценной вражеской техники. Некоторые операции сравнимы с захватом ''Энигмы'' во Второй мировой

В чем ценность контрбатарейного радара? Несмотря на то, что он, безусловно, дорог и их у оккупантов мало, эта техника относится к критической. Почему? Потому что она является элементом так называемого ударного разведывательного фронта. То есть это то, что позволяет оккупантам выявлять, например, позиции нашей артиллерии. Этот радар мониторит пространство, фиксирует летящие в их сторону артиллерийские снаряды, вычисляет их траекторию и локализует место вылета.

Почему было важно его захватить? Во-первых, мы узнаем его точные характеристики – не те характеристики, которые они печатают в буклетах, между ними и реальностью – огромная разница. Во-вторых, мы собираем так называемую сигнатуру радара. То есть теперь, например, исследуя радиолокационный шум, мы можем такой радар обнаружить, классифицировать, точно знать, что это именно он и каковы его реальные возможности.

Второй очень важный аспект – это то, что такие радары, как правило, интегрированы в так называемые автоматизированные системы управления войсками. То есть там находится специальный пульт, компьютерный терминал, позволяющий передавать найденные им данные на позиции артиллерии. Все происходит в режиме максимального шифрования через специальный терминал. Такой терминал в "Зоопарке", скорее всего, остался. Если это так, мы фактически получили возможность залезть в систему обмена боевой информацией.

Речь идет о так называемой системе "Созвездие", в которую они вложили около 40 млрд рублей.

Для понимания, вся техника, поступающая нам из Соединенных Штатов Америки, судя по тому, что я видел, идет без американской автоматической системы управления войсками и средств передачи информации. Поскольку велика угроза обороноспособности США, если такая система попадет в руки россиян. А здесь мы их систему управления войсками прямо на уровне "Зоопарка" взяли и захватили, а "Зоопарк" – это ключевой элемент.

– Насколько просто расшифровать коды связи? Это сложная система?

– "Зоопарк" – очень сложная, количество денег, влитых только в ее разработку, измеряется миллиардами. Но пока точной информации, что мы захватили элементы системы "Созвездие", нет, есть только предположение, что, скорее всего, это было сделано.

Конечно, это нельзя сравнивать с захватом союзниками шифровальной машины "Энигма", это абсолютно разные вещи, однако что-то похожее в этом есть.

– Как работает эта система управления войсками?

– Генштаб на удаленных территориях видит все, абсолютно все, что происходит на уровне, начиная от взводов и рот: где они находятся, сколько там личного состава, какие машины, сколько боеприпасов – весь массив информации в режиме онлайн передается, регулируется и сводится в единую систему.

Одновременно на эту же систему накладываются разведданные. То есть, грубо говоря, солдат в окопе может видеть через эту систему, через какой-то планшет, информацию, где находится враг, какие у него силы, сколько человек, сколько бронетехники. Все это – на карте. То есть система позволяет войскам очень быстро работать. Не надо выписывать какие-либо приказы, рисовать карту.

– Если мы возьмем эту машину, то сможем в режиме реального времени смотреть, что происходит у россиян?

– Они тоже не дебилы, они понимают, что захвачена командно-штабная машина, потерян терминал, следовательно, будут пытаться перейти на другие системы шифрования. Надо еще как-то влезть в эту информационную сеть, перехватывать сигналы, знать, как это делать.

Задача – научиться сажать рашистские "Орланы"

– Второй по значению захваченный девайс – это, пожалуй, красивый, абсолютно новый дрон "Орлан-10". Этих дронов в российской армии очень много, и они на протяжении всей войны наносили большой вред нашим войскам, поскольку постоянно мониторили передвижение. Можно ли как-нибудь его хакнуть, чтобы потом перехватывать другие дроны?

– "Орлан-10" давно известен, его сбивали, разбирали, находили камеры Canon, скрепленные синей изолентой. Но, если мне память не изменяет, впервые захвачена наземная станция управления, средства связи, то есть весь беспилотный комплекс. Дальше начинается просто фантастика.

Катков: ВСУ захватили много ценной вражеской техники. Некоторые операции сравнимы с захватом ''Энигмы'' во Второй мировой

Теперь можно исследовать, как этот дрон управляется. Какими сигналами, как эти сигналы зашифрованы, что передается, как дрон отвечает. И если брать максимум, то это может позволить даже сажать "Орлан-10", если сделать клоны этих станций управления. Потрясающие возможности открываются для наших специалистов. Нужно только разобраться, как он управляется, какие сигналы передаются, как они шифруются.

Если у рашистов "Орланов-10" было около тысячи единиц, то перепрошить за неделю всю эту массу оставшихся дронов они вряд ли смогут.

– То есть есть шанс, что мы парализуем эти дроны?

– Скажем так, будут созданы существенные помехи для использования противником военных комплексов "Орлан-10". Все в жизни гораздо сложнее. Зная, что "Орлан-10" с базой управления потерян, они постараются изменить свой софт.

Когда мы вообще говорим о любой захваченной технике рашистов, очень важно, что всякий раз она подробно разбирается под микроскопом. Потому что главная цель сейчас – находить западные компоненты в этой так называемой новейшей рашистской технике. Это могут быть даже не подсанкционные электронные платы, то есть те, которые доступны на гражданском рынке. Дело в том, что уже найдена определенная закономерность: враг пытается использовать не какие угодно платы, а исключительно определенных производителей и определенных типов. И эта закономерность уже была подмечена нашими исследователями на примере ракет, которые использует Россия.

Грубо говоря, в ракетах "Искандер", Х-101, Х-59 были найдены однотипные платы от одинаковых производителей. Анализ позволяет выйти на этих производителей и провести с ними "воспитательную беседу", чтобы сделать невозможными поставки этих плат в Российскую Федерацию. Сейчас будет проведен аналогичный анализ "Зоопарка", станции управлением "Орлана", огромного количества средств связи, всех РЛС, зенитных ракетных комплексов, которые нам уже попадали в руки.

– Комплекс "Тор-М1". Что это за девайс такой?

– Зенитный ракетный комплекс так называемого меньшего радиуса действия, то есть мы его уже неоднократно захватывали именно с модернизацией М1. Если не ошибаюсь, даже захватывали в исправном состоянии, он у нас уже давно разобран и собран в обратном направлении и используется сейчас в составе Вооруженных сил.

Логика россиян такая же, как у Бен Ладена и ИГИЛ

– При вторжении на Киевщину танкисты блуждали, у них не было системы навигации, а были физические карты прошлого века. Как эта действительность сочетается с твоими словами о единой электронной системе управления войсками?

– Деньги распиливаются огромные, а реализация у россиян довольно слабая. В то же время эта система управления войсками почти никогда у рашистов не распространялась на отдельный танк – максимум на уровень танкового батальона. Есть отдельно командирский танк, и в нем уже –система "Созвездие", если она туда влезет. Дело в том, что такая машина, как "Зоопарк", – это элемент управления артиллерийским полком. Это высшая структура.

– Неужели в одном войске может быть суперсовременный "Зоопарк" и бурят в танке с компасом и картой?

– Я давно говорю: давайте не искать в действиях оккупантов логики, это позволяет жить немного проще. Я не могу, например, объяснить, почему они бьют из зенитных ракетных комплексов по наземным целям на дальность 110 км. В этом нет никакого смысла, это даже не было прописано в технических условиях эксплуатации

С-300 может бить по наземным целям на дальность около 40 км. На расстоянии 110 км управление ракетой уже теряется, и она просто падает на землю, потому что гравитация работает. Они же даже не обстреливают какой-то военный объект, просто лупят по городам.

– Их цель – посеять панику.

– Хорошо, цель – посеять панику. Ракета стоит от полумиллиона долларов. Одна ракета панику не посеет. Есть определенные средства поражения, они предназначены для уничтожения чего-либо конкретного. Никто, например, крылатой ракетой по блиндажу бить не будет. Потому что крылатая ракета стоит 3 млн долларов, а блиндаж вместе с кем-то может стоить суммарно 100 тыс. долларов, здесь есть экономическая составляющая. Оккупанты, пытаясь терроризировать население, смотрят не с военной точки зрения, а исключительно с позиции террористов. Мы не искали логику в действиях Бен Ладена, не ищем ее в действиях ИГИЛ. Давайте просто не искать логику в действиях россиян, так всем будет проще.

– Мы уже проговорили, сколько и какой примерно техники потеряли россияне под Изюмом. Какая ответственность ожидает конкретных людей и руководителей этих подразделений? Ты знаешь, что говорит военный протокол после такого поражения, после колоссальных потерь техники?

– Во-первых, есть определенные условия: если ты бросаешь технику, то должен ее уничтожать. Я охотно верю в то, что будут наказаны рядовые, сержанты, лейтенанты, командиры рот, батальонов. Именно они будут признаны виновными в том, что побросали технику. Но, например, уже на уровне командиров бригад и дивизий, а тем более армейских корпусов – никто ответственности не понесет.

Если бы это произошло в любой западной армии, то там бы судебные разбирательства длились годами, и многие понесли бы ответственность. Если бы это происходило в Советском Союзе, то, наверное, просто собрали бы отдельный батальон из этих арестантов, бывших военных и либо расстреляли, либо что-то с ними сделали.

Кажется, в 80-х один из пилотов на МиГ-25 прилетел в Японию. Так японцам и после них американцам достался для анализа весь этот самолет. Летели головы в командовании воздушных сил, в командовании ПВО, причем у всех, начиная от просто гарнизона и завершая Москвой. После этого даже производство МиГ-25 прекратилось и перешли на МиГ-31. Следовало кардинально обновлять машину после того, как она попала в руки врага. Так наказывали когда-то… но не в нынешней России.