Климкин: Европа сказала Путину "до свидания". Как Макрон помог Украине. Интервью

3 минуты
150,0 т.
Климкин: Европа сказала Путину 'до свидания'. Как Макрон помог Украине. Интервью

Решение о предоставлении Украине статуса кандидата в члены ЕС было единогласно принято по ряду объективных причин. Европа фактически сказала России "до свидания". Ключевую роль в этом процессе сыграл президент Франции Эммануэль Макрон.

Видео дня

Тот факт, что Макрон периодически разговаривает с главой России Владимиром Путиным, не означает, что он пытается договориться с агрессором на условиях Кремля. Сегодня из всех лидеров стран ЕС только французский президент имеет возможность выступить посредником в переговорах, обязательных для окончания войны.

Украине необходимо работать над тем, чтобы голосование за предоставление членства в ЕС было таким же единодушным. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал министр иностранных дел Украины в 2014-2019 годах Павел Климкин.

Как удалось убедить скептиков в Евросоюзе? Действительно ли сыграл свою роль визит лидеров стран ЕС в Киев?

– Решение было принято перед визитом, они его озвучили в Киеве. Все лидеры стран ЕС поняли, что не принять это решение означает похоронить какие-либо перспективы Европейского Союза на то, чтобы быть геополитическим игроком.

Второй момент – в определенной степени они опасаются граждан Евросоюза, которые поддерживают в этом Украину. Это было бы в каком-то смысле предательством – не предоставить нам этот кандидатский статус.

Третье – это важный момент, чтобы сказать Путину: Путин – все, до свидания.

Какова роль Макрона? Министр Кулеба назвал ее ключевой. Вы согласны с этим?

– Конечно. Он был основным из тех, кто продвигал эту очень важную для нас идею.

Но в последнее время именно Макрон часто звонил по телефону Путину, несколько недель назад заявил, что Россию не стоит унижать и тому подобное. И здесь такой шаг. В чем здесь секрет?

– На самом деле мы делаем оценки тех или иных действий в соответствии с нашим эмоциональным состоянием. Это совершенно понятно, ведь мы внутри войны с путинским режимом. Но когда Макрон звонит по телефону Путину, это не значит, что он готов договариваться на условиях Путина. Напротив, Макрон говорит, что нужно договариваться на наших условиях.

Исключительно потому, что когда-нибудь придется договариваться, потому что любая война заканчивается переговорами. Конечно, нам может это не нравиться, но все равно нужно держать контакт с Путиным.

Еще один вопрос – когда придет время о чем-то договариваться, кто из сегодняшних европейских лидеров будет договариваться с Путиным? Макрон говорит: я готов взять это на себя. Если кто-то другой готов – вперед. Но так выходит, что в результате это снова Макрон.

Нам это может быть не по душе чисто эмоционально, но тем не менее французская внешняя политика здесь работает. На кого мы еще положимся? Могут ли поляки говорить с Путиным? Очевидно, нет. Хотят ли немцы говорить с Путиным? Наверное, хотят. Видите ли, очень активные слухи об Ангеле Меркеле как посреднике.

Поэтому на самом деле Макрон на сегодняшний день является ключевым лидером. Я бы также выделил ключевую роль итальянского премьера Марио Драги. Он тоже сыграл очень важную роль во всех этих разговорах. Но Макрон все же номер один.

Можно ли надеяться, что и во время голосования за членство Украины страны ЕС будут такими же единодушными?

– Не забывайте, что некоторые страны ЕС должны пройти через выборы. В частности, Франция. Мы должны готовиться к этому, держать эту эмоцию для граждан стран, которые нас сейчас поддерживают. Но российская пропаганда тоже не спит и сжигает в этих топках безумные деньги.

Поэтому долгие отношения с Макроном, Драги или с кем-то другим – это действительно о том, чтобы люди нас поддерживали. Здесь необходима стратегия на перспективу.

Тот же Макрон заявил, что Украина должна получить членство по упрощенной процедуре. Какие могут быть сроки? Насколько это отличается от обычной процедуры?

– Пока нет никакой упрощенной процедуры. Страны ЕС, Европейская комиссия только начали об этом думать – какие вещи могут быть упрощены, а какие не могут. Не может быть скидки на то, что мы не выполним какие-либо ключевые положения. Это может означать, что некоторые вещи будут перенесены на период после поступления, так называемые переходные сроки.

Но некоторые вещи не могут быть перенесены. Этот процесс только начинается, и никто не скажет, о чем именно может идти речь. Это спекуляция.

Макрон заявил, что Франция может обойтись без российского газа. Является ли это началом подлинной изоляции России от энергетического рынка Европы?

– Макрон в этом отношении молодец. Ранее он и о "Северном потоке-2" говорил, что этот проект нам не нужен. Но у него есть атомные электростанции, а немцам и итальянцам сложнее. Здесь очень важно, чтобы не только Макрон обошелся без российского газа, но чтобы вся Европа обошлась.

Тогда Путин не сможет шантажировать европейцев, это будет означать: энергетическое оружие, до свидания. И это будет лучше. Думаю, много очень интересных вещей произойдет в ближайшие месяцы. Я вижу желание Европы избавиться от этой наркотической зависимости от российских энергоносителей.