Митрополит Драбинко: у Москвы руки в крови украинцев, церковь Онуфрия остается ей верна. Интервью

4 минуты
122,6 т.
Митрополит Драбинко: у Москвы руки в крови украинцев, церковь Онуфрия остается ей верна. Интервью

Глава РПЦ патриарх Кирилл фактически благословил геноцид украинского народа – войну РФ в Украине, но УПЦ Московского патриархата продолжает оставаться в единении с этой церковью. Митрополит Онуфрий заявил о "Каиновом грехе" России, но дальше не пошел. Сегодня он продолжает поминать Кирилла и Собор церкви, вероятно, собирать не будет.

Отдельным епархиям и приходам УПЦ МП в этой ситуации остается объединяться и входить в Поместную церковь. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал митрополит Переяславский и Вишневский Православной Церкви Украины Александр Драбинко.

Глава РПЦ патриарх Кирилл фактически оправдал войну России против Украины.

– Он не просто оправдал эту войну – военные действия оправдываются, если война носит оборонительный характер. Кирилл фактически "благословил" нового Каина убивать брата Авеля! А благословение – это уже побуждение и соучастие. А соучастие – это руки в крови, ряса в крови, куколь в крови. Если у священника руки в крови, он должен, согласно канонам церкви, быть извергнут из священного сана.

Видео дня

Было дано "благословение" на "денацификацию". Что это? В чем национализм украинцев? В любви к родной земле, к родной церкви, к украинскому языку и украинской песне? Да, нам это все присуще с молоком матери, и нас, украинцев, это объединяет. Украинский народ имеет то, чего не имеет оккупант, – на своей земле у нас есть корни нашего народа и свое историческое древо, растущее из этих корней.

"Денацификация", "зачистка", как было сказано президентом РФ, это намерение срубить это дерево, это желание уничтожить украинский народ. Не новый ли это Холокост, не геноцид ли это, имеющий своей подоплекой взлелеянную "патриархом" Кириллом идеологию "русского мира"?

Убийство одного человека – преступление. За это судят и садят. Убийство тысяч и миллионов – идеологическое видение. За это в России канонизируют и превозносят как отцов отечества.

Давайте перестанем смотреть на военные преступления как на статистику. Убийство в Мариуполе – это не один раз сказать: погибло 2,5 тыс. людей, нет, это 2,5 тыс. раз сказать, что погиб человек. Это не один факт гибели – это 2500 фактов смерти. Это индивидуальные убийства, а не статистика.

Заслуживает ли уважения позиция УПЦ МП, высказанная митрополитом Онуфрием, назвавшим эту войну "каиновым грехом"?

– Да, конечно. Митрополит Онуфрий, в отличие от многих своих коллег, верующий человек. Вопреки навязываемому руководством РПЦ послушанию росидеологии, он недвусмысленно назвал развязанную РФ войну грехом Каина. Это не просто позиция, это констатация факта. И ему, человеку духовному, это понятно. В другое время он мог бы смолчать, но не сейчас.

Но ведь раньше УПЦ МП настолько зависела от РПЦ, что о подобных заявлениях не могло быть и речи.

– Не было такой откровенной и полномасштабной войны. Была война гибридная. Сегодня она откровенная, с зияющей пастью смерти. Русские бомбят Киев, "Мать городов Русских"! Мыслимо ли это? Все преподобные в Лаврских пещерах содрогаются. Уничтожают мирные города и их жителей, храмы и святыни рушат, священников похищают и расстреливают. Это не Владимира и Ярослава потомки – это потомки Орды и последователи Гитлера.

Какой же должна быть позиция, глядя на это все? Тысячи убитых и миллионы беженцев от "освободителей". Если не церковь своими устами, то камни разрухи уже "вопиют к Небу".

Митрополит Онуфрий продолжает поминать патриарха Кирилла.

Ваш прогноз – как будут развиваться события дальше? Этим заявлением Онуфрия все и ограничится или УПЦ МП пойдет дальше?

– Я думаю, что этим при нынешнем административном раскладе пока все ограничится. В УПЦ есть такой себе "церковный стоп-кран" – управделами митрополит Антоний (Паканич). Ряд его заявлений говорит именно об этом и о специфической функции, которую он выполняет.

Последнее обращение к духовенству (странно, что от его имени, а не предстоятеля) – это призыв хранить "верность церкви". Это реакция на те процессы, которые сегодня происходят в церковной среде.

Целые епархии ставят перед церковным Киевом вопрос о статусе УПЦ, о необходимости созыва Собора, разрыва с РПЦ и автокефалии Украинской Церкви. Понятно, что никакой автокефалии патриарх Кирилл не даст, и это административное кремлевское решение необходимо оправдывать в богословском и каноническом порядке. Этим и занимается управделами, спекулируя понятиями административной юрисдикции и фактом сакраментального нахождения в лоне Церкви Христовой.

Факт в том, что Москва автокефалии УПЦ не даст. Константинополь тоже уже сказал свое слово – он дал Украине автокефалию в 2019 году, издав об этом Синодальный Патриарший Томос, у нас есть Поместная церковь. Нужно это уяснить и принять соответствующее решение.

Каким могло бы быть логичное решение?

– Руководство УПЦ уже ответило "непоминающим" просителям, что "подобные вопросы под пулями не решаются".

Скорее всего, митрополит Онуфрий, к сожалению, не станет собирать Собор. Свою позицию он высказал. Никаких действий со стороны священноначалия дальше, думаю, не будет. Поэтому у епархий и приходов, желающих автокефалии, есть один-единственный выход: объединяться, входить в Поместную церковь.

Если такой готовности у епархий нет, значит, нужно, чтобы такие приходы инициировали индивидуальные присоединения к ПЦУ.

Наверное, таких приходов теперь будет больше.

– Таких приходов будет достаточно, а процесс продолжительный. На сегодняшний день некоторые епархии высказались за полную автокефалию. Некоторые только осудили военную агрессию и перестали поминать Кирилла. Но это в каноническом поле ничего не значит: непоминовение Кирилла не имеет никакого индивидуального значения для священников и для епархий.

Кирилла как патриарха должен поминать предстоятель, то есть митрополит Онуфрий, что он и делает. Последнего, в свою очередь, епархиальные епископы, а их – священники. Таким образом и сохраняется привязанность к РПЦ церкви страны-агрессора и патриарха, благословившего уничтожение Украины, такой "близкой и родной его сердцу".