newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

РФ увеличивает армию и превращает "Шахеды" в тараны: интервью с Жироховым о главных вызовах этой зимой

5 минут
20,0 т.
РФ увеличивает армию и превращает 'Шахеды' в тараны: интервью с Жироховым о главных вызовах этой зимой

Страна-оккупант Россия приняла решение об увеличении численности армии, составляющей более 2 миллионов, еще на 170 тысяч. В РФ также повышается предельный призывной возраст – с 26 до 30 лет. Конечно, это связано с войной против Украины, но у агрессора есть и другие мотивы. В частности, тот факт, что граничащая с Россией Финляндия стала членом НАТО.

В то же время в России модернизируют дроны-камикадзе "Шахед". На них уже начали устанавливать термобарический снаряд. Однако это не слишком большая проблема, ведь такие "Шахеды" могут поражать далеко не все цели и не способны пробивать препятствия. Кроме того, это никак не влияет на их обезвреживание. Но их модернизация продолжается. Не исключено, что ВПК врага попытается превратить "Шахеды" в своеобразные тараны. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA высказал военный эксперт Михаил Жирохов.

– Стало известно о том, что Путин подписал указ об увеличении численности российской оккупационной армии на 170 тыс. человек. Общая численность армии страны-агрессора превышает 2 миллиона. Неужели этого недостаточно для большой войны? Почему возникла необходимость в дополнительном увеличении?

– Я не вижу здесь большой проблемы с военной точки зрения. Просто сейчас они оптимизируют собственные вооруженные силы, производят укрупнение, формируют несколько новых дивизий. Конечно, можно говорить, что это связано с войной в Украине, – да, это связано. Но также с другими факторами.

К примеру, тот факт, что Финляндия вошла в НАТО. Если раньше на российско-финской границе было развернуто относительно небольшое количество войск, то россиянам сейчас нужно увеличение боевых частей на многих направлениях, в частности на финском.

Также неясна ситуация в Закавказье. Я имею в виду Армению, имеющую определенную западную направленность. Следовательно, России и в этом направлении нужны дополнительные силы. Есть определенные военные угрозы для них, и они таким образом реагируют. Здесь нет ничего удивительного.

– Что это за 170 тысяч по составу? Это контрактники или неподготовленные призывники?

– Нет. Подобный процесс проходили и мы в 2017-2018 году. Верховная Рада повышала численность вооруженных сил. В первую очередь речь идет о формировании новых частей. И здесь есть два момента. Первый – это увеличение количества контрактников, второй – что сейчас обсуждается в России – это увеличение периода срочной службы с года до двух.

Кроме того, в РФ могут снять ограничения по возрасту призыва на срочную службу – с 26 до 30 лет (Госдума России приняла закон, согласно которому с 1 января 2024 года на срочную службу будут призывать людей до 30 лет. – Ред.).

Увеличение армии на 170 тысяч – это фактически увеличение количества штатных единиц. Это и офицеры, и контрактники, и сержанты. Это всеобщая численность. Например, если, условно, формируют четыре новых дивизии, столько штатных единиц нужно добавить в армию. Потому это не означает, что все будет происходить за счет мобилизованных, ведь их рано или поздно потребуется увольнять.

– В Госпогранслужбе сообщили, что на территории России вблизи границы с Харьковщиной активизировались вражеские диверсионно-разведывательные группы. Предполагаете ли вы, что враг пытается открыть новый фронт? Если да, какие у него перспективы, в частности, на севере?

– Что касается севера, то там пограничная война продолжается постоянно, начиная с апреля 2022 года. Происходят постоянные нападения, постоянные удары. Поэтому говорить о том, что россияне пытаются открыть какой-то новый фронт, я бы не стал. Потому что увеличения их группировки на границе практически нет.

На границу они нагнали срочников, сидящих на фортификационных сооружениях и просто охраняющих эту границу. Кроме того, те части, которые выводят с фронта, перебрасывают туда как на отдых, потому что там нет таких обстрелов. Следовательно, определенной угрозы на сегодняшний день с севера нет.

РФ увеличивает армию и превращает "Шахеды" в тараны: интервью с Жироховым о главных вызовах этой зимой

– Враг начал оснащать свои "Шахеды" термобарической системой. Насколько это увеличивает их опасность, в частности, влияет на возможность обезвреживания? Какие еще "ноу-хау" может приготовить враг на отопительный сезон?

– Это было очевидно, что они будут прогрессировать, что у них будет что-нибудь новое. Но эта новая боевая часть "Шахедов" может использоваться только для поражения определенных целей. Прежде всего это цели, которые находятся на открытом пространстве, например склады. Пробивать бункер или защищенную цель они не могут.

Эти термобарические снаряды достаточно мощные, но практически не имеют пробивной возможности. Если фугасная часть пробивает и разрывается, то эта просто взрывается, но ничего не пробивает. Таким снарядам пробить какое-то даже небольшое препятствие им очень тяжело.

Но очевидно, что россияне будут менять тактику, то есть увеличивать кинетическую энергию. Скорее всего, "Шахед" будет набирать скорость и поражать цели не только термобарическим снарядом, но и за счет всей конструкции – двигатель, фюзеляж и т. д. То есть таранить с большей скоростью. Относительно термобарических снарядов – да, они достаточно мощные, но на небольших плоскостях.

Что касается того, труднее ли их сбивать, – боевая часть "Шахеда" никоим образом не влияет на это, будь то с фугасной или термобарической системой. Думаю, наши военные будут наблюдать за тем, как в этой связи изменится тактика россиян, и принимать определенные контрмеры.

РФ увеличивает армию и превращает "Шахеды" в тараны: интервью с Жироховым о главных вызовах этой зимой

– Насколько сегодня хорошо защищены наши объекты критической, в частности энергетической, инфраструктуры?

– Проблема в том, что этих объектов у нас слишком много. Вопрос лишь в том, какой процент мы сможем прикрыть. Конечно, эта информация не доступна, это государственная тайна. Поэтому я не могу сказать, на сколько процентов сегодня прикрыта наша энергетическая инфраструктура.

Что-то действительно прикрыто. Думаю, есть определенная градация более и менее приоритетных объектов. Но прикрыть все подстанции в наших условиях невозможно. Украина – достаточно большая страна, удары могут наноситься где угодно, поэтому такого количества средств радиоэлектронной борьбы у нас нет.

– По информации источников издания Politico, предприятия ВПК США не могут производить оружие так быстро и в таких объемах, как это необходимо для удовлетворения мирового спроса. Одна из причин – войны в Украине и Израиле. По вашим оценкам, насколько это серьезная проблема с точки зрения предоставления Украине военной помощи, в частности, этой зимой?

– Очевидно, что это огромная проблема, потому что все, что было на складах, они уже отобрали. Война в Украине, война в Израиле – это некий маркер. Изготовление снарядов, изготовление боеприпасов имеет определенное технологическое время. Его невозможно снизить. К примеру, если корпус нужно закаливать в течение 15 дней, его нельзя закалить за три дня.

Поэтому запуск всех программ перевооружения, запуск новых линий дополнительного изготовления снарядов – это время, это год-полтора. Тем более что масштабы войны в Украине достаточно велики.

Поэтому США сейчас ищут новые возможности закупки боеприпасов у других стран. В частности, в отдельных странах НАТО, в той же Греции, а также в Южной Корее, в Иордании. Все, что передавалось или продавалось в те страны, сейчас выкупается, чтобы провал в изготовлении снарядов был для Украины менее ощутим.

Провал будет примерно до середины 2024 года, когда на полную заработает этот механизм. Он очень долго запускается, ведь кроме технологических проблем, есть проблемы финансовые, бюрократические и т. д. Но когда он уже запустится, проблем больше не будет. Единственный вопрос – есть у нас время для этого или нет. К несчастью.