Селезнев: Путин готовит масштабные мероприятия по трем направлениям. Интервью

5 минут
261,8 т.
Селезнев: Путин готовит масштабные мероприятия по трем направлениям. Интервью

Кадровые перестановки в генштабе российской армии говорят о том, что враг готовится к "масштабным мероприятиям" на территории Украины. Он может задействовать резерв в 150 тыс. "чмобиков", проходящих подготовку, для наступления на трех направлениях. Это попытка выхода на админграницы Донецкой и Луганской областей, далее попытка установить контроль над всей Запорожской областью и, наконец, новая попытка взять Киев.

Видео дня

Тем не менее последние события на фронте демонстрируют, что врагу не удается взять под контроль даже небольшой город Соледар с населением в 500 человек. Российские оккупационные войска бросили на это направление, не имеющее стратегического значения, лучшие силы. Кремлю нужна хоть какая-то победа в Украине накануне новой волны мобилизации, но попытки "раздуть" Соледар до масштабов второго по значимости города Украины смешны. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL озвучил военный эксперт Владислав Селезнев.

– Секретарь СНБО Алексей Данилов заявил, что ближайшие два-три месяца войны в Украине будут решающими, враг может пойти ва-банк. Что, на ваш взгляд, может произойти за это время? Мы видим, как активно оккупанты пытаются захватить маленький городок Соледар, они бросили туда практически все силы. Какие задачи враг ставит перед собой?

– Очевидно, что возможная российская оккупация Соледара просто несопоставима с деоккупацией Херсона и освобождением большей части Харьковской области. Путинской пропаганде необходимо заявить хотя бы о каких-то успехах, поскольку проведена мобилизация, 300 тыс. граждан РФ поставлены под ружье, наблюдается огромное количество потерь в живой силе и технике, стагнация в российской экономике. Каждый житель РФ уже на своей шкуре ощущает ухудшение уровня жизни. Россия превратилась в страну-изгоя в мировом масштабе.

Поэтому Путину и его пропаганде необходимо демонстрировать какие-то успехи.

Около четырех месяцев шли активные штурмы города Бахмут. До войны в нем проживало порядка 70 тыс. человек. Никакими успехами эти мероприятия для российской армии не увенчались. И они переключились на другой город, Соледар, в котором до войны проживало почти 10 тыс. мирных жителей, а сейчас – около 500 человек. На Соледар бросили те же силы, которые недавно штурмовали Бахмут.

Это огромное количество сил и средств. Взяли ЧВК "Вагнер", российских десантников, спецназовцев, которые при поддержке артиллерии и авиации пытаются штурмовать этот небольшой город. Хотя в принципе от города мало что осталось. Там сплошные руины, уничтожено все.

Все это делается для того, чтобы, захватив этот город, продемонстрировать российскому люду: вот, смотрите, Соледар "освобожден". Хотя очевидно, что попытки раздуть Соледар до уровня как минимум второго по значимости города на территории Украины смешны и нелепы.

Тем не менее у Путина нет других рычагов влияния на российское общество, поскольку грядет следующая волна мобилизации. "Чмобики" постепенно заканчиваются, необходимо заполнять прорехи в боевых порядках российской оккупационной армии. А для того чтобы такие мероприятия проводить, нужна соответствующая информационная поддержка, например, победы российской армии. Либо необходимо создавать какой-то прецедент по примеру того, как это было организовано российской ФСБ накануне Второй чеченской войны – серия терактов, в которых обвинят украинскую сторону.

Каким образом будет действовать кремлевская пропаганда, думаю, мы увидим в перспективе ближайших недель, потому как сроки поджимают, динамика будет нарастать.

Но стратегического значения Соледар и его оккупация для украинских Сил обороны не имеет.

– В генштабе России провели очередную кадровую рокировку. Считаете ли вы, что враг может активизироваться? Может ли Путин готовиться к какому-то отчаянному шагу, например, к применению оружия, которое он еще не применял, к использованию новой тактики и т. д.? Можно ли предположить такое развитие событий?

– Я исхожу из следующих соображений. Внутриполитические разборки между силовыми башнями Кремля я не готов оценивать – для этого надо быть посвященным в эти процессы. Хотя очевидно, что усиление группировки Шойгу-Герасимов-Лапин осуществляется в пику усилению группировки Золотов-Кадыров-Пригожин, которое было ранее.

Путин как старый спецназовец пытается развести стороны и создать конкуренцию между ними, чтобы те, занимаясь разборками между собой, не обращали внимания на кремлевского диктатора, который будет продолжать действовать по принципу "разделяй и властвуй".

Что касается военной составляющей, то назначение на должность руководителя "специальной военной операции" начальника генерального штаба говорит о концентрации усилий – и административных, и организационных, и руководящих – в руках одного человека. Потому как очевидно, что и Суровикин, и Герасимов по-прежнему остаются на тех же должностях согласно штатному расписанию. Один – командующий военно-космическими силами, другой – начальник генерального штаба. Но полнота власти и полномочия сосредоточены в руках генерала Герасимова.

Очевидно, что это делается в преддверии каких-то масштабных мероприятий, связанных с участием российской армии в "СВО". У россиян в запасе – как минимум 150 тыс. "чмобиков", которые заканчивают подготовку на различных полигонах и в учебных центрах. Понятно, что путинская армия задействует эту человеческую массу на каком-либо участке фронта.

Где именно – об этом говорит главнокомандующий Вооруженными силами Украины генерал Залужный. Он определяет три вероятных направления. Это восток – попытка российской оккупационной армии выйти на административные границы Донецкой и Луганской областей.

О возможном втором направлении сообщил генерал Громов – о том, что если армия РФ выйдет на админграницы этих областей, то, вероятно, дальше она может двинуться на территорию Запорожской области и выйти на ее административные границы, реализуя тот самый план Путина по созданию квазигосударственного образования "Новороссия". Это важно для него, чтобы обеспечить "новоприобретенные" территории в границах этих областей Украины.

Третий вариант – это попытка снова штурмовать Киев. Но какими ресурсами и силами, как Путин сможет организовать это мероприятие, чтобы от него был какой-то результат, я не знаю. Потому как тот же Суровикин однажды уже пытался реализовать эту историю, но чем это закончилось, мы видели в марте прошлого года, когда российская армия была вынуждена бежать из-под Киева, не добившись никаких результатов.

– В Москве произошел интересный инцидент. Там расстреляли автомобили с Z-символикой. Конечно же, мы не можем утверждать, что к этому причастны украинцы, но не считаете ли вы, что Украина уже могла бы взяться за нанесение ударов по центру принятия решений врага, по Москве? Ведь мы помним, насколько хорошо украинским силам удаются удары по военным авиабазам в глубине РФ.

– Многие жители нашей страны ориентируются на эмоциональную составляющую боевых действий. Конечно же, хочется разбомбить что-то заметное, знаковое, важное, чтобы россияне на собственной шкуре ощутили боль наших утрат.

Но война – это рациональная история. Думаю, нашим Силам обороны следует ориентироваться на уничтожение военных объектов вне зависимости от того, где они находятся – в Москве или других регионах. Тех военных объектов, которые угрожают украинским Силам обороны, украинской энергосистеме, мирным жителям нашей страны. Это площадки пусковых ракетных установок, военные аэродромы, с которых взлетают самолеты, чтобы бомбить территорию нашей страны. Необходимо уничтожать вражеские склады с боеприпасами, места сосредоточения вражеской техники.

Мне кажется, это более важно и рационально с военной точки зрения. Разрушение Кремля не улучшит наши позиции на фронте, не облегчит украинское контрнаступление. А вот уничтожение вражеского сосредоточения войск – очень хорошая предпосылка для того, чтобы украинское контрнаступление было эффективным.