Селезнев: Путин хочет завалить нашу ПВО, но захватить Киев не сможет. Интервью

6 минут
103,0 т.
Селезнев: Путин хочет завалить нашу ПВО, но захватить Киев не сможет. Интервью

Массированные атаки дронов-камикадзе на Киев Кремль использует для достижения двух целей: "завалить" противовоздушную оборону Украины и заморозить нашу страну, уничтожив энергетическую инфраструктуру. Тем не менее для нового наступления на Киев у врага нет сил и средств – как минимум 50 тысяч хорошо подготовленных и обеспеченных военных.

Видео дня

При наиболее неблагоприятном развитии событий возможность наступления на Киевском направлении может появиться у страны-террориста во второй половине января, при наиболее благоприятном – в марте. Информация о якобы выходе оккупационных войск из Новой Каховки – фейк. Агрессор не собирается свершать "жест доброй воли" – выходить с юга Херсонской и Запорожской областей. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал военный эксперт Владислав Селезнев.

– 19 декабря враг снова атаковал Киев дронами-камикадзе. На этот раз их было 35, 30 из них уничтожили наши защитники. Почему атаки участились и стали более массированными? И как будут развиваться события дальше?

– Давление путинской России на Украину – это реализация плана ракетного террора. Поэтому путинская армия использует все ресурсы, которые есть. Имея ракеты разных типов и классов, они (россияне. – Ред.) наносят ракетные удары по территории нашей страны. Получили очередную партию тех самых дронов-камикадзе Shahed-136 от Ирана – соответственно, они используют их.

Причем они совершают именно массированные атаки с целью продавить украинскую систему противовоздушной обороны, потому что, если это будут единичные "Шахеды", украинская армия уничтожит из со стопроцентной вероятностью.

А тут мы видим, что было запущено 35 дронов с восточного побережья Азовского моря. Они поднялись вдоль Днепра и атаковали объекты на территории столичного региона – Киев и Киевскую область. Они били исключительно по объектам энергетической инфраструктуры.

Сейчас и так колоссальная нагрузка на объекты энергетики, враг старается полностью завалить нашу систему, чтобы заморозить Украину. Причем работает именно по центру принятия решений – Киев, столица. Россия рассчитывает на то, что начнутся народные волнения, недовольства, например, как это было на юге нашей страны. Пусть это и не стало системным, но отдельные случаи протестных настроений на территории Одесской области фиксировались.

Можно ли говорить о какой-то тенденции, что протестные настроения будут распространяться по территории всей страны? У меня большие сомнения. Хотя бы потому, что такое отношение со стороны РФ, которая продолжает рассказывать о "братских народах". Нет, это не братские народы. А если уж и говорить о братских отношениях, то это скорее отношения Каина и Авеля.

Очевидно, что своей поставленной цели российская оккупационная армия с помощью ракетного террора не достигнет. Но при этом она и далее будет использовать ракетную и дроновую компоненту для того, чтобы создавать проблемы для наших энергетиков и для мирных жителей нашей страны. Потому что нет электричества, нет воды, нет отопления – и наши квартиры превращаются в бетонные клетки, пещеры, в которых выживать в таких погодных условиях крайне сложно.

– По поводу центра принятия решений, столицы. Мы видим, что Путин никогда не забывает о Киеве и периодически атакует город. Считаете ли вы, что существует сугубо теоретическая вероятность того, что Путин осуществит новое наступление на Киевском направлении, чтобы захватить столицу?

– Хочу обратить внимание на заявления украинского Главного управления разведки. Очевидно, что сейчас на территории Беларуси нет ударной группировки российской оккупационной армии, которая была бы способна реализовать задачу по захвату Киева.

Для того чтобы эта военная атака была эффективной, россиянам необходимо как минимум 50 тысяч хорошо подготовленных и обеспеченных сил и средств. Плюс техника, вооружения, боеприпасы, чтобы эта группировка имела возможность действовать не в течение трех дней, как это планировалось изначально в феврале, а как минимум в течение трех-четырех недель активных боевых действий.

То есть у этой группировки должны быть колоссальные запасы. А их нет. Равно как и нет той самой группировки войск. Поэтому переживать, что в ближайшие несколько дней может начаться масштабная атака на Киев, я бы не стал.

Отсылаю всех нас к заявлению командующего ВСУ генерала Залужного, который считает, что возможна повторная атака на территорию Украины, причем Киевское направление является одним из трех вероятных, наряду с южным и восточным. При неблагоприятном стечении обстоятельств, если россияне в краткие сроки смогут подготовить ударную группировку, этот процесс может начаться во второй половине января.

Но россияне действуют из рук вон плохо, поэтому с большой долей вероятности можно сказать, что все эти движения будут происходить в марте.

– 19 декабря Путин встречался с Лукашенко в Минске. Может ли он "додавить" беларуского диктатора, усилить свою армию за счет армии Беларуси и получить те самые средства, необходимые для наступления на Киев?

– В последний раз Путин был в Минске в 2019 году. То есть у него есть очень веская причина, чтобы поднять свою "пятую точку" и вылететь на встречу с самопровозглашенным президентом Республики Беларусь. Тем более что речь идет не об онлайн-, а о реальной встрече.

Думаю, что Путин будет требовать каких-то преференций от Лукашенко. Возможно, будет грузить, будет давить. Такие варианты исключать нельзя. Но Лукашенко – признанный лидер по части уклонения среди глав постсоветских стран, поэтому, думаю, Путин не сможет использовать даже все свои уловки и заставить Лукашенко применить свою армию.

Такая тактика для Лукашенко смерти подобна. Нынешняя власть в Беларуси сегодня держится на штыках силовиков. И если лукашенковская армия превратится в тех самых "хороших русских", на кого будет опираться режим?

Путин будет давить на Лукашенко, тот в определенный момент отыграет, будет предоставлять Путину свою территорию, вооружение и технику из так называемых неприкосновенных запасов беларуской армии. Но вряд ли Лукашенко решится принять такое крайне непопулярное в беларуском обществе решение, как участие беларуской армии и других силовых структур в так называемой специальной военной операции.

– Появилась информация о том, что оккупанты начали отступление из Новой Каховки и, наоборот, начали всерьез укрепляться в Мелитополе. Что будет там, на южном направлении? Каков ваш прогноз?

– Я бы разделил юг Запорожской области и юг Херсонской области. В Запорожской области у армии оккупанта есть три центра оборонных позиций: Васильевка, Токмак и Мелитополь. В Мелитополе наибольшее сосредоточение российских войск, там построены более мощные оборонительные сооружения.

Что касается Новой Каховки и в целом побережья левого берега Днепра, то там россияне создали достаточно серьезный укрепрайон, но там находится меньшая часть российских оккупационных войск, которые действуют в южных регионах Херсонской и Запорожской областей.

По оценкам нашей разведки, там находится порядка 60 тысяч россиян. Меньшая часть – ближе к Днепру, ближе к Васильевке, а большая часть на расстоянии примерно 40-50 километров находится от линии боевых действий, поскольку в противном случае они рискуют попасть под огонь украинских HIMARS и, соответственно, превратиться в "хороших русских".

Рациональное решение, но тем не менее даже та малая часть не позволяет украинским Силам обороны форсировать Днепр и атаковать врага на левом берегу Днепра. Там действуют наши партизаны, наши спецназовцы, которые работают исключительно точечно по важным инфраструктурным объектов российских оккупантов, но не вступают в бои с хорошо укрепленными вражескими гарнизонами.

Легко бронированные автомобили, на которых перемещаются наши спецназовцы, – это не самое эффективное оружие для борьбы с российскими танками и долговременными огневыми точками. А вот по части уничтожения их штабов, арсеналов, логистических маршрутов – тут, я думаю, наши весьма и весьма преуспевают.

Заявление о том, что якобы россияне бегут из Новой Каховки, – думаю, это информационный вброс. Дескать, мы бежим, давайте атакуйте. При этом они могут нас атаковать таким образом, что мы понесем очень серьезные потери.

Скорее всего, там происходит ротация сил и средств российской оккупационной армии. Но то, что россияне не планируют совершать "жест доброй воли" на юге Херсонской и Запорожской области, – это очевидно. Особенно с учетом тех ресурсов, которые они туда подтянули. 60 тысяч российских солдат – это точно не про отступление.