Селезнев: Путин намерен бросить в Украину миллионы солдат, но к наступлению не готов. Интервью

6 минут
63,7 т.
Селезнев: Путин намерен бросить в Украину миллионы солдат, но к наступлению не готов. Интервью

В ходе "частичной мобилизации", объявленной в России, может быть призвано не 300 тысяч, а 1,2 миллиона человек с вероятностью увеличения до 2 миллионов человек. Но мобилизационная машина страны-агрессора работает крайне плохо. Призывники вынуждены сами обеспечивать себя аптечками и зимней экипировкой. Их бросают на фронт без необходимого обучения и слаживания.

Видео дня

Эта спешка связана с огромными потерями армии врага на фронте, которые составляют в среднем 500 человек в день. Враг не имеет возможности наступать и делает ставку на сохранение статус-кво, удержание уже захваченных территорий и "присоединение" их к РФ к юбилею кремлевского диктатора Владимира Путина.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал военный эксперт Владислав Селезнев.

Прошла неделя с момента объявления в России так называемой частичной мобилизации. Можно ли увидеть первые признаки реализации такого решения на фронте?

– Безусловно, первые признаки того, что вновь мобилизованные российские граждане появляются на фронте, есть. Но пока эта информация не систематизирована. Подождем, пока эта информация подтвердится из нескольких источников.

Но уже можно говорить о тенденциях. По мне, так они совершенно очевидны и очень важны. Прежде всего, мобилизационная система в РФ работает из рук вон плохо. Есть ряд фактов, которые это подтверждают. Многие позиции по вещевому обеспечению российских мобилизованных возлагаются на них самих. "Будьте любезны, сами достаньте медицинские аптечки, элементы экипировки, которые соответствуют зимнему периоду ведения боевых действий. Сами решите вопрос со связью и иными средствами".

Мы видим, насколько бестолково работает система призыва. Мы видим курьезные случаи, когда призывают гражданина РФ, который умер 5 лет назад, либо инвалида первой группы, колясочника. Есть и случаи, когда пытаются призвать граждан второго и третьего уровня учета. Мы видим, как активно "голосуют ногами" российские ура-патриоты, которые ломанулись куда только можно, чтобы пересечь государственную границу РФ, всеми правдами и неправдами попытаться избежать призыва в армию по мобилизации.

Я думаю, что такие тенденции будут наблюдаться и дальше, поскольку очевидно, что план мобилизации в 300 тысяч – это лишь первая волна. Кулуарно говорят о том, что в российское войско планируют призвать до 1,2 миллиона с вероятностью увеличения до 2 миллионов человек. Думаю, на эти позиции россияне и будут выходить.

Я уверен в том, что в самое ближайшее время как минимум на восточном фланге украинско-российского фронта появятся первые мобилизованные, потому что ежесуточные потери российской армии составляют порядка 500 человек. И это только убитыми. А санитарные потери еще больше. Это говорит о том, что у россиян крайняя потребность в человеческих ресурсах.

Но мобилизация создает другие проблемы. Это значит, что те военные, которые станут в боевые порядки, не будут обеспечены соответствующим образом – их просто не успеют обеспечить. И они будут неподготовленными – их просто не успеют подготовить. И уж тем более они не пройдут этап боевого слаживания, потому что это процесс небыстрый. Месяц или даже два необходимо готовить подразделения для того, чтобы они могли эффективно выполнять боевые задачи.

– Мы видим, что враг очень спешит. Он спешит с мобилизацией, спешит с переброской новых сил на украинский фронт. Но мы также понимаем, что погодные условия будут ухудшаться и станут не очень благоприятными для ведения боевых действий. Что может успеть сделать враг за ближайшие недели?

– Враг пытается сохранить статус-кво, который есть на сегодняшний день. Фактически сейчас более 95% территории Луганской области находится под контролем российских оккупантов. Большая часть Донецкой и Херсонской областей, немалая часть Запорожской области находятся под их контролем.

Прошли эти фейковые референдумы, и думаю, сейчас на основании их Россия попытается включить эти регионы Украины в состав РФ, чтобы потом, к 70-летнему юбилею российского президента, сообщить, что "земля российская приросла новыми регионами". Соответственно, россияне будут удерживать эти рубежи.

Но я не думаю, что сейчас они имеют ресурсы, возможности и даже желание идти в наступление. Ресурсов катастрофически не хватает.

Мы видим, что снизилась интенсивность ракетных обстрелов по территории нашей страны. Это связано с тем, что уменьшились резервы тех самых ракет. Они начали активно использовать беспилотники-камикадзе, полученные в рамках военно-технического сотрудничества с Ираном.

Сейчас на повестке дня у россиян стоит серьезный вопрос о переводе всей промышленности на военные рельсы для того, чтобы в краткие сроки значительно увеличить производство продукции военного назначения. Но по группе высокоточного вооружения, которое требует соответствующих комплектующих из ЕС, у них есть проблемы. В частности, есть проблемы с производством высокоточных ракет класса Х-101, "Искандер", "Калибр", "Оникс" и "Кинжал".

Но они имеют возможность в достаточно быстром темпе кратно увеличить производство снарядов калибра 122 и 152 и ракет к системам залпового огня "Град", "Смерч" и "Ураган".

– В Беларуси, вероятно, могла начаться подготовка к приему военных эшелонов из РФ. На это указывает тот факт, что железнодорожники этой страны проверяют инфраструктуру и составляют новый график движения поездов. Считаете ли вы, что враг может более активно подключить Беларусь, в частности ее регулярные войска?

– Я могу вернуть нас к нашему диалогу, который состоялся примерно три месяца назад, когда мы рассуждали по поводу перспектив возможного наступления белорусских войск через северную границу, чтобы перерезать пути снабжения украинских Сил обороны через западную границу со стороны Польши.

Тогда я сказал, что белорусская армия не горит желанием наступать, не имеет соответствующих ресурсов. Она будет готова наступать в случае, если порядка 20 тысяч российских солдат, а это примерно 25 батальонных тактических групп, плечом к плечу с ними будут готовы идти в наступление.

Посмотрим. Вполне возможно, что некая часть из этих 300 тысяч мобилизованных военнослужащих РФ могут переместиться на территорию РБ, поскольку для россиян архиважно приостановить поток материально-технических средств, которые получает Украина от наших западных партнеров.

Каким образом Россия может это сделать? Путем контратаки со стороны Бреста через Ковель, Луцк и далее южнее в сторону Львова. Второе направление удара – через Сарны на Ровно. Таким образом перерезается один из маршрутов поставки военно-технической помощи Украине.

Де-факто получается, что Беларусь является участником военного конфликта. Думаю, под это они даже придумают историю, потому что смотрите, как все складно получается: 30 сентября Россия может включить в состав РФ четыре украинских региона. Таким образом, статус "специальной военной операции" в определенной степени трансформируется, потому что, если Россия считает Запорожье "исконно русским городом", она вполне может объявить войну Украине, которая, по ее мнению, незаконно удерживает Запорожье.

Соответственно, Беларусь как страна-сателлит в случае "агрессии" в отношении страны – участницы ОДКБ формально имеет основания вступить в боевые действия.

Кстати, в белорусской армии нет абсолютно пацифистских настроений. Они, скорее, ориентируются на ситуацию. Я не уверен, что белорусская армия в полном составе будет отказываться от боевых действий, даже понимая все последствия. Потому как репрессивная машина в Беларуси работает, может быть, несколько слабее, но так же эффективно, как и в РФ.

Таким образом, вполне вероятно, что в перспективе россияне будут пытаться насытить подразделениями своей армии боевые порядки белорусских войск, а дальше – атаковать Украину с северных регионов.

Но пока идут подготовительные процессы. Нельзя сказать, что такой вариант развития событий может случиться в ближайшие 2-3 недели. Для войны это огромное количество времени, поэтому мы можем прогнозировать такой вариант развития ситуации, но будем ориентироваться на него постольку-поскольку.

Пока есть информация о создании условий для приема в огромных количествах вооружений и техники, эшелонов на территории РБ. Но мы не должны исключать и определенные контрдействия. Мы видели, насколько эффективной была рельсовая партизанская война на территории Беларуси в марте-апреле. По большому счету там были задействованы аматоры. Но что мешает украинским Силам обороны более серьезно подключиться к этому процессу, чтобы максимально нивелировать те самые перемещения грузов военного назначения с территории России на территорию РБ.

Опять же, мы не знаем, какие соглашения были достигнуты в ходе недавней встречи Путина и Лукашенко в Сочи. Поэтому внимательно наблюдаем за ситуацией, потому как совершенно очевидно, что Путин не собирается останавливаться. Позиция коллективного Запада не позволяет нам быть уверенными в том, что сопротивление Путина и его армии сломлено. Поэтому возможно, что развитие ситуации может быть угрожающим.

Однако то, что украинские Силы обороны имеют возможность для создания оборонительных рубежей и уничтожения противника вдоль северной границы, – это очевидно. Но как эта ситуация будет развиваться, пока сложно сказать.

Пока мы видим первые признаки. Они достаточно симптоматичны, но только лишь один этот фактор не позволяет нам с полной уверенностью говорить, что в течение ближайшего месяца войска РБ перейдут в наступление.