Сенченко: Украина начала освобождать Крым. Интервью

3 минуты
63,7 т.
Сенченко: Украина начала освобождать Крым. Интервью

Фактически на сегодняшний день Украина начала процесс освобождения оккупированного Россией Крыма. Факты "бавовны" – так называемых хлопков на полуострове – это всего лишь отдельные признаки начавшейся операции. Для главы Кремля Владимира Путина украинский полуостров – не нечто сакральное, а важный военный плацдарм для агрессивных действий в отношении стран далеко за пределами Украины.

Видео дня

Нашей стране можно рассчитывать на то, что освобождение Крыма будет в полной мере поддержано западными союзниками. Одновременно в Украине необходимо принять ряд срочных решений, чтобы ускорить процесс. В частности, закон об украинцах, живущих на полуострове, – по каким критериям их будут причислять к жертвам оккупации, а по каким – к пособникам агрессора.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал экс-зампредседателя Совмина АР Крым, глава Всеукраинского общественного движения "Сила права" Андрей Сенченко.

Мы видим, как в последнее время украинская армия все чаще доставляет неудобства оккупантам в Крыму. "Бавовна" первая, вторая… Считаете ли вы, что при наличии у Украины военной возможности освобождения полуострова наши союзники также поддержат эту инициативу – политически, вооружениями и так далее? Ведь отношение Запада к войне на материковой Украине и в Крыму всегда было немного разным.

– Я думаю, что это различие, которое было заложено еще в Минских соглашениях, где о Крыме забыли, а иногда просто врали, рассказывая, что он там подразумевается, – это различие сегодня уже практически стерлось.

Я не имею в виду европейцев – они идут немного в хвосте этих процессов. Но американцы и британцы совершенно рельефно ощущают и понимают, что для Путина Крым – это не некая придуманная им его личная святыня, а в первую очередь плацдарм для тотального контроля над акваторией Черного и Азовского морей и плацдарм для ведения активных операций на Ближнем Востоке, в Сирии и других местах. Это в том числе и участок для определенной дестабилизации в Средиземноморье.

Поэтому освобождение Крыма – это не исключительно украинская задача. Это стало уже нашей общей задачей. Поэтому я думаю, что поддержка будет.

То, что по-прежнему называют "хлопками", – это уже первые шаги по фактической деоккупации Крыма. Это не только разрушение тылов херсонской группировки. Другое дело, что украинское руководство по-прежнему сочетает все возможные методы – и это правильно – экономического давления, дипломатические и военные усилия, которые находятся на первой фазе своей реализации, для того, чтобы добиться фактического освобождения Крыма.

По поводу возможных последствий деоккупации Крыма. Мы видим, как Путин постоянно угрожает ядерной кнопкой. И мы понимаем, что для него Крым – это нечто сакральное. Считаете ли вы, что если речь зайдет об освобождении полуострова, он пустит в ход последний аргумент?

– Послушайте, у него сегодня масса проблем. И я еще раз повторю: ничего сакрального в этом нет. Крым сакральный для российского пипла (people. – Ред.), которого кормят этим и кормили. Для Путина Крым – это военный плацдарм для агрессивных действий неукраинского масштаба.

Все его потуги чем-то бряцать – то "Кинжалами", то еще каким-то "сверхсовременным" оружием, то ядерной кнопкой… Надо понимать, что в этой цепочке – от отдачи приказа до нажатия кнопки – есть несколько звеньев. Я думаю, что вся эта цепочка сегодня находится в деморализованном состоянии. Это, во-первых.

Во-вторых, даже с тем, что у Путина происходит в голове, он же понимает, что это будет практически последний день его жизни. Поэтому я не думаю, что он способен на такие самоубийственные вещи. Понятно, что у него состояние крысы, загнанной в угол, но тем не менее ему не до самоубийства.

Последний вопрос по поводу сроков. Могли бы вы приблизительно спрогнозировать сроки, когда мы можем начать операцию по освобождению Крыма?

– Я точно не могу спрогнозировать. Тот, кто прогнозирует, – безответственный человек. Но что касается начала операции – операция уже идет. Новофедоровка, Азовское и прилегающее село Майское, (Керчь, Бельбек. – Ред)… Это просто конкретные проявления.

Другое дело, что украинской власти нужно задействовать многие методы, в том числе психологического воздействия, на российских колонизаторов. Необходимо быстрее принять закон, который даст четкий ответ украинским гражданам, живущим в Крыму, кого украинская власть и закон считают жертвами агрессии и оккупации, а кого – пособником оккупантов. Это приведет к очень быстрой поляризации населения Крыма и создаст внутри второй фронт за освобождение Крыма.

Нужно сделать и многое другое. То, что президентом было принято решение о создании Консультационного совета по деоккупации и реинтеграции Крыма, – это важный шаг. Конечно, все будет зависеть от того, кто войдет в этот совет и насколько этот совет сможет быстро принимать реальные, жизнеспособные, эффективные, практичные рекомендации, которые потом будут реализовываться президентом. Потому что там непочатый край работы, который нужно делать сейчас, а не потом, после фактического освобождения Крыма.