УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Армия Путина на Харьковщине в ресурсном капкане, ВСУ пользуются этим. Интервью с полковником Свитаном

6 минут
73,9 т.
Армия Путина на Харьковщине в ресурсном капкане, ВСУ пользуются этим. Интервью с полковником Свитаном

Российская оккупационная армия продолжает штурмовать Харьковщину, но оказалась в невыгодной ситуации. Сил и средств врага недостаточно для того, чтобы вести здесь успешные боевые действия, это ресурсный капкан. Одновременно это идеальная возможность для Сил обороны существенно сократить ресурсы противника. Исходя из этой логики, полностью зачищать, закрывать это направление в настоящий момент нерационально, ведь враг вынужден оттягивать сюда свои силы с приоритетного восточного направления и нести большие потери.

Вместе с тем ВСУ должны концентрироваться не только на обороне, но и на контрнаступлении. Наиболее уязвимым для оккупантов остается полуостров Крым, а также Керченским мост, тем более в ситуации, когда Украина получила новый пакет эффективных вооружений от западных партнеров. Следовательно, часть сил можно направить на южный участок фронта.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA высказал летчик-инструктор, полковник ВСУ в запасе, военный эксперт Роман Свитан.

В Институте изучения войны предположили, что кремлевский диктатор Путин имеет "теорию победы". Она состоит в том, чтобы затягивать войну и медленно продвигаться вперед, пользуясь ситуацией, когда западная помощь поступает в Украину в недостаточных объемах и недостаточно быстро. Таким образом Путин намерен достичь своей цели, которая остается прежней: полное разрушение украинской государственности и идентичности. Согласны ли вы с тем, что такая теория действительно может существовать? И действительно ли медленное продвижение врага может привести его к цели?

Видео дня

– Это не "теория победы", это вынужденные меры, так как любые другие действия у россиян просто не получаются по объективным причинам. Чтобы уничтожить украинскую государственность надо использовать сотню ядерных авиабомб – и не будет украинской государственности. Но тогда не будет и России, потому что весь мир воспримет это очень негативно.

Россия не может использовать механизм ядерного уничтожения, поэтому основной механизм, который используется, – захват государства. Но стомиллионное государство технически не может захватить сорокамиллионное государство. Есть объективные факторы, которые не дают россиянам выполнить задуманное. Но совершенно очевидно, что их задача – уничтожение украинской нации, это геноцид украинского народа.

Но у России недостаточно армии для захвата территории Украины, недостаток человеческого ресурса, кто бы что ни говорил. Потому что одно дело – стомиллионное население, а другие дело – профессиональная армия, которую надо готовить годами или даже десятилетиями. Недостаток средств для ведения боевых действий, той же техники, тех же боеприпасов, топлива и так далее.

Армия Путина на Харьковщине в ресурсном капкане, ВСУ пользуются этим. Интервью с полковником Свитаном

Поэтому остается единственный механизм – упереться лбом и давить. Это не "теория победы", это единственно оставшаяся в арсенале российского военно-политического руководства мера. Но давить они будут столько, сколько будет давиться на том участке, на котором это может произойти.

Здесь также возникает вопрос участка давления. Протяженность фронта – 1,5 тысячи километров, но давить они могут максимум на 100 километрах. Если суммировать все фрагменты, где они давят, получается такая цифра. То есть они даже не могут продавливать всю линию фронта из-за недостатка сил и средств, а не из-за того, что есть какая-то великая теория. Поэтому я считаю эту интерпретацию действий противника, предложенную ISW, неверной.

Если бы у Путина была 2-миллионная армия, он бы не давил так, как сейчас. Он бы пошел на прорыв с выходом в центр, с захватом левого берега и так далее.

Исходя из реального положения россиян, нам необходимо соответственно противодействовать – удерживать их давление, по возможности наносить максимальный урон. Раз они давят, значит, они подымаются над поверхностью земли, а значит, становятся уязвимыми, и мы можем их уничтожать. И одновременно готовить контрнаступательные действия на другом направлении.

Оптимальный вариант – это Крым. Для россиян крымское направление наиболее уязвимое с точки зрения обороны. Если бы у нас было такое количество сил и средств, сколько сейчас у россиян, мы бы уже были в Крыму, в Керчи. Но из-за их недостатка мы пока только готовимся к этому направлению.

– По поводу Крыма. Буквально только что, в ночь на 1 июля, в Крыму слышали взрывы, они вызвали панику. Местные паблики писали о работе ПВО в Керчи и дымовой завесе в районе паромной переправы и Керченского моста. Не считаете ли вы, что пришло время как минимум разобраться с мостом?

– Дело в том, что с ним надо было разбираться еще восемь лет назад, когда его начали строить – моста не должно было быть. Вопрос в том, почему затягивается его уничтожение. Можем? Да, можем. У нас есть достаточное количество средств поражения, чтобы уничтожить мост.

У нас есть как минимум полдесятка механизмов повреждения Керченского моста со стопроцентной гарантией. Например, у нас есть 300-километровые ATACMS, есть Storm Shadow SCALP, которые уже заходили на Керчь и уничтожили корвет-ракетоноситель "Аскольд". У нас есть свои "Нептуны", которые уже уничтожали цели на расстоянии 300 километров – тот же порт Кавказ, расположенный рядом с Керченским мостом. У нас есть беспилотники.

То есть у нас есть серьезный спектр средств поражения. Почему наше военно-политическое руководство не дает команду – с военной точки зрения на данный момент ответа нет.

Армия Путина на Харьковщине в ресурсном капкане, ВСУ пользуются этим. Интервью с полковником Свитаном

– Вы сказали, что враг не может продавливать фронт по всей протяженности, поскольку ограничен в средствах. Но мы видим, что он делает ставку на Харьковское направление. Так, за сутки 30 июня враг совершил 16 штурмов. Наши защитники, которые находятся там, говорят о том, что ситуация очень тяжелая, но контролируемая. Допускаете ли вы, что врага удастся выдавить с этого участка фронта, что удастся закрыть его?

– Тут вопрос, а надо ли это. С точки зрения военной логики это не всегда нужно. На данный момент враг находится в уязвимом положении. Он пытается наступать силами, которых не хватает для выполнения этой задачи, это так называемый ресурсный капкан. Когда ставится задача, для которой требуется больше сил и средств, чем их есть на самом деле, значит, задача не будет выполнена. А значит, эти силы и средства будут уничтожены, что мы и делаем.

С военной точки зрения нам выгодно это состояние противника. Если россияне создали плацдарм для самоуничтожения, добавили туда ресурсов, если мы уничтожаем их на этом плацдарме, нам это выгодно. Может, и не стоит закрывать это направление. Если есть необходимость занять лучшие рубежи для уничтожения россиян, можно провести ряд контратак и занять такого рода позиции.

Ситуация, которая сложилась на данный момент, становится выгодной для нас. Скажу больше – нам было бы выгодно, если бы подобные участки создались в районе Сум, на Черниговщине, в районе Богодухова… Сейчас нам важно растянуть фронт, отвлечь российские силы от основного направления на востоке.

Если наши действия на Харьковщине привели к тому, что россияне, которые попали в ресурсный капкан, перебросят сюда резервы из-под Донецка, то, возможно, это станет для нас одной из основных задач. Тогда у противника не будет механизмов давить и продвигаться на востоке.

Поэтому я бы не сказал, что основная задача – выдавить их с этого направления. Реально нам надо разворачивать линию фронта от Харьковщины вплоть до Беларуси. Граница с Россией должна быть линией фронта, и должна была быть такой уже десять лет. Чем быстрее мы отстроим дополнительную линию фронта, тем лучше. Тем более, что мы в режиме обороны, нам удобнее решать эти вопросы. А россиян надо заставить нападать, потому что при нападении очень большой коэффициент потерь.

Исходя из этой логики, нам и надо их не выдавливать, а уничтожать, чем больше, тем лучше. В последнее время за счет увеличившихся поставок помощи наших партнеров мы можем себе это позволить на Харьковском направлении.

Армия Путина на Харьковщине в ресурсном капкане, ВСУ пользуются этим. Интервью с полковником Свитаном

– Враг снова атаковал приграничье Сумской области. По информации областной военной администрации, в ночь на 1 июля был зафиксирован 21 взрыв. Может ли это быть началом открытия нового фронта, на этот раз на Сумщине?

– Обстрелы – не показатель того, что противник готовится к наступлению. Наоборот. Возможно, они пытаются препятствовать нашим войскам развернуться на этом направлении, окопаться, построить фортификации и так далее.

Здесь необходимо учитывать, по каким именно целям ведутся обстрелы. Если это приграничная зона, то, скорее всего, они пытаются нарушить нашу возможность обороняться на этом участке фронта. В принципе, перейти от обороны к наступлению можно достаточно быстро. Поэтому я думаю, что это не попытка наступать и разворачивать силы, а попытка воспрепятствовать развернуться нам.

Повторю: вся граница с Россией должна стать линией фронта. И когда-то так и будет. Чем раньше, тем лучше для нас.