Casus belli. Интервью Рината Ахметова итальянскому изданию

7 минут
10,1 т.
Casus belli. Интервью Рината Ахметова итальянскому изданию

Перевод полного интервью Рината Ахметова итальянскому изданию Rai.

Видео дня

Донбасс — спорный регион, где восемь лет назад началась война. Наши журналисты отправились в Донецк, столицу пророссийской народной республики, провозгласившей свою независимость после Евромайдана 2014 года, население которой продолжает жить под обстрелами и ракетами украинской армии. Но что делает Донбасс столь важным? Дом самых богатых украинских олигархов, угольные и сталелитейные заводы делают его стратегически важным. Не только для Украины, но и для Италии, которая рискует столкнуться с коллапсом производства стали из-за войны.

Полное интервью Рината Ахметова

Где вы сейчас? В Украине или где-то ещё?

– Я сейчас в Украине, приехал в Украину за день до начала войны и всё это время нахожусь здесь.

Какова была ваша позиция в 2014 году, когда вспыхнуло так называемое Евромайданное восстание? Правда ли, что по этому поводу вы организовывали прокиевские демонстрации в Мариуполе?

– В 2014-м году я жёстко осудил сепаратизм и создание так называемого "ДНР", назвал их террористами, которые запугивают людей (мои обращения 19 и 20-го мая 14-го года прилагаются). И тогда, и сейчас я считаю, что Донбасс может быть счастливым только в составе единой Украины. Что касается Мариуполя, то в 2014 году после моих призывов горожане вышли на улицы, выгнали сепаратистов и отстояли украинский Мариуполь.

Какая недвижимость у вас была в Донецкой Народной Республике? У вас все еще есть формальная собственность или они были национализированы? Сколько вы потеряли?

– Никакой "ДНР" не существует. Все активы, которые принадлежали моим компания в Донецкой, Луганской областях и Автономной Республике Крым (территории Украины, временно оккупированные РФ) "национализированы" так называемыми властями непризнанных республик и РФ. Включая мой дом и один из лучших футбольных стадионов – "Донбасс Арену", хорошо известную итальянским болельщикам. Потери оцениваются в десятки миллиардов долларов. Конкретный размер ущерба будет определен в исках, как это было сделано в рамках судебной процедуры против РФ по возмещению ущерба, нанесённого моим компаниям вследствие незаконной аннексии Крыма.

Какая из ваших промышленных инфраструктур пострадала во время конфликта? Какова финансовая оценка нанесенного вам ущерба?

– После начала широкомасштабного наступления РФ 24 февраля 2022 года такие предприятия как Азовсталь, ММК им. Ильича, Авдеевский коксохим, Луганская ТЭС и ещё десятки объектов промышленной инфраструктуры и зелёной энергетики частично или полностью уничтожены или вынужденно выведены из эксплуатации. Капитализация этих объектов до начала войны составляла более 20 млрд долларов США.

Как писали некоторые газеты, холдинг Метинвест готовит иски к России о возмещении ущерба за уничтожение ММК им. Ильича и Азовстали. Можете ли вы дать нам больше информации об этом? Верно ли, что капитализация двух заводов до военного вторжения России составляла не менее 10 миллиардов долларов?

– Да, верно. Довоенная капитализация наших двух заводов – Азовстали и ММК им. Ильича – не менее 10 млрд долларов. Помимо этого, на предприятиях находилось рабочего капитала (сырья и готовой продукции) на сумму 1 млрд долларов. Мы обязательно предъявим к Российской Федерации требования о полной компенсации всех убытков, причиненных российской военной агрессией.

Как вы думаете, этой войны можно было избежать, применяя Минские договоренности? Вы принимали участие в переговорах?

– В минских переговорах я не принимал никакого участия. Избежать войны можно было одним путём – если бы Путин не принял решение начать эту жестокую и неоправданную войну против суверенной Украины, а также если бы он не отправил свои войска в 2014 году на восток Украины и не провёл незаконной аннексии Крыма.

Как вы поддерживаете украинские вооруженные силы и гражданское население?

– Все бизнесы СКМ, футбольный клуб "Шахтёр", мой благотворительный Фонд сейчас сосредоточены только на одном – помочь Украине победить в войне, а мирным украинцам выжить. Предприятия СКМ обеспечивают жизнедеятельность страны, давая свет и делая поставки энергетических ресурсов. Отдельное направление – это гуманитарная помощь. Мы поставляем медикаменты, продукты, проводим эвакуацию, помогаем украинской армии. Мы уже выделили 100 млн евро на помощь стране, более половины из которых уже потрачены. Останавливаться на этом не будем. В приложении конкретный перечень наших действий.

Вы когда-нибудь финансировали или поддерживали украинские военизированные формирования?

– Мы помогали и помогаем украинской армии и силам территориальной обороны.

Президент Зеленский одобрил так называемый Антиолигархический закон. Как этот закон повлиял на ваш бизнес?

– Я убеждён что этот закон на меня не распространяется. Я - самый крупный частный инвестор, работодатель и налогоплательщик в Украине.

Зеленский обвинял вас в подготовке государственного переворота? Каков был ваш ответ? Каковы ваши нынешние отношения с украинским правительством?

– Президент Зеленский меня лично никогда не обвинял в подготовке государственного переворота. После его заявления о возможных попытках вовлечения меня в подготовку государственного переворота, я незамедлительно заявил, что это – полная ложь. Ни единого факта или доказательства таким предположениям не было, нет и быть не может. Время и предпринимаемые мною действия доказали мою правоту. Президент и Правительство Украины, каждый украинец и я лично объединены одной целью – защитить страну, вернуть наши территории и восстановить Украину как сильное, демократическое европейское государство. Мы все едины как никогда. В этом залог нашей победы.

Вы сказали, что отстроите Мариуполь. Считаете ли вы, что Мариуполь может вернуться в состав Украины? Если бы город присоединили к России или к Донецкой Народной Республике, что бы вы сделали? Как вы думаете, что в этом случае произойдет с вашим бизнесом? Вы бы продолжали вести бизнес в Мариуполе?

– Мариуполь для меня был, есть и будет украинским. Его восстановление возможно только под флагом Украины. Другие варианты для меня исключены. Ни одно предприятие СКМ не будет работать под российской оккупацией.

У вас есть бизнес в Италии и Европе? Каковы ваши экономические интересы в Италии и Европе?

– Мы транснациональная компания. У нас в Италии два завода - Metinvest Trametal в Сан-Джорджо-ди-Ногаро и Ferriera Valsider в Вероне. Их производство – более 1 млн тон плоского проката в год. Также у нас есть заводы в Великобритании и Болгарии. Российская агрессия существенно осложнила наше производство в Италии, так как завод "Азовсталь" – поставщик слябов – разбомблен. Наш бизнес связывает своё будущее с Европой, у нас в планах остается строительство нового завода в Италии с производством 2 млн тонн рулона.

Как эта война влияет на сталелитейную промышленность в западном мире?

– Война РФ против Украины имеет крайне негативные последствия для всех сегментов мировой экономики, в том числе для сталелитейной промышленности. Рост цен, обрыв цепочек поставок, проблемы с логистикой и сырьём. Завод "Азовсталь", который разбомблён российскими войсками, был одним из крупнейших поставщиков слябов и толстого листа в Европу, в том числе в Италию.

Какими были ваши экономические отношения с Россией до 2014 года? А до 24 февраля 2022 года? Есть ли у вас сейчас экономические или деловые отношения с Россией?

– До 2014 года наши экономические отношения были такие же, как и у Европейского союза – значительный объём двухсторонней торговли. После 2014 года мы существенно уменьшили объём двухсторонней торговли и активно пошли по пути диверсификации рынков. После начала войны в 2022 году мы разорвали все экономические и деловые связи, и сейчас у нас нет никаких активов в России.

После распада Советского Союза вы стали самым богатым человеком Украины. Как вам это удалось? Каков источник вашего богатства? Рабочие получили акции государственной компании. Как вы приобрели контрольный пакет?

– Я родился и вырос в очень простой семье. И не на словах знаю, что такое бедность. В 90-х распался Советский Союз, экономика перестала работать. Это было очень тяжёлое время для всех, но при этом в будущее мы смотрели с надеждой, каждый тогда искал работу, искал новые возможности. Бизнеса в нынешнем его понимании не было, он только зарождался, была сплошная торговля. Мы с партнерами создали компанию и начали торговать – углем и коксом. И у нас понемногу стало получаться. Уже после, в середине 90-х, на заработанные торговлей деньги я создал Донецкий городской банк, который мне дал доступ к финансовым ресурсам и, соответственно, возможность покупать умирающие промышленные предприятия, которые никому не были не нужны. Я собрал команду, мы начали инвестировать в эти предприятия, развивать их. И уже в 2000 году на базе этих предприятий мы создали СКМ. Сегодня СКМ - это крупнейшая частная компания в Украине, в которой работает почти 200 тысяч человек, заплатившая в бюджет Украины в 2021 году 3 млрд долларов налогов и проинвестровавашая за последние 10 лет 11,7 млрд долларов в энергетику и энергонезависимость Украины, в том числе 2 млрд долларов в зелёную энергетику, 2 млрд долларов в добычу газа, 10 млрд долларов в металлургическую промышленность, в том числе в зелёную металлургию. Все активы приобретены законно и прозрачно. Именно поэтому наша компания имеет высокое доверие внешних кредиторов.

Какие у вас были связи с Ахатем Брагиным, бывшим президентом донецкого футбольного клуба "Шахтер", который, как считается, имел криминальное прошлое?

– Ахать Брагин был моим очень близким другом. Он никогда не привлекался к уголовной ответственности. Он был добрым, порядочным человеком, который очень много делал для нашего родного города, Донецка. И его гибель – большая трагедия для меня.

Вы когда-нибудь финансировали батальон "Азов"?

– Нет.

Из-за вынужденной остановки "Азовстали" итальянские предприятия и заводы остались без сырья. Как вы думаете, вы исправите этот кризис с поставками? Как вы думаете, будет ли риск потерять работу?

– Из-за полномасштабного военного вторжения России в Украину наши итальянские предприятия корректируют свою работу. Сейчас мы сосредоточены на том, чтобы сделать так, чтобы они работали как самостоятельный бизнес – поставка сырья перестраивается, вместо планового ремонта в августе он будет произведен сейчас, пока идет перестройка поставок. Завод Metinvest Trametal мы планируем запустить в июне, Ferriera Valsider – предварительно в июле. Поэтому и их производственные мощности, и рабочие места будут сохранены.