УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Часов Яр для Путина – ключ и врата, но взять его будет непросто. Интервью с генералом Маломужем

6 минут
117,3 т.
Часов Яр для Путина – ключ и врата, но взять его будет непросто. Интервью с генералом Маломужем

Российская оккупационная армия придает особое значение взятию Часова Яра. Враг рассматривает этот населенный пункт как ключ к дальнейшему продвижению по украинской территории. Ситуация в городе и вокруг него действительно сложная, но не критическая. Силы обороны, находясь в выгодной позиции, имеют возможность наносить удары по противнику. Кроме того, Часов Яр хорошо укреплен. При условии, что украинские защитники будут располагать необходимым ресурсом, город удастся удержать.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA высказал руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005–2010 годах, генерал армии Николай Маломуж.

– В издании Politico пришли к выводу, что, если российской оккупационной армии удастся захватить Часов Яр, под угрозой окажутся остальные населенные пункты Донецкой области. По их прогнозам, возможно наступление на Константиновку, Дружковку, Краматорск, Славянск. Действительно ли опасность настолько велика? И есть ли на этом участке фронта фортификационные сооружения Сил обороны? Часов Яр могут попытаться взять к 9 мая?

– Путин ставит стратегическое задание своим войскам – до 9 мая захватить не только Часов Яр, но и как минимум всю Донецкую и Луганскую области. Конечно, это и Константиновка, и Дружковка, и Краматорск, и Славянск. Кроме того, планируется развивать наступление на Харьковском направлении.

Путин хочет продемонстрировать какую-то модель победы. Российские военные считают Часов Яр ключом с учетом того, что там очень четко просматривается выгодное положение ВСУ, там сконцентрирован очень мощный кулак наших войск с определенным вооружением и техникой. Мы удерживаем и очень четкие логистические пути на Константиновку и дальше.

Получив возможность контроля над логистическими путями, противник надеется открыть ворота для продвижения дальше. Он считает, что стратегические наступательные операции будут реальными.

Часов Яр для Путина – ключ и врата, но взять его будет непросто. Интервью с генералом Маломужем

Но я хочу сказать, что в данный момент, буквально в ближайшие часы или дни (интервью записывалось 17 апреля, – Ред.), нет реальных перспектив захватить Часов Яр. Во-первых, это мощный укрепрайон. Это даже не Авдеевка. Как военная позиция Часов Яр имеет более выгодное положение. Мы можем наносить удары по противнику. Сейчас отрабатывается логистический путь, чтобы обеспечить боеприпасами, техникой и дополнительными ресурсами с учетом ротационных изменений.

Второе, на что указал генерал Сырский, – у нас есть возможность наносить контрудары и в какой-то мере стабилизировать ситуацию, хотя в некоторых случаях противник может проходить на расстоянии нескольких сотен метров от Часова Яра. Но это еще не критично, хотя ситуация очень тяжелая.

И конечно, наше командование планирует и контрмеры. С одной стороны, удерживать Часов Яр имеющимися средствами, а с другой – в случае ухода из этого населенного пункта благодаря ударам с флангов сделать так, чтобы противник попал в мешок.

Поэтому на сегодня ситуация неоднозначна. Совершенно не определено, что эти "врата" откроются и российские войска смогут продолжить продвижение. Я считаю, что в данный момент мы держим этот пункт и, конечно, прорабатываем возможное продвижение войск противника в направлении Константиновки и дальше. Возможно уничтожение врага по ходу его продвижения. Уже несколько месяцев подряд в этом районе активно прорабатываются опорные пункты и укрепсооружения. Поэтому простого продвижения врага точно не будет.

Часов Яр для Путина – ключ и врата, но взять его будет непросто. Интервью с генералом Маломужем

Я предполагаю, что к 9 мая Путину не удастся взять Донецкую и Луганскую области. Многое будет зависеть от того, насколько оперативно наши союзники смогут поставить силы и средства, в первую очередь боеприпасы, и насколько оперативно туда будут переброшены свежие силы, проверенные и боевые.

Что делает противник? Он снимает силы с других участков, частично с юга, и бросает на Часов Яр, чтобы все ударные группы были сконцентрированы в этом направлении. С одной стороны, это перевес, но с другой – эта большая концентрация врага дает возможность нам эффективно уничтожать войска противника, в том числе в районе Часова Яра.

Поэтому я считаю, что сейчас нам необходимо удержать позиции, собрать резервы и, получив дополнительные ресурсы – а они идут, особенно боеприпасы по инициативе чешского президента, – эффективно противостоять войскам России.

– Захват Луганской и Донецкой областей в их административных границах – это задача, которую враг ставил перед собой давно. Но какова опасность того, что он поставит перед собой новые задачи? Был нанесен удар по Чернигову, мы знаем, в какой непростой ситуации оказался Харьков. Допускаете ли вы, что отдельным населенным пунктам и целым регионам на севере нашей страны также грозит опасность – накануне 9 мая или позже?

– Я не считаю, что есть непосредственная угроза наступления на Харьков, на Чернигов, на Сумы. Но враг будет пытаться наносить постоянные удары, чтобы уничтожить критическую энергетическую инфраструктуру. Они считают, что, лишая эти города электроэнергии, они лишают возможности работать объекты ВПК, наши промышленные предприятия, бизнес, ремонтные заводы, системы наведения, обеспечения войск и так далее. Причем задача – подорвать не только наш ресурс, но и моральное состояние. В Кремле считают, что этим они заставят украинцев выступать против войны и требовать от руководства страны переговоров с Россией, мирных соглашений, каких-то санитарных зон и так далее.

Причем речь не только о городах, которые я упомянул. Это и Львов, и Хмельницкий, и Черкассы, и Одесса, и Киев, и другие города. Цель врага – создать хаос и подавить дух украинского народа.

– Есть и хорошие новости. Нашим Силам обороны удалось восстановить некоторые позиции на Авдеевском направлении. Президент Чехии Петр Павел сообщил, что к инициативе по обеспечению украинской армии боеприпасами присоединились уже 20 стран, например, Дания дает нам 295 миллионов евро. Мы надеемся, что вскоре разморозится военная помощь от США. По вашим оценкам, можем ли мы уже в ближайшие месяцы ощутить эту нарастающую помощь от союзников?

– Есть четыре составных части наших побед: держать позиции, уничтожать резервы врага, создавать укрепрайоны и переходить к мощным стратегическим операциям по освобождению страны.

То, что сегодня делает Генштаб ВСУ, – это новая, неожиданная для врага стратегия. Далее – наш ВПК разворачивает производство не только дронов, боеприпасов, но и других вооружений. Конечно же, закупка боеприпасов за рубежом. Президент Чехии инициировал этот процесс, но нам самим надо было это делать давно, самим закупать снаряды. Потому что постоянных, системных поставок не бывает. Необходимо закупать, закупать и закупать.

Далее – это то, что делают для нас европейские страны НАТО, пока без США. Мы ищем по всем сусекам, что есть у них, что они могут закупить для нас за рубежом и что передать. В частности, Германия передает нам системы IRIS-T, Patriot. Но я считаю, что необходимо всем вместе напрячься и дать Украине несколько десятков Patriot, IRIS-T и других средств, которые защищают небо.

И наконец, большой пакет помощи от США. Мы активно работаем не только с демократами, но и с республиканцами, включая окружение Трампа, с руководством Конгресса, с республиканским большинством. Нам обещали, что через пару недель они все-таки проголосуют. Каким будет пакет – разделенным, кредитным или каким-то еще – это уже дело техники (Палата представителей США будет голосовать за помощь Украине и Израилю в субботу, 20 апреля. Отмечается, что два пакета помощи будут рассмотрены отдельно. – Ред.). Но это будет разблокированием большого пакета. Это и самолеты, и ATACMS, и управляемые авиационные бомбы – более точные и более мощные, чем российские, это и радиолокационные системы, и боеприпасы в больших количествах.

Все эти составляющие позволят не только удержать позиции на фронте, но и проводить системные операции по нанесению контрударов, а в перспективе – для освобождения наших территорий. Думаю, этого можно ожидать в июле-августе.

Это позитивный сценарий. Для того, чтобы россияне не побеждали, нам нужна новая стратегия не только оборонительного, но и наступательного характера, но нестандартная. Высокие технологии, новые модели действий на поле боя. Тогда противник будет дезориентирован.