УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Это сложная война, но победа возможна: интервью с генералом Романенко

5 минут
196,6 т.
Это сложная война, но победа возможна: интервью с генералом Романенко

Проблемы с западной военной помощью Украине серьезные, но не критические. Европа уже заметно активизировалась, а вскоре можно ожидать, что финансирование США для Украины будет разблокировано. Тем не менее нынешнюю ситуацию кризиса и Украина, и ее партнеры должны правильно использовать.

В частности, необходимо срочно решить вопрос мобилизации. Защищать страну должны не только люди среднего и старшего возраста, но и молодежь. Без этого войну просто не выиграть. Что касается НАТО, то Альянсу необходимо менять парадигму принятия решений. В противном случае армия страны-агрессора России может пойти далеко. Об этом в эксклюзивном интервью OBOZ.UA рассказал экс-заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины генерал-лейтенант Игорь Романенко.

– Издание The Atlantic опубликовало статью, в которой говорится о том, что из-за глупого союзника Украина может остаться без возможности продолжать войну. Считаете ли вы, что ситуация действительно настолько опасна, настолько серьезна?

– Опасная или серьезная? Серьезная. В Европе уже нашли пути, а в США, как бы там ни было, уже приближаются к разрешению вопроса.

Но кризисные ситуации можно переживать по-разному. Одних они приводят в уныние, разочарование и так далее, другие же рассматривают кризис как новые возможности для развития. По моему мнению, испытания, с которыми столкнулась Украина, нужны для того, чтобы мы их преодолели, стали сильнее, сплоченнее и продвигались вперед в борьбе за нашу будущую победу.

А для этого надо больше опираться на свои средства, больше работать с союзниками, у которых в это время получается нам помогать, например с Северной Европой и не только. А также выполнять свои внутренние задачи.

Что у нас происходит с мобилизацией, которую должны были провести еще в прошлом году? В начале 2023 года военные обращались к руководству, но это выглядело так, как будто это происходит с другим народом, с другой страной. Если закон о мобилизации очень сложный, который надо долго и серьезно дорабатывать, значит, предоставьте дополнительные полномочия группам ТЦК с полицией.

Прежде всего необходимо упорядочить учет военнообязанных с 18, а не с 27 лет. Кто-то считает, что должны воевать люди среднего возраста и старики, но с таким подходом войну будет выиграть очень сложно. Молодежь будет упражняться в спортивных залах, заботиться о своем здоровье, а люди постарше будут воевать. Я, конечно, за то, чтобы наша молодежь была здоровой, но это не означает, что в такой сложный для страны момент она не должна поддерживать свой народ. Это неправильно.

Я думаю, мы преодолеем эти трудности. Сейчас самое главное – остановить продвижение врага, укомплектовать наши подразделения и части на фронте, формировать новые бригады, которые будут проводить деоккупацию. Эту задачу надо выполнять. Плохо, что это делается медленно.

Поэтому, несмотря на все сложности, я вижу причины для оптимизма именно в этом.

Это сложная война, но победа возможна: интервью с генералом Романенко

– Вы вспомнили о поддержке европейских государств. И действительно, наши союзники заметно активизировались. Во Франции анонсировали поставки Украине 3 тысяч снарядов ежемесячно. В Германии заверили Украину, что смогут существенно ускорить и увеличить в объемах военную помощь. Можно ли ожидать, что уже в ближайшее время мы увидим конкретные результаты этих обещаний?

– Тут важно обратить внимание на два нюанса. Если бы французы дали не 3 тысячи боеприпасов в месяц… 3 тысяч не хватит даже на один день боевых действий. Россияне в день применяют 50-70 тысяч снарядов. У нас раньше удавалось применять 5-7 тысяч. А тут дают 3 тысячи…

Что касается скорости предоставления помощи. Согласно обязательствам, Европа должна была помочь нам миллионом снарядов 155-го калибра. Поскольку до окончания срока остался один месяц, думаю, эти обязательства не будут выполнены. Точно так же, как раньше Европа не выполнила обязательства по поставкам вооружений, которые сама на себя взяла.

Одновременно лидер Северной Кореи, "товарищ" Ким Чен Ын поставил в Россию более двух миллионов снарядов калибра 152. Это ответ европейцам относительно того, что они помогают не так медленно, как нам кажется. К сожалению, ситуация достаточно непростая, и это необходимо принимать во внимание.

Министр обороны Великобритании Бен Уоллес призывает украинцев быть благодарными. Но не только мы должны быть благодарны, но и европейцы нам – за то, что мы предоставили им два года спокойной жизни. Наконец, они проснулись и начали переходить от пацифизма к заботе об обороноспособности каждой европейской страны, каждой страны НАТО. В Европе осознали, что свою демократию, свой уровень жизни надо защищать. А для этого надо повышать стандарты безопасности.

Фору в два года мы им уже дали – ценой жизни наших защитников.

– По вашим оценкам, в этой ситуации острой нехватки боеприпасов смогут ли наши защитники, по крайней мере, удержать оборону?

– Да, удержать смогут. Несмотря на все проблемы, у нас очень серьезная мотивация и концентрация сил. Все трудности будут постепенно преодолены. Наши Силы обороны остановили продвижение противника по всему фронту, то есть провели стратегическую оборонительную операцию.

Это сложная война. Победа возможна в том случае, если мы будем воевать современным вооружением. Тогда будет перспектива. За это и боремся. Это главное средство достижения нашей победы.

– В последнем рейтинге Global Firepower армия Украины заняла четвертое место в Европе после Великобритании, Италии и Франции. Согласны ли вы с такими оценками?

– В потенциале эти армии, может быть, и впереди, но что касается обучения военнослужащих, то тут часто задают вопрос: сможет ли Украина обучить полмиллиона наших граждан, есть ли такие учебные структуры в нашей стране? Сможет, это однозначно.

Помощь союзников в обучении наших военных – спасибо им – составляет 20%. Общее обучение на Западе на современном вооружении важно и нужно, однако сегодня оно уже отстает от того, что происходит у нас на фронте.

Поэтому после того, как наши военнослужащие проходят обучение на Западе до определенного общего уровня, потом их доучивают в Украине, потому что здесь реальная война, а не просто учения. И это естественно, это не претензия нашим союзникам.

Сейчас в НАТО проводят масштабные учения, которые не проводили 40 лет. Но весь их опыт не сравнится с опытом, который имеют наши Силы обороны. И на Западе это тоже понимают.

При этом главные проблемы лежат на поверхности, они очевидны. Например, чтобы просто передвигать войска, технику, вооружения по Европе, надо преодолевать границы между государствами. Уже не говоря о Словакии или Венгрии, перемещение танка между государствами, которые занимают активную позицию в отношении защиты Европы, также вызывает трудности. Это очень долгая история, на которую тратится время.

К сожалению, демократическое управление во время войны менее эффективно, чем централизованное. Если НАТО не изменит парадигму принятия решений консенсусом, Путин может пройти достаточно далеко, и надо делать эти выводы.

– Пройти достаточно далеко в Украине или в Европе?

– В Европе в том числе. Там же эскалации боятся, осторожничают, чтобы, не дай бог, не спровоцировать Путина. Сначала было Приднестровье, потом Грузия, потом Крым. И вот доосторожничались до того, что полномасштабная война уже идет в Украине. Но теперь в Европе понимают, что ситуация намного серьезнее, чем раньше, и это напрямую может коснуться их. И вопрос уже не в эскалации войны в Украине, это вопрос войны в Европе. Поэтому их военные и политики говорят о том, что надо готовиться к войне. А мы даем им такую возможность.

Но чтобы этот момент наступил для них как можно позже, Запад должен оказывать военную помощь Украине более активно.