Генерал Маломуж: армию Путина надо добивать, пока она не пришла в себя. Интервью

5 минут
88,6 т.
Генерал Маломуж: армию Путина надо добивать, пока она не пришла в себя. Интервью

Армия страны-террориста России остро нуждается в восполнении резервов – резервов человеческих и ракетных. В РФ пустили в ход запасы боеприпасов советских времен, пытаются наладить собственное производство и покупать их в третьих странах, но агрессору необходимо как минимум два-три месяца, чтобы "прийти в себя" и быть в состоянии ударить по Украине с новой силой.

Видео дня

Это время украинская армия должна использовать максимально эффективно. При условии успешных наступательных операций есть возможность оттеснить врага не только на приоритетном для него Бахмутском направлении, но и освободить Донецкую и Луганскую области и приблизить освобождение Крыма. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005–2010 годах, генерал армии Николай Маломуж.

– Британская военная разведка пришла к выводу, что актуальной целью армии страны-оккупанта является полный захват четырех областей Украины – Луганской, Донецкой, Запорожской и Херсонской. Допускаете ли вы, что в ситуации неудачи в войне Кремль не будет ставить перед собой других целей?

– Частично я согласен с этими выводами в отношении того, что сейчас Россия будет укреплять эти приоритетные направления. Особенно важен для них захват Бахмута. Потому что это уже не только реализация военной стратегии по захвату Донецкой области, но и вопрос личного престижа Путина.

Он неоднократно ставил задачу захвата Бахмута и Донецкой области в целом, но этот план не реализуется, несмотря на переброску туда новых частей, "вагнеровцев", спецназа, воздушно-десантных подразделений и прочего.

Поэтому сейчас все дополнительные силы, в том числе новую российскую технику, которая производится на военных заводах в РФ, бросают на Донбасс. Он дополнительно концентрирует здесь танки Т-90, новые БТР и ракетные системы.

В этом регионе Путин намерен реализовать свои амбиции, показывая российскому обществу, что он достигает целей войны. К Новому году ставится задача захватить Донбасс. Но украинская армия мощно противодействует реализации этих планов, поэтому, на мой взгляд, перспектив захвата всего Донбасса нет.

Второе стратегическое направление – это юг. Противник пытается препятствовать наступлению украинской армии на всех направлениях, его задача сейчас – не столько наступать, сколько оборонять свои позиции.

Через Крымский мост в Крым перебрасываются новые части, частично переброска осуществляется на Донбасс и Запорожье, создаются укрепрайоны. Я не считаю их достаточно эффективными, но они копают в Мелитополе, Бердянске, Новой Каховке.

Юг – важное стратегическое направление для нас, поскольку, освобождая его, мы полностью перекрываем всю южную коммуникацию врага в Крым и, соответственно, создаем перспективы наступления на Крым.

– Каков ваш прогноз? Как будут развиваться события на этих участках фронта в ближайшие недели и месяцы?

– Думаю, в течение ближайших двух месяцев действия врага будут ограниченными, поскольку он еще не подтянул все резервы. Но где-то с февраля-марта, когда будут подготовлены мобилизованные в количестве 150-200 тыс., это уже будет существенная сила.

К тому же времени они могут подтянуть технику, вооружения, провести реконструкцию, изготовить новые системы – ракетные и артиллерийские. Сейчас этих средств и боеприпасов к ним недостает. Их пытаются покупать у Ирана и Северной Кореи, возвращать некоторые боеприпасы из африканских стран, которые они туда продавали.

На подготовку резервов и стягивание огневых средств в направлении юга и востока Украины понадобится порядка двух-трех месяцев.

Таким образом, к концу зимы – началу весны угроза может усилиться. Но, думаю, за это время Украина должна провести очень активное наступление, несмотря на зиму – и на востоке, в частности. Это могут быть весьма неожиданные стратегические операции, которые дадут перспективу не только остановить врага, например, на Бахмутском направлении, но и освободить территории Луганской и Донецкой областей.

И, конечно, необходимо планировать контрнаступательную операцию на юге и на левобережье Херсонской области, в Запорожской области, в Мелитополе, в Бердянске. Думаю, такие планы есть у высшего военного командования. Особенно важна нейтрализация всех сил и средств противника, которые они подтягивают, а затем проведение комплексной операции в разных точках, чтобы противник не смог сориентироваться.

Это позволит не только обрушить фронт, но и начать развивать наступательные операции по всему югу, возможно, до Крыма.

Но все это необходимо делать как можно быстрее, пока Россия не придет в себя, не накопит силы, не подтянет огневые средства и дополнительные боеприпасы, а также ракетные системы баллистического типа, производство которых налаживается в РФ.

– О каких именно ракетах может идти речь?

– Они договорились с Ираном о поставках ракет ограниченного действия, дальностью до 300 км, поскольку Иран не хочет получить наиболее болезненные санкции. Кроме того, в России также производят ракеты. Мы предполагаем, что в месяц они могут производить несколько сотен ракет. Например, несколько десятков ракет Х-101, несколько десятков "Искандеров", несколько десятков "Калибров".

– Представитель минобороны США заявил о том, что Россия сегодня использует боеприпасы 40-летней давности, поскольку интенсивно сжигает свои запасы на поле боя. И без помощи других стран у РФ снаряды закончатся уже к началу 2023 года. Как я вас понимаю, несмотря на это, к весне Россия все же сможет восстановить свой потенциал, в том числе ракетный?

– Прежде всего, уточню по советским боеприпасам и ракетным системам. Они еще имеются в большом количестве. Есть даже те, которые в свое время были перемещены из Украины – мы передали ракеты и системы в рамках Будапештского меморандума.

На складах в РФ под открытым небом находится большое количество снарядов, ракет, которые за сорок лет не слишком хорошо хранились, не проверялись, не реабилитировались. Их также будут перебрасывать на фронт, несмотря на то, что они могут неэффективно использоваться. Так, мы знаем примеры, когда ракеты, запущенные в Украину, падали на территорию России или не долетали до цели в Украине. Но это тоже боеприпасы, тоже угрозы, и это тоже проблема.

Противник вынужден использовать такие некачественные и неэффективные боеприпасы, но параллельно он будет восполнять запасы частично за счет собственного производства, частично за счет покупки у союзников ракет и комплектующих к ним, в частности, китайской электроники. Они закупают электронику и в третьих странах, которые ее перепродают. Так, в Россию попадает американская и европейская электроника. Это не будет массово, но это будут десятки и сотни ракет, которые также будут восполнять резервы.

Но еще раз подчеркну: нам сейчас важно не ожидать новых накоплений, а проводить эффективные операции в нашем формате, которые быстро обескровят противника. В таком случае эти потери ему будет крайне сложно восполнить, даже с учетом помощи партнеров – стран-изгоев – и собственного ВПК.

А когда российская армия будет нести большие потери, когда в ее рядах начнется паника и неверие в руководство страны, когда упадет моральный дух оккупантов, может наступить и дестабилизация в самой России и в окружении Путина – как следствие больших "успехов".