Генерал Маломуж о взрывах в Крыму: мы могли использовать своих людей. Интервью

6 минут
228,8 т.
Генерал Маломуж о взрывах в Крыму: мы могли использовать своих людей. Интервью

Взрывы на авиабазе в Саках в оккупированном Крыму не могли быть простым инцидентом. Оккупанты не могли "дружно бросать окурки в нескольких местах", вероятность такого равна нулю. Сегодня единой версии нет, но наиболее правдоподобная – это была спланированная операция Украины. В частности, благодаря украинской агентуре, которая могла находиться на базе.

Видео дня

Рано или поздно целью Украины станет и разрушение Крымского моста, но на сегодняшний день эта задача не является приоритетной. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005–2010 годах, генерал армии Николай Маломуж.

Сегодня озвучивается множество версий по поводу "бавовны" на авиабазе в оккупированном Крыму – от случайного инцидента до ракетного удара Украины. Какова ваша версия?

– Я думаю, что в данной ситуации нет единой версии, потому что нет объективных данных. Пока ни одна служба: ни наших западных партнеров, ни Украины, ни тем более России не подтвердила возможные ракетные удары.

Они фиксируются и космическими, и радиотехническими средствами, и средствами визуального наблюдения, средствами ПВО. Поэтому пока что сохраняется статус-кво – все стороны отрицают свое участие в таких операциях.

Понятно, почему это могут делать американцы – потому что это уже удары дальними средствами, которые они якобы не передавали Украине. Украина пока воздерживается, потому что возможна провокация более активных действий со стороны России, нанесение ракетных ударов по городам Украины, по гражданской инфраструктуре, не говоря уже о военных и других целях.

Почему этого не подтверждают россияне? Потому что им очень неудобно показать, что есть средства, которые они не в состоянии перехватить и, соответственно, уже имеют дело с серьезными последствиями.

Я думаю, возможно, сработал фактор нахождения на этих объектах нашей агентуры. Есть вероятность проведения глубинной спецоперации нашими спецслужбами. Мы могли использовать людей, которые непосредственно находились на этом объекте, служили там или, возможно, тех, кто целевым образом был направлен сюда.

Имитировать несчастный случай, когда кто-то что-то поджег или были приняты неправильные технологические решения, которые привели к таким последствиям – это один из вариантов, которые могли использовать и наши спецслужбы в результате длительной подготовки такого акта на территории аэродрома.

Поэтому я склоняюсь к версии, что это подготовленная операция по уничтожению конкретного объекта с самолетами и ракетными средствами, которые активно используются против Украины. Возможно, с использованием сил и средств наших спецслужб для того, чтобы провести комплексную операцию в нескольких местах сразу.

Источники подтверждают взрывы в нескольких местах, которые произошли почти одновременно. Это указывает на то, что дружно бросать окурки в нескольких местах не могли. Поверить в то, что военнослужащие могли вести себя так неадекватно и подорвать такие ресурсы, очень непросто. Это не порох, который взорвался из-за того, что кто-то рядом курил. Так не бывает. Тут нужен хороший подготовленный заряд, который взорвется в нужный момент.

Даже если причина взрывов другая, в любом случае этот факт имеет большое военно-политическое значение, потому что мы видим, какая реакция в мире, какая реакция украинцев на это событие. Это поднимает дух военным, это значит, что мы можем действовать уже и на территории Крыма.

И, конечно, это очень большой удар по российскому истеблишменту, военным и гражданскому населению, особенно крымчанам. Мы видели панику, выезд с территории Крыма отдыхающих. Это подрывает авторитет России, авторитет их вооруженных сил, показывает, что угроза для россиян возможна уже не только в Крыму, но и в других регионах, откуда наносятся удары.

По поводу новых угроз для россиян. Считаете ли вы, что с новыми вооружениями, в частности, с ракетами большей дальности, ВСУ могут попробовать разрушить Крымский мост?

– С учетом того, что мы получаем новейшие средства, мы можем упреждать удары, в первую очередь, с полигонов, из центров пуска ракет, например, "Искандеров", из центров размещения авиации. Это те средства, которые прямо сейчас угрожают Украине.

А вот по Крымскому мосту, думаю, в ближайшее время таких активных операций проводиться не будет по ряду причин. Во-первых, конечно, он очень защищен, нейтрализовать его сложно. Это не Антоновский мост, по которому мы можем наносить системные удары.

Для того, чтобы нейтрализовать Крымский мост, чтобы разрушить его, нужны очень большие и боевые средства, и средства подавления системы ПВО, которые там развернула Россия.

Но я думаю, что эта цель также в перспективе. В случае проведения наступательных операций масштабного характера, например, на Херсонском, Запорожском направлении, когда будут разрушать мосты, склады, штабы, Крымский мост может стать основной целью массированного удара в процессе наступления. Когда будет перспектива окружения группировки врага на юге.

Тогда наступит решающая фаза нашего успеха. И для того, чтобы перекрыть поставку вооружений и техники врага, а тем более создать панику, это будет важнейшим фактором. Он будет играть как военную роль – недопущение восполнения резервов российской армии, так и, главное, морально-политическую, потому что общая паника и среди военных, и среди мирного населения, конечно, приведет к серьезнейшим изменениям в сознании россиян. Это может вызвать массовое бегство из Крыма как военных, так и гражданских, поддерживающих Россию.

Поэтому, думаю, сейчас и в военном, и в военно-политическом, и даже в стратегическом формате нет острой необходимости в разрушении Крымского моста. Сейчас мы не сможем скоординировать все силы, чтобы нанести удар, который сыграет решающую роль в разрушении моста, но при подготовке операции, при поставке большего количества средств, сил и техники, при концентрации огневых возможностей, больших зарядов, в процессе общей операции мы сможем получить максимальный эффект от разрушения моста.

К тому моменту и Россия будет в другом состоянии. Когда начнется активное контрнаступление сил Украины, будет уже не до активного противодействия нашей армии, потому что будет стоять вопрос о спасении своей части войск и, соответственно, удержании хоть каких-то территорий в Крыму и на Донбассе, поскольку для них возникнет угроза освобождения этих оккупированных территорий.

Последний вопрос по поводу актуальной ситуации на фронте. Мы видим, что враг пытается восстановить наступление на Донецком направлении. Одновременно ВСУ очень активно работают на юге. Как будут развиваться события дальше? Можем ли мы, как минимум, полностью остановить наступление врага?

– Мы фиксируем, что резервы РФ стремительно исчерпываются. Сейчас они формируют новые резервы, в том числе 3-й армейский корпус, который задействован на Донецком направлении. Путин и Шойгу поставили им задачу до 24 августа захватить Донецкую область.

Реально ли это? Это очень проблематично для России, потому что они уже осознали, что у нас есть весь спектр наступательных операций на Херсонском, Запорожском направлениях, на Изюм. Эти направления определены как приоритетные. Каким будет направление главного удара, решит наше командование.

Поэтому сегодня Россия, с одной стороны, вынуждена выполнять задачу по Донецку, захватить Донецкую область до 24 августа. С другой стороны, конечно, ей необходимо удержать позиции на Херсонском, Запорожском и даже Харьковском направлениях.

Я думаю, они будут пытаться атаковать Донецкое направление, могут иметь небольшой успех в несколько километров или на отдельных участках в несколько десятков километров, но захватить Донецкий регион в поставленные сроки нереально. Тем более, что наши силы и средства готовятся к защите не только Донецкого региона, но и к ударам по югу и востоку.

По этой причине Россия будет вынуждена направлять туда новые, необученные, необстрелянные войска, которые сейчас мобилизуют по всей РФ.

Сейчас идет активная позиционная война. Мы получаем новейшие средства – не только средства обороны, но и средства для проведения активных контрбатарейных ударов, нанесения ударов по дальним коммуникациям, огневым точкам врага.

Я думаю, Донбасс в целом мы удержим. Может быть, за исключением отдельных населенных пунктов или рубежей.

Конечно, будет контрнаступление на одном из приоритетных направлений, которое даст перспективы для освобождения определенных территорий. Возможно, это Херсонская, Запорожская области. Возможно проведение комплексных операций по окружению противника и созданию условий не только для сдачи и бегства. Это будет переломный этап войны.

Я предполагаю, что это должно произойти в конце августа – в начале сентября. Об этом говорят оценки и зарубежных представителей, и третьих стран. Практики, генералы, которые вели боевые действия в разных точках мира, говорят, что при наличии всего пакета средств, которые предполагались со стороны стран-участниц "Рамштайна", это даст нам перспективу активных наступательных операций в ближайшие месяц-полтора.