Генерал Маломуж: Путин может вывести все свои войска из Украины. Интервью

6 минут
81,8 т.
Генерал Маломуж: Путин может вывести все свои войска из Украины. Интервью

Перспектива освобождения всех оккупированных территорий Украины, включая "старые" Крым и Донбасс, с каждым днем становится все более реальной. Украинская армия, располагающая высокоточным западным вооружением, действует профессионально и нестандартно, в то время как армия страны-террориста России до сих пор действует по лекалам Второй мировой войны и проигрывает Украине не только в вооружениях, но и в тактике и стратегии.

Видео дня

Но военные успехи украинской армии должны сопровождаться активным политическим давлением на Кремль со стороны не только западных стран, но и третьих стран, в частности, Китая и Индии, которые также не заинтересованы в том, чтобы война в Украине переросла в Третью мировую или ядерную войну. При наиболее благоприятном развитии событий российская оккупационная армия может полностью покинуть территорию нашей страны через 2-2,5 месяца. Такой прогноз в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL озвучил руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005–2010 годах генерал армии Николай Маломуж.

Мы смотрим на карту боевых действий и видим, что "старые", ранее оккупированные территории Украины все еще под контролем врага. Каково главное условие их освобождения? В какой перспективе это возможно?

– В первую очередь перспектива освобождения территорий, включая Донецкую, Луганскую области и Крым – это, конечно, успешное проведение тактической, а далее и стратегической наступательной операции. Они должны быть обеспечены за счет нестандартных действий – проведения не лобовых, а фланговых наступательных ударов, проведения комплекса мероприятий по уничтожению живой силы и техники противника, особенно той, которая была переброшена с правого берега Днепра.

Генерал Маломуж: Путин может вывести все свои войска из Украины. Интервью

Сейчас мы не можем говорить о конкретных наступательных действиях, но можем провести очень успешные удары с флангов – будет ли это Запорожское, Херсонское или Луганское направление. Это позволит нам начать широкомасштабную наступательную операцию и освобождать территории юга страны аж до Крыма, а также востока, начиная с Лисичанска и Северодонецка. Это, конечно, и удары с флангов по донецкой группировке, которая сейчас активно штурмует Бахмут, Авдеевку, Угледар, Павловку.

Переломный момент может быть тогда, когда будут сконцентрированы наши лучшие силы и средства и спланирована неожиданная операция по дезориентации противника в отношении нашего наступления и направления главных ударов. И конечно, комплексные мероприятия, которые задействуют возможности высокоточного вооружения, радиолокационных средств в соединении с действиями Сил специальных операций и Вооруженных сил.

Нейтрализовав все тылы, огневые средства, штабы противника и одновременно начав масштабные операции в определенных регионах, мы создадим предпосылки для освобождения территорий. Юга в целом, Запорожской области, левобережья Херсонской области, ударов по флангам и с тыла по донецкой группировке, которая уже сейчас пытается захватить всю Донецкую область.

На этом направлении противник сосредоточил большую группировку из кадыровцев, "вагнеровцев" и мобилизованных, создав для нас узел проблем. Мы не можем просто наступать, мы проводим активную оборону. Но в этом есть смысл, потому что большая концентрация сил противника на Донецком, Бахмутском, Луганском направлениях – это цели для наших высокоточных вооружений и ракетных средств. Мы можем доставать их на дальних расстояниях, когда они нас доставать еще не могут.

Это позволяет уничтожать большое количество вооружений, техники и живой силы врага. Сегодня мы говорим не о 200 уничтоженных за сутки оккупантах, а о 500, 600, 700, до тысячи в день. Если будут наступательные операции, то можно ожидать большое количество сдавшихся в плен и панику в стане врага.

Паника – это пиковая точка для стратегических наступательных операций. Она позволит идти на плечах отступающих и до Крыма, и полностью освободить Донецкую и Луганскую области. При позитивном сценарии это может произойти за 2-2,5 месяца.

Конечно же, после седьмого "Рамштайна" мы должны получить дополнительную военную помощь, чтобы такая операция была очень успешной. Потому что основная стратегия – применение высокоточного вооружения и техники. Это уже война технологий в соединении с мастерством военных, которые умеют действовать очень нестандартно.

Это не лобовые атаки укреплений врага или, например, форсирование Днепра, а уничтожение дальнобойными средствами, удары не напрямую, а с других точек и позиций. Это то, что сейчас входит в практику Вооруженных сил Украины.

Россия действует стандартно, как в период Второй мировой войны. Она заходит в лобовую атаку или создает модель обороны – блиндажи, окопы, бетонные сооружения. Но это не работает при грамотном проведении операции.

– В предыдущем интервью вы допустили, что возможен вариант, когда оккупанты сами покинут Донецк, если их группировка будет существенно ослаблена, как это было с Херсоном. В этом контексте хотела бы привести слова главы комитета начальников штабов США генерала Марка Милли, который спрогнозировал "политическое" отступление России из Украины, включая Крым.

– Я только частично поддерживаю такую позицию, потому что без существенных наступательных операций даже самая эффективная политическая поддержка не заставит Россию отступать. Сейчас очень важно, чтобы наши партнеры наряду с нашими успешными наступательными операциями действовали активно политически, используя интерес России сохранить свой режим. Кремлю придется пойти на условия Запада и выйти из Донецка, Луганска, а в перспективе и из Крыма.

Но это под военным давлением наших Вооруженных сил и политическим давлением партнеров и третьих стран. Например, Китая, Индии, Турции. Да, они не будут открыто осуждать Россию за вооруженную агрессию, но могут выступать за мирный процесс в рамках международного права, поскольку они, как и все остальные, не заинтересованы в развязывании мировой войны, вплоть до ядерной. А это означает освобождение территорий.

Есть перспектива симбиоза военных стратегических успехов и политического давления стран. Тогда под давлением наших войск происходит освобождение большей части оккупированных территорий, а затем полный уход россиян под давлением обстоятельств – как внутренних военных, так и внешних.

– Последний вопрос – по поводу ракетного террора. К сожалению, он продолжается, несмотря на все средства ПВО и ПРО, которые предоставили Украине ее союзники. После попадания ракеты на территорию Польши в этой стране озвучили идею об установке своих систем ПРО на территории Украины для защиты своей страны. Насколько это хорошая идея?

– Я думаю, сейчас может рассматриваться вариант размещения противоракетных средств в Польше, но размещение на территории Украины больших польских или американских противоракетных систем, например Patriot, в данный момент нереально, потому что это может быть расценено как вступление НАТО в прямую войну с Россией. А это уже перспектива большой войны и ядерной конфронтации. Об этом, в частности, говорил Байден и другие западные политики.

Думаю, многие военные аналитики будут говорить, что в Украине необходимо разместить ПРО, мы будем соглашаться, но в реальности этого не будет. Обратите внимание, как осторожно высказался Байден по поводу того, чья ракета упала на территорию Польши. Он заявил, что нет прямых доказательство того, что это российская ракета, и допустил, что это могла быть ракета средств ПВО Украины. Это было сказано, чтобы не втянуться в прямую конфронтацию с Россией.

Поэтому, думаю, они будут придерживаться такой позиции и дальше. То есть размещения польских средств ПРО на территории Украины не будет, но будут усилены возможности противовоздушной обороны на территории Польши и других стран НАТО восточного блока – это Балтика, Словакия, Румыния.

Они могут помочь нам в плане радиолокации, разведывательной информации о воздушных целях и так далее. Но прямого участия, думаю, не будет. В рамках седьмого "Рамштайна" будет усилена наша система ПВО за счет новейших средств.

Мы уже сейчас сбиваем порядка 80% всех ракетных средств. В отдельных случаях мы уничтожаем 100% дронов-камикадзе. Это очень хороший показатель. Далеко не все страны демонстрируют подобное. Например, израильский "Железный купол" сбивает тактические ракеты, но он не в состоянии настолько эффективно нейтрализовать баллистические ракеты.

Если мы получим новые заявленные средства, то это предпосылка для того, чтобы сбивать 90-95% всех средств. То есть мы сами сможем закрывать небо. Мы будем взаимодействовать с американской космической разведкой, использовать возможности европейских стран, включая Польшу.

Мы будем наращивать усилия и при помощи союзников будем создавать свою систему противовоздушной обороны сами. При их консультации, при помощи их специалистов и так далее. Думаю, на протяжении месяца мы не только получим, но и установим дополнительные средства ПВО.

Это и новые NASAMS, и испанские, итальянско-французские очень эффективные системы, немецкие и британские системы. Это десятки комплексов, которые надежно и эффективно могут защищать большие города и территории. И, конечно, объекты энергетической инфраструктуры. Что касается других территорий, то будем стремиться к тому, чтобы защитить и их.