Генерал Маломуж: Путин вызвал огонь на себя, Запад допускает его ликвидацию. Интервью

6 минут
88,6 т.
Генерал Маломуж: Путин вызвал огонь на себя, Запад допускает его ликвидацию. Интервью

Глава страны-агрессора России Владимир Путин грозит миру последним – ядерным – аргументом. Этим диктатор "вызвал огонь на себя". У Запада уже есть несколько сценариев ликвидации этого международного террориста, если тот все же решится нажать на ядерную кнопку.

Видео дня

Тем временем в самой РФ ситуация для режима – крайне непростая. Объявленная мобилизация вызвала волну протестов, в том числе в национальных республиках. По мере дальнейших военных неудач Путина вероятность того, что его окружение и силовой блок РФ поднимутся против него, все больше растет.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал руководитель Службы внешней разведки Украины в 2005–2010 годах, генерал армии Николай Маломуж.

– Мы видим, что после объявления так называемой частичной мобилизации в РФ начались протесты, в том числе в национальных республиках – Бурятии, Якутии, Дагестане. Кроме того, население мужского пола массово покидает страну. Можно ли сказать, что режим не переживет этой мобилизации?

– Прежде всего, нужно сказать, что причина мобилизации – масштабные просчеты Путина в стратегии и военном искусстве. Захват Украины не удался, полный захват Донбасса – также. Армия РФ несет огромные потери на фронте и теряет территории, которые ранее захватила.

Объявление мобилизации – последняя попытка исправить ситуацию. Думаю, ее планируют проводить в несколько этапов. Сначала – порядка 100 тысяч, затем 300 тысяч и до миллиона. Но этого не будет. Во-первых, такого ресурса нет, во-вторых, в процессе их быстрого уничтожения на фронте с Украиной менталитет россиян кардинально изменится.

Но Путин должен был бы просчитать, что это вызовет недовольство среди населения России. Не потому, что они против агрессивной политики в отношении Украины, а потому, что они опасаются за собственные жизни, не хотят погибать на фронте.

Путин рассчитывает, что протесты не будут масштабными и он сможет справиться с ситуацией, поскольку его силовые структуры насчитывают более миллиона человек. Он думает, что контролирует ситуацию.

– Но каков реальный потенциал этих протестов?

– Выступления в Москве, Санкт-Петербурге, национальных республиках показали, что именно эти регионы в первую очередь будут активными протестующими в этом движении. Потому что они глубоко осознают не только агрессию Путина, но и то, что это приведет к конкретным массовым жертвам среди их же людей и к возможному распаду РФ.

Россияне в столице и крупных городах протестуют и против мобилизации, и против войны, а в регионах – за то, чтобы спасти свои жизни. Прослеживается четкая тенденция: наиболее жесткую мобилизацию проводят именно в национальных республиках. Звучат предположения, что Путин пытается уничтожить представителей нацменьшинств, которые являются перспективно проблемными – могут начинать "сепаратистские" движения, создавать автономии и так далее.

Но будут ли эти протесты решающими в вопросе борьбы с режимом? Нет. Они еще не носят политической окраски и не слишком массовые. Да, в отдельных регионах они собирают критическое количество участников, способных блокировать военкоматы и органы местной власти. Но это еще не массовые протесты, угрожающие режиму.

Путин считает, что он контролирует процесс и справится. За счет того, что у него есть жесткая авторитарная система и система спецслужб в каждой деревне, районе, городе и области. Он также рассчитывает на то, что в российской глубинке население будет беспрекословно выполнять решения органов власти и идти на мобилизацию. Только в отдельных военкоматах зафиксированы протесты, в том числе со стрельбой. Все остальные на волне ложного патриотизма, за счет пропагандистской деятельности, идеи "защиты России от Запада" демонстрируют определенную активность.

– Каким может быть качество армии, собранной из новых призывников?

– Все призывники неквалифицированные, не имеют военной специальности, не прошли слаживание. Их бросают сразу в части, и это еще одна большая проблема. Но это только первый этап, начало.

Второй этап наступит тогда, когда движение в национальных республиках и в столице станет более мощным. Как правило, Москва всегда определяла будущее режима. Еще одна важнейшая составляющая – большие потери, особенно среди новых мобилизованных, на украинском фронте.

Сейчас их, необстрелянных, бросают в Луганск, в Донецк, а это перспектива больших потерь. "Груз 200", который будет поступать в Россию, сразу же станет индикатором того, что "там убивают, ехать туда не нужно". На протесты начнут подниматься родственники убитых. Россияне начнут искать виноватого, и виноват будет Путин.

Он этого опасается, поэтому пытается как можно скорее продвинуться в Украине и закрепиться на рубежах, которые захватил, с помощью "референдумов" создать правовые предпосылки для "защиты" уже "российской территории", а также актуализировать угрозу ядерной войны.

– Как Путин может использовать этот механизм ядерного запугивания?

– Эти механизмы используются для того, чтобы склонить нас к переговорам, предъявить ультиматум: либо ядерная война, поскольку "мы освобождаем территории России", либо договор на условиях Москвы.

Я думаю, такой шантаж – признак большой слабости Путина. Он не сможет реализовать такой принцип, потому что, предъявив последний, ядерный аргумент, он вызвал на себя огонь всего мира, и не только Запада. Фактически это будет война не с Западом, а со всем ядерным клубом и с другими странами, которые не хотели бы быть ввергнутыми в ядерную войну.

Применение тактического ядерного оружия перерастает в глобальное противостояние с применением глобального ядерного вооружения. США и Великобритания четко заявили о том, что в таком случае нанесут удар, что, возможно, станет началом глобальной войны.

Это грань. Поэтому думаю, что Путин – не самоубийца, он не пойдет на применение ядерного оружия. Да, он будет угрожать, будет играть на грани фола. США уже предупредили Путина, что, как только начнется разворачивание ядерных средств, они нанесут удары по конкретным центрам принятия решений в Москве, а это Путин и его ближайшее окружение.

Думаю, на каком-то этапе Путин будет вынужден идти на переговоры под давлением наших войск, международной общественности. Он будет отступать с наших территорий, а мы будем вырабатывать новую модель безопасности Украины, а в перспективе новая модель будет формироваться и для мирового сообщества.

– Как вы считаете, могут ли в определенный момент против режима выступить силовики? Ведь мы понимаем, что сегодня путинский режим делает наибольшую ставку именно на них.

– Путин пытается контролировать весь силовой блок в перекрестном формате. Например, ФСБ контролирует разведку, МВД, службу безопасности и минобороны РФ. Другие службы, наоборот, контролируют ФСБ и другие силовые структуры.

Пока не наступил окончательный провал Путина, они продолжают держаться за него, поскольку предполагают, что могут быть не просто репрессии в отношении отдельных руководителей силовых структур, а они просто будут исчезать. К ним будут применяться жесточайшие несудебные меры.

Это их сдерживает, но только до поры до времени. Когда посыплется фронт или Путин поставит мир на грань ядерной войны, его окружение задумается о своей жизни, о возможных вариантах своей ответственности в случае полного провала.

Когда Путин потерпит дальнейшее поражение на украинском фронте и продолжит ядерный шантаж, думаю, они поднимутся. Будем следить за развитием событий в ближайшие недели и месяцы.

– Вы допускаете, что Запад может рассматривать вариант физической ликвидации Путина?

– Теоретически вариант физической ликвидации Путина рассматривается. Но пока его реализация не планируется, поскольку этого террориста надо ликвидировать методом теракта. Большинство политиков, начиная с руководства США, думаю, таких санкций не дадут.

Но, конечно, когда встанет вопрос о ядерной войне, все средства будут хороши. Спецслужбы в любом случае прорабатывают такие варианты. Могут быть задействованы несколько сценариев для его ликвидации, поскольку он будет представлять опасность не только для Украины, но и для всего мира.

Потому что ядерное оружие – это уже не про страну и не про национальность.

– То есть техническая возможность ликвидировать Путина есть?

– Да, есть. Конечно, это тяжело, поскольку созданы пять систем защиты, начиная от системы его личной безопасности – ФСБ, МВД, разведка. Есть и неофициальная спецслужба, которая постоянно с ним работает. Он меняет квартиры, дислокации. Существует до десятка вариантов защиты и дезориентации условных диверсантов и террористов.

Но все это вычисляемо. Бен Ладен тоже долгое время задействовал различные механизмы, но в итоге США нашли варианты его уничтожения и провели операцию.