"Имели деньги, но не могли купить термобелье для бойцов и научились шить сами": история экономиста, "обшивающего" фронт с 2014 года

8 минут
15,2 т.
'Имели деньги, но не могли купить термобелье для бойцов и научились шить сами': история экономиста, 'обшивающего' фронт с 2014 года

До 2014 года менеджер-экономист Сергей Голчанский не имел представления о том, как работает швейная машинка. Сегодня нет такой вещи, которую бы он не выкроил и не смог сшить. В основанной швейной фирме Сергей не только директор, но и разработчик чрезвычайно востребованных на фронте сумочно-рюкзачных изделий

Видео дня

Анна Волкова

Это муфты для военной аэроразведки, которую называют глазами фронта, Сергей показывает последнюю разработку своего швейного предприятия. Посредине большой двусторонней перчатки вшит прозрачный экран, внутри пульт управления. Они уже прошли испытания на полигоне. Ребята сделали некоторые свои замечания по их усовершенствованию, и сейчас мы запускаем в производство партию муфт с учетом этих пожеланий. Комбинация тканей, из которых они сшиты, делают их теплыми, водонепроницаемыми и крепкими. Очень нужная вещь зимой.

''Имели деньги, но не могли купить термобелье для бойцов и научились шить сами'': история экономиста, ''обшивающего'' фронт с 2014 года

Эти элементы военного снаряжения наши аэроразведчики оценили уже давно. Отдельные отечественные швейные предприятия наладили их производство, но стоят они очень дорого. Сергей Голчанский, владелец торговой марки Melgo, намерен изготавливать муфты по более лояльной цене. А знакомых аэроразведчиков, которых у него много, обеспечит ими бесплатно.

Сергей Голчанский обшивает фронт с 2014 года. Хотя до этого никогда не сидел за швейной машинкой и понятия не имел, какими бывают иглы или нити. Чтобы разобраться в этих тонкостях, заказал индивидуальные двухдневные курсы кройки и шитья.

С тех пор очень многое изменилось. Но обо всем по порядку.

"Готовую продукцию возил на почту рюкзаками в маршрутках, потому что на такси не было денег"

''Имели деньги, но не могли купить термобелье для бойцов и научились шить сами'': история экономиста, ''обшивающего'' фронт с 2014 года

42-летний Сергей Голчанский постоянно ставит перед собой вызовы. Вот и в поселке городского типа Козельщина Полтавской области он, бывший коммерческий директор столичной финансовой компании, основатель тренинговой компании, оказался летом прошлого года потому, что хотел доказать сам себе: чтобы добиться успеха в чем-то, неважно, где ты живешь. Главное – быть полезным обществу, своему государству.

Для переезда в Козельщину у мужчины было несколько веских причин: отсюда родом его товарищ, бизнесмен и меценат этого края. С ним они, как говорится, на одной волне: тот тоже максимально делает все для того, чтобы Украина стала сильнее. Кроме того, Сергей давно мечтал иметь частный дом, и теперь он у него есть. А еще Козельщина гораздо ближе к Запорожью, где живут его родители, чем Киев.

Менеджер-экономист по образованию Сергей Голчанский когда-то занимался интернет-продажами, работал менеджером по рекламе в одном из солидных всеукраинских изданий, продавал образовательные и финансовые услуги.

''Имели деньги, но не могли купить термобелье для бойцов и научились шить сами'': история экономиста, ''обшивающего'' фронт с 2014 года

– Наш офис до Революции Достоинства находился на улице Лютеранской, в самом престижном районе Киева, – рассказывает мужчина. – Но с началом противостояния на Майдане компания приостановила свою работу. Мой друг Виталий Тилиженко, с которым когда-то приехали из Запорожья покорять столицу, активно включился в революционную деятельность, потом мы вместе начали заниматься волонтерством. Виталий основал Международный благотворительный фонд "Волошка" волонтерской помощи воинам, к которому присоединился и я. Начинали с того, что самостоятельно искали продукты и теплые вещи для защитников, расклеивая объявления по Киеву. Через три-четыре дня загружали большую машину товаров и везли их на фронт.

С приближением холодов возникла проблема теплой одежды, особенно термобелья. И его невозможно было найти! Звонили в разные фирмы, предлагали деньги швейным цехам, но бесполезно: заказы были расписаны и проплачены на три месяца вперед.

И тогда Сергей Голчанский решил научиться шить, хотя совершенно не разбирался в швейном деле. Пошел на курсы кройки и шитья, попросил индивидуальные занятия. И через два дня уже знал, какое оборудование нужно закупить, как выбрать качественные ткани и нити, какие иглы нужны. Научился кроить и шить. Сейчас, улыбается, нет такой вещи, которую сам бы не выкроил и не сшил.

На собственные средства Сергей с товарищами арендовали две комнаты в помещении по улице Ботанической в Борисполе, купили две машинки, ткань, пригласили на работу швею – девушку-беженку из Донецка. Лекала сами сделали. Сергей кроил, Аня шила. Термобелье, шапочки, балаклавы, тактические подсумки, тактические пояски, маскхалаты… Причем маскировочные халаты умудрялись шить с помощью оверлока и распошивальной машинки. Так рождался бренд Melgo.

– Это были очень сложные времена, – продолжает мой собеседник. – Мы часто расходились по домам глубокой ночью. У меня тогда еще не было автомобиля, а такси стоило нам дорого. Поэтому я набивал два огромных рюкзака готовым товаром, цеплял один спереди, другой сзади, садился в маршрутку и вез его на отделение "Новой почты". Товар отправляли на линию столкновения, где их забирали волонтерские группы и развозили по боевым подразделениям. Продукцию отдавали практически по себестоимости.

"Нас, начинающих в швейном деле, бойцы попросили разработать или усовершенствовать некоторое снаряжение"

Виталий с Сергеем и сами уезжали в прифронтовую зону. Вместе со своим товаром везли еще и продукты бойцам, которые стояли на защите Попасной, Мариуполя, Песок… Совместно с другими благотворителями покупали в складчину автомобили в Европе и перегоняли их на передовую. Виталий начал задерживаться в зоне боевых действий с "Правым сектором". Сначала на неделю, потом на две, а вскоре ушел добровольцем на фронт. Был среди соучредителей тактической группы "Беларусь" 5-го отдельного батальона ГУК "Правый сектор" и стал ее бойцом. К сожалению, 10 августа 2015 года в одном из боев недалеко от Волновахи Донецкой области он погиб. После смерти ему было присвоено звание Народного Героя Украины.

''Имели деньги, но не могли купить термобелье для бойцов и научились шить сами'': история экономиста, ''обшивающего'' фронт с 2014 года

Но жизнь продолжалась, продолжалась война, и Сергей Голчанский (не в последнюю очередь в память о друге) продолжал начатое общее дело. При этом вступил в отряд территориальной обороны Борисполя, к развитию которого лично приложил усилия. Организовывали тренировки на полигоне, обучение по огневой и медицинской подготовке, совместные рейды общественных активистов вместе с полицейскими патрулями по соблюдению правопорядка в городе.

Тем временем ребята с передовой продолжали забрасывать маленькое производство заказами. Причем нередко эти заказы были на уровне идеи. Например, армейцы просили сшить подсумку без каких-либо уточнений. А это снаряжение имеет разное предназначение: для магазина, рожка, гранат… С разным креплением. Пришлось Сергею поначалу изучить все эти нюансы в интернете, сделать эскизы. Пробные варианты подсумок получились довольно удачными, ребятам понравилось. Остальные тоже начали их заказывать.

''Имели деньги, но не могли купить термобелье для бойцов и научились шить сами'': история экономиста, ''обшивающего'' фронт с 2014 года

То же самое было с носилками для транспортировки раненых. Чтобы их сшить, Сергей снова должен был проштудировать интернет. Но все удалось. На бескаркасные носилки существовал большой спрос. Кстати, некоторые из волонтеров до сих пор шьют их на безвозмездной основе по чертежам, полученным от Melgo.

– Однажды бойцы, вернувшись на ротацию, завезли бронежилет, изготовленный в США, – вспоминает бизнесмен. – "Можно сделать вроде такого? Только тут и тут надо так и так переделать", попросили. Мы, конечно, усовершенствовали разработку американских производителей под нужды и специфику наших реалий.

Баул. Он же тревожный чемодан. Он же органайзер для вещей военных и туристов

За эти восемь лет фирма Melgo освоила около ста видов товаров военного назначения. Вначале с этим очень помогали волонтеры, которые снабжали производство тканями и другими расходными материалами, а также придумывали какие-то дизайнерские модели, исходя из реальных потребностей бойцов, сами что-то кроили. Это влияло на себестоимость готовой продукции. Скажем, у одних производителей на то время балаклава стоила 80 гривен, а у Melgo всего 30. Тогда, как известно, многие шили одежду, обувь, другие делали беспилотники, еще кто-то – какие-то детали к оружию… И у каждого была своя цена. Фишкой же Melgo всегда было то, что она поставляла на украинский рынок продукцию военного назначения практически по себестоимости или, как говорится, по волонтерской цене. Одевала военные и полицейские спецподразделения.

– Первые три месяца широкомасштабной войны мы полностью работали на волонтерских началах, – говорит Сергей Голчанский. – Обеспечивали фронт подсумками, плитоносками, транспортными баулами, разгрузочными системами, рюкзаками, бронежилетами. Отчасти и сейчас передаем бойцам эти вещи бесплатно.

Фирма Голчанского уже давно специализируется исключительно на пошиве сумочно-рюкзачного снаряжения. Сергей сам разрабатывает их дизайн. Самым большим спросом пользуются транспортные баулы. Их плюс в том, что у них нет замков и молний, которые могут сломаться.

''Имели деньги, но не могли купить термобелье для бойцов и научились шить сами'': история экономиста, ''обшивающего'' фронт с 2014 года

– У баула есть удобные лямки, он влагостойкий и достаточно прочный. Загрузка – вертикальная. Это простой и надежный склад для вещей, – рассказывает Сергей о преимуществах сумки. — Баулы шьем большие, на 100 литров, и маленькие, на 25. Большие пользуются спросом не только у военных, но и у туристов. Маленькие многие используют как тревожный чемодан.

Сейчас Melgo ежедневно производит 70 баулов разных размеров. А еще спальники, технические чехлы, тактические рюкзаки… Продукция на фабрике не залеживается – у фирмы контракты почти с десятком магазинов воинторга, магазинами спорттоваров и, что называется, она работает с колес. Среди ее постоянных заказчиков – военные подразделения, давно оценившие качество продукции. Они выходят прямо на изготовителей.

Пока в Melgo занято на производстве семь местных жителей и внутренне перемещенных лиц, но уже вскоре, как только будет полностью установлено новое оборудование, их количество вырастет до 12-15.

– Недавно за счет собственных инвестиций и грантовых средств от международных доноров мы закупили много современного оборудования, – делится приятными новостями Сергей Голчанский. – Теперь есть дополнительно семь машинок со многими функциями. Благодаря автоматизированным программам некоторые из них могут шить по заданной задаче. Скажем, поставить на нужное место липучку или нанести логотип с идеальными контурами. У нас есть большой лазерный станок для кроя ткани, а сейчас еще появился огромный профессиональный раскройный стол с автоматикой, о котором я давно мечтал. Он значительно расширит нашу производительность. Приобрели также ленточный раскройный нож, обеспечивающий неизменное качество раскроя и обработку большого количества материала.

Конечно, предприятию после такого технологического пополнения стало тесно на 100 арендованных квадратных метрах, пришлось расширяться. Закройщики и швеи теперь работают в отдельных цехах. Несмотря на попытки рашистов погрузить Украину во тьму, тыл продолжает обеспечивать потребности фронта: фирма закупила мощный электрогенератор для резервного питания на случай отключения света.

– У меня была цель выйти в этом году на зарубежный рынок и перевезти производство в собственное помещение, – делится своими несбыточными мечтами мой собеседник. – Надеюсь, со временем возобновим и расширим ассортимент гражданской одежды. В свое время, пока на фронте было затишье, мы шили теплые куртки, спецодежду для туристов и рыбаков, рубашки, футболки, термобелье... Конечно, война внесла в мои планы свои коррективы, но не перечеркнула их. Просто отсрочила…

Фото предоставлены Сергеем Голчанским