Климкин: действительно ли Запад хочет победы Украины и почему до сих пор боится Путина. Интервью

2 минуты
34,6 т.
Климкин: действительно ли Запад хочет победы Украины и почему до сих пор боится Путина. Интервью

На сегодняшний день Запад един в том, что Украина должна победить в войне с Россией. Однако до сих пор нет общего видения того, что такое наша победа. Там до сих пор опасаются эскалации, на которую может пойти глава Кремля Владимир Путин, применения им оружия массового поражения, но больше всего пугает развал самой РФ, если он будет неконтролируемым.

Видео дня

Можно ли контролировать процесс развала путинской "империи"? Да, можно, но для этого Западу понадобится согласие Китая. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал министр иностранных дел Украины в 2014-2019 годах Павел Климкин.

– По вашему мнению, готов ли Запад к победе Украины в этой войне? Эта тема активно обсуждается, в частности, учитывая заявление Байдена об упавшей на территории Польши ракете.

– На Западе есть железобетонный консенсус по поводу того, что Украина не должна проиграть, поскольку это одновременно станет поражением и Запада. Но пока нет консенсуса по поводу того, как должна выглядеть победа.

Я вижу тенденцию: часть политикума, экспертов и тех, кто работает в вооруженных силах все больше начинают думать о том, как может выглядеть победа. Но пока консенсуса здесь нет.

Есть много причин, которые останавливают многих от того, чтобы идти до конца. Это и опасность эскалации, и ядерной, и неядерной, например использование химического оружия. Это опасность последующих российских ударов по критической инфраструктуре. Это оценка ситуации на фронте – до какого момента, при каком условии мы будем успешными. Конечно, последние успехи Украины там воспринимают суперположительно.

Есть также вопрос, каким образом дальше управлять продовольственными и энергетическими потоками, как это повлияет на уровень инфляции. Такие доводы также присутствуют в разговорах. Поэтому единого четко определенного аргумента, согласно которому будет приниматься решение или даже вестись дискуссия, здесь нет.

– Могут ли на Западе опасаться развала России, который может произойти после поражения в войне?

– Конечно, там этого боятся. Там боятся Путина все меньше, но все же до сих пор боятся. Но боятся и России без Путина, боятся дестабилизации. Не только развала, но и того, что там будет дальше, при каких условиях и кто придет к власти, кто будет контролировать все российское вооружение и многие другие вопросы.

Они хотели бы, чтобы этот процесс перезагрузки России, которого они очень хотят, происходил контролируемо. Давайте застрахуемся от всех возможных рисков. Но здесь контролируемость действительно очень трудно обеспечить. В свое время они боялись развала СССР, а сейчас они так же, если не больше, боятся преобразований в России.

– Действительно ли можно контролировать процесс развала России? И кто может это делать?

– Конечно, можно. Но для этого Западу необходим серьезный разговор и координация с другими странами, с тем же Китаем. Это непростой разговор. Сегодня Китай не готов последовательно и беспрекословно поддерживать Россию, но он не готов ее и сдать, поскольку он ее использует.

– Можем ли мы в Украине рассчитывать на то, что, по крайней мере, уже больше никогда нам не будут предлагать идти на уступки, жертвовать своими интересами ради интересов Москвы?

– Это зависит от того, что вы понимаете под уступками. Западная ментальность отличается от нашей. Мы слышим: сначала давайте давить, а потом давайте переговоры. Мы считаем, что это условия, противоречащие друг другу.

То есть у нас либо "зрада", либо "перемога". И здесь Западу нужно у нас поучиться. Но западная ментальность – это и давить, и одновременно думать о переговорах, хотя и с позиции силы. Следовательно, что такое уступки – получим ли мы все, что хотим, одержим ли победу, но не все. Это возвращаясь к нашему разговору о том, что такое победа в войне.