Климкин: декабрь будет критической точкой для Путина, он стал вассалом Си. Интервью

5 минут
67,3 т.
Климкин: декабрь будет критической точкой для Путина, он стал вассалом Си. Интервью

Саммит "Большой двадцатки" станет моментом истины в позиции Китая к стране-террористу России. Сейчас это государство, до сих пор не артикулировавшее четкую позицию относительно развязанной главой Кремля Владимиром Путиным войны в Украине, находится в состоянии согласования позиций с Западом и США. В первую очередь в вопросе противодействия применению Путиным ядерного оружия.

Видео дня

Пекин может приобщиться как к давлению на Россию, так и к давлению на Украину, чтобы заставить Киев сесть за стол переговоров с врагом. Но уже сейчас Россия, продающая Китаю свою нефть с существенной скидкой, фактически превратилась в его вассала. Декабрь станет критической точкой для Путина и, возможно, точкой невозврата для режима в РФ. Глава Кремля вынужден посетить саммит "Большой двадцатки", несмотря на все неблагоприятные факторы. Если Путина не будет на G20, встанет вопрос о перезагрузке власти в РФ. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал министр иностранных дел Украины в 2014-2019 годах Павел Климкин.

– Канцлер Германии Шольц провел встречу с Си Цзиньпином. По итогам он заявил, что оба главы государств едины в позиции, что ядерные угрозы России безответственны и опасны. В то же время премьер Госсовета Китая Ли Кэцян дистанцировался от темы войны в Украине и подчеркнул, что пришло время подтолкнуть Киев и Москву к мирным переговорам. Как может поступить Китай? Может ли он предотвратить использование Путиным ядерного оружия? Может ли он давить на Украину, чтобы принудить к мирным переговорам с врагом?

– И первое, и второе возможно, но на разный манер. Первое – мы знаем, что и Шольц, и германская делегация разговаривали с президентом Си и с китайцами об угрозе использования ядерного оружия. Мы знаем, что китайцы категорически против этого, и это связано с их фундаментальными интересами.

Если угроза использования ядерного оружия станет реальной, то все страны вокруг Китая – Япония, Корея, Индонезия, возможно, Вьетнам и, возможно, Тайвань, имеющие интеллектуальные, технологические и финансовые ресурсы для того, чтобы стать ядерными в течение нескольких лет, могут фундаментально изменить ситуацию безопасности вокруг Китая. И китайцам это однозначно не нужно.

Потому они будут говорить с российским режимом. Пока это эскалация слов. Как вы знаете, в России уже говорят, что война с Украиной началась якобы из-за определенных украинских планов создать ядерную программу и ядерное оружие. То есть они ищут еще одну причину или еще одну лазейку для возможных дальнейших разговоров. И это, конечно, критично для Китая. Поскольку, если начнется распространение ядерного оружия, откроется ящик Пандоры.

Готовы ли китайцы сотрудничать с Западом в плане давления на Россию или будут говорить с нами о том, чтобы мы начали разговаривать с Россией на каких-то условиях, – это будет очень сильно зависеть от проходящих сейчас встреч. Был Шольц, сейчас Макрон, а затем будут очень интенсивные встречи во время саммита "Большой двадцатки". Скорее всего, там будут встречи с Байденом. И это в значительной степени определит позицию Китая.

Как мы видим, китайцы поначалу хотят согласовать свою позицию с ключевыми европейскими странами, одновременно они разговаривают с американцами. И потом будут разговаривать с американцами на более высоком уровне.

Они считают, что это очень удачный момент, поскольку Си только что переизбрался, получил более мощную позицию. Одновременно в Китае считают, что состоявшиеся в США выборы создадут новый баланс между демократами и республиканцами и с Байденом в каком-то смысле будет разговаривать проще.

Поэтому "Большая двадцатка" станет кульминацией и определит китайскую позицию – в какой степени китайцы будут играть в общую игру, а в какой – с Западом в целом и США в частности, поскольку сейчас кажется, что китайцы хотят играть в отдельную игру с европейцами и в отдельную игру с американцами. Это часть их стратегии.

– Мы видим, что Китай, по крайней мере, открыто, не оказывает военную помощь России. Но он продолжает оказывать стране-агрессору экономическую помощь, покупая российскую нефть. Мы понимаем, что режим Путина зависит от денежных вливаний. Пока они есть, он может вести войну против Украины. Может ли Китай сократить эту экономическую помощь при определенных условиях?

– Но уже сейчас китайцы покупают российскую нефть и газ с существенным дисконтом от мировой цены. Фактически Россия их спонсирует. Сначала она делала это как младший партнер, а сейчас фактически как вассал. И я скажу почему.

Декабрь будет критической точкой. Возможно, точкой невозврата для российского режима. Если удастся эффективно реализовать схему обрушения цены на российскую нефть. На минувшей неделе согласовали схему не плавающего, а жесткого ограничения. Это очень толстый намек для российского режима. Это означает, что поступлений от экспорта в Китай и Индию будет не хватать для балансирования российского бюджета.

Это означает, что следующий год будет очень непростым в финансовом плане, поскольку российский бюджет классически от 28 до 40% зависит от цены нефти и газа, от нефтяных и газовых поступлений. Это может привести к финансовому разбалансированию в России.

В точке невозврата здесь находится и Путин. Если Китай договорится с Западом и США о хотя бы частичной совместной стратегии, это будет означать принципиально иную ситуацию для Путина. Поэтому я и думаю, что Путин, несмотря на все риски, унижение и все остальное, скорее всего, примет решение ехать на саммит "Большой двадцатки", чтобы эти риски для себя хотя бы частично снизить.

Если он этого не сделает, его ставки фундаментально снижаются. Это означает, что его фактически выжимают и изолируют не только в западном, но и вообще в мире, в том числе и незападном. И это будет очень мощный сигнал и для российских элит начинать работу над другой реальностью. Поскольку это будет означать точку токсичности Путина и внутри российских элит.

Является ли он геополитическим игроком, если он не едет на саммит "Двадцатки"? Скорее всего, уже нет. Это означает дальнейшую перезагрузку.

– Вы сказали, что Россия фактически оказалась в роли вассала Китая. При таких условиях представим себе, что Си звонит по телефону Путину и говорит: "Путин, тебе нельзя применять ядерное оружие". Будет ли это иметь соответствующий результат?

– Это не будет иметь стопроцентного результата. Пару дней назад один из очень известных китайских экспертов, бывший офицер китайской армии написал статью для Financial Times, в которой дважды повторил, что Китай не может полностью что-либо диктовать Москве.

Это очень прозрачный сигнал Западу, что говорить мы можем. Давайте, предлагайте нам что-то, и мы будем говорить более мощно.

Несмотря на вассальный статус, Си не может приказать что-нибудь Путину, но может поговорить с ним настолько серьезно, настойчиво, что Путин примет его аргументы во внимание. Принять же аргументы Си во внимание означает начать учитывать их в своей политике. То есть влиять на политику Путина Си может.

Но когда будет введено ограничение цены на российскую нефть Западом, это значит, что уже со следующего месяца Путин приобретает уже не статус младшего партнера, а статус вассала.