Климкин: победа Путина изменила бы историю века, Запад "лечит" мир от России. Интервью

4 минуты
291,6 т.
Климкин: победа Путина изменила бы историю века, Запад 'лечит' мир от России. Интервью

На Западе есть четкое осознание того, что глава страны-террориста России Владимир Путин не должен победить в войне против Украины, поскольку такая победа изменила бы историю всего ХХІ века, всю систему ценностей демократического мира. Чтобы не допустить такого сценария, западные союзники Украины критически поднимают ставки и усиливают санкции, а также применяют "лекарство" против "больной" страны – путинской России.

Видео дня

Впрочем, Запад до сих пор испытывает беспокойство по поводу развала России и того, чем станут фрагменты "империи". Совместной стратегии "перезагрузки" РФ у наших союзников пока нет. Однако уже сейчас можно утверждать, что крупнейший партнер России – Китай – не будет переходить "красные линии", установленные Западом. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал министр иностранных дел Украины в 2014–2019 годах Павел Климкин.

– Президент Владимир Зеленский заявил, что на сегодняшний день у свободного мира есть все необходимое, чтобы привести Россию к историческому поражению. По вашим оценкам, есть ли уже сложившееся решение коллективного Запада о том, чтобы Украина нанесла окончательное поражение российской армии и режиму Путина? Нет ли у них беспокойства по поводу развала России, по поводу применения Путиным ядерного оружия?

– Конечно, есть беспокойство. Относительно развала, относительно того, что будет на месте России. Как перезагрузить Россию, общей стратегии нет.

Но однозначно есть общее видение и общий консенсус, что Путину нельзя дать победить, поскольку его победа будет означать победу против Запада как такового и мира, где доминируют совершенно иные ценности. Победа Путина повлияла бы на историю всего века, а возможно, и больше, без преувеличений.

В то же время у Запада точно есть понимание, что нужно повышать ставки. Вы видите последние изменения – дальнейшее повышение ставок по энергоносителям. Ограничения работают. Последние расчеты показывают, что Россия теряет 150-170 млн долларов ежедневно, а с 5 февраля, когда будет введено эмбарго на нефтепродукты, Россия будет терять около 250 млн долларов ежедневно. Это еще не те средства, которые разрушат российскую экономику мгновенно, но это уже угрожает макрофинансовой стабильности России.

Кроме того, сейчас рассматривается возможность введения санкций в отношении аграрного сектора России, что абсолютно критично. Это также было причиной длительной "наркотической" зависимости Запада от России. Есть фундаментальное повышение ставок по вооружениям, по энергетическому и атомному сектору. Поднимут ставки и по технологическому сектору.

Очень важно также закрыть все щели по предыдущим пакетам санкций. Если все это произойдет, безусловно, это будет новое качество давления на Россию.

Итак, мы действительно видим качественное повышение ставок. Но пока я не вижу общей стратегии Запада в том, чтобы однозначно перезагрузить режим. Это публично не декларируется. Это не обсуждается.

Тем не менее, опасения или даже страх Запада перед тем, что будет происходить в России, есть.

– Есть такая медицинская аллегория: в организме циркулирует вирус. Человеку дают антибиотик, чтобы уничтожить вирус, но если этого антибиотика недостаточно, болезнь может длиться очень долго. В ситуации войны в Украине – Запад дает нам этот "антибиотик", оружие против путинской армии, но в недостаточном количестве, поэтому эта "инфекция" не уничтожается окончательно и война фактически затягивается. Вы согласны?

– Я бы не сравнивал это с антибиотиком. Запад действительно предоставляет нам средства и применяет средства сам. Все эти средства – для того, чтобы предотвратить распространение "болезни". Но "болезнь" эта не вирусная. Ее, скорее, можно сравнить с психическим расстройством. Лечить шизофрению антибиотиками, конечно же, невозможно.

Поэтому я считаю, что эта аллегория, хоть и очень симпатичная, к России не подходит. Россию, "болеющую" такой "болезнью", нужно "вылечить", а не просто сделать так, чтобы ее "болезнь" не влияла на других. По поводу того, как "вылечить", консенсуса на Западе еще нет.

– Видите ли вы определенное изменение позиции Китая в отношении России? Считаете ли вы, что Россия может потерять если не своего главного союзника, то, по крайней мере, страну, на которую она делает очень большие ставки?

– Да, Китай – не союзник России. Китай – партнер. И даже официально отношения между Китаем и Россией называются партнерством без ограничений. Они никогда не были союзниками и в перспективе не будут. Это первое.

Второе – я не вижу фундаментальных изменений в китайской позиции по отношению к России. Сегодня Китай не готов полностью бросить Россию. Она нужна ему в соперничестве с США и Западом. Но в то же время Китай не будет поддерживать Россию для того, чтобы перейти красные линии Запада. Китай всегда внимательно следит за этими красными линиями.

Поэтому Китай будет продолжать экономическое и другое сотрудничество с Россией, использовать российские ресурсы. Но одновременно он будет четко соблюдать красные линии Запада, в частности, технологические, военные и т. д.

Мы видим разочарование китайского руководства происходящим в России, но они никогда не будут этого озвучивать публично. В этом отличие китайской политики. Они будут делать это совершенно непублично.

Но в действительности я вижу возможность взаимодействия Китая с Западом – как с Соединенными Штатами, так и с европейскими странами – для усиления давления на Россию. Они неочевидны, но, тем не менее, признаки этого появляются.

– Уточните, пожалуйста, что вы имеете в виду под красными линиями Запада, которые не хочет пересекать Китай?

– Это поставки оружия России, поставки товаров военного назначения, передача высоких технологий, которые могут использоваться для продолжения производства оружия. Все это и есть красные линии.