УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Прослушка Залужного – дело рук своих: интервью с полковником Свитаном

4 минуты
25,6 т.
Прослушка Залужного – дело рук своих: интервью с полковником Свитаном

Главкома Вооруженных сил Украины генерала Валерия Залужного могли прослушивать. В помещениях Генштаба нашли сразу два устройства для прослушивания. Но с большой долей вероятности можно предполагать, что это дело рук кого-то из "внутренних агентов влияния", а не российских спецслужб. Целью такого прослушивания могли быть "политические разборки", а не стремление выведать военные секреты ГШ. Кстати, даже при наличии прослушивающих устройств это сделать не так просто, как кажется.

Вместе с тем этот факт показал проблему, огромную ошибку, нонсенс, который возник в иерархии силовых структур Украины. Расследованием должна заниматься не СБУ, а Главное управление разведки. Но поскольку ГУР подчинено Минобороны, в деле разбирается структура, которая вообще не должна приближаться к Генштабу. Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZ.UA высказал летчик-инструктор, полковник ВСУ в запасе, военный эксперт Роман Свитан.

– В Генштабе ВСУ обнаружили устройства для прослушивания: одно в помещении, которым пользуется генерал Залужный, другое – в кабинете его помощника. Считаете ли вы, что враг уже мог воспользоваться этими данными? Видите ли вы определенные признаки того, что могла быть утечка информации, на поле боя?

– Нет, вряд ли это именно так. Тем более что там есть определенные моменты, которые не допускают съема информации в определенные моменты. Перед принятием решений все это зачищается, проверяется и так далее.

Речь может идти о недостатках работы некоторых внутренних спецслужб. Думаю, это дело рук кого-то из наших внутренних агентов влияния. Об этом, в частности, свидетельствует то, где и как были найдены эти устройства. Это больше похоже на политические разборки, чем на влияние врага. Думаю, здесь скорее условная "безуглая" могла поставить микрофон, чем россияне. А враг мог воспользоваться вторичной информацией, но не первичной.

Сейчас спецслужбы будут разбираться. Но опять же, вопрос, какая спецслужба. Этим занимается почему-то СБУ, хотя реально это должно было делом Главного управления разведки. Но оно подчинено не Генштабу Вооруженных сил Украины, а Министерству обороны. Это совершенно неправильное подчинение.

СБУ не должна заниматься ВСУ. Это должны быть две несоприкасаемые ветви. Но у нас они соприкасаются, и в этом проблема. У нас большая системная ошибка в этом вопросе. Потому и находят разные подслушивающие устройства, микрофоны и тому подобное – потому что непрофильные службы занимаются несвойственной для них деятельностью внутри структур, к которым они не должны подходить.

Поэтому есть смысл разграничения систем безопасности. Почему они пересеклись? Потому что своя разведка находится не в структуре Генштаба, а в структуре МО. Это нонсенс.

– Вопрос по левобережью Днепра. Командир роты "Птахи Мадяра" с позывным "Мадьяр" высказал возмущение статьей TheNewYorkTimes, где военную операцию ВСУ на левом берегу Днепра назвали "самоубийственной". Считаете ли вы, что сегодня у наших Сил обороны есть достаточно хорошие перспективы на этом участке фронта?

– Обвинять никого точно не надо. Люди просто высказывают свое мнение. Но что касается левого берега, то здесь наша работа очень перспективная. Я скажу больше: наверное, это единственное перспективное направление на данный момент из всех, которые у нас вообще остались.

Потому что восток забит российскими войсками, идти на Донецкую возвышенность просто нереально. Запорожское направление перекопано-закопано, там линии обороны в 5-7 рядов, это очень сложно. А вот Херсонское направление – левый берег полегче.

Прослушка Залужного – дело рук своих: интервью с полковником Свитаном

Именно поэтому россияне и взорвали дамбу Каховской ГЭС – чтобы перекрыть это перспективное для нас и очень неудобное для россиян направление. В этом смысле "Мадьяр" на что процентов прав. Это действительно лучший вариант – разрабатывать плацдармы на левом берегу, далее эти плацдармы из тактических должны перерасти в оперативные, а дальше стратегическая задача – идти на Крым.

Из всех вариантов, которые у нас есть, кроме оборонительных, это наиболее оптимальный вариант для наступления. Но если мы будем полностью переходить в оборону, тогда надо держать правый берег, здесь вопросов нет.

– Последний вопрос – о ситуации в Авдеевке. По информации пресс-центра Сил обороны Таврического направления, враг сменил тактику. Он снизил интенсивность атак. Если раньше их было не менее 50 в сутки, то сейчас не более 17. Кроме того, атаки сейчас происходят в основном в ночное время. Может ли это указывать на то, что оккупационная армия намерена уходить с этого направления, или все же нам пока рано радоваться?

– Нет, это просто погода. Там сейчас воды по колено, начал размокать грунт. А донецкий чернозем – это смерть любой техники. Потому у россиян чисто из-за погоды все это потухло.

Они будут ждать морозов. Если не дождуться, то так и будут ковыряться в грязи всю зиму. Но таких морозов, которые могут хорошо сковать почву, хотя бы сантиметров на 30, на Донбассе у нас уже давно не было. Надо, чтобы 20-30 градусов мороза постояли хотя бы дней десять. Но, скорее всего, вся зима будет такой же дождливой, и двигаться там будет нельзя.

Прослушка Залужного – дело рук своих: интервью с полковником Свитаном

Мы прогнозировали такую ситуацию, у нас уже десятый год боевых действий в зимнее время. Так что мы сейчас прикрывается на востоке, в том числе и погодой. И из-за этого же снизилась интенсивность наступательных действий россиян.