Рыженко: РФ ведет войну с НАТО де-юре. Войдут ли корабли Альянса в Черное море? Интервью

5 минут
43,4 т.
Рыженко: РФ ведет войну с НАТО де-юре. Войдут ли корабли Альянса в Черное море? Интервью

Блокада украинских портов в Черном море, которую устроила страна-агрессор Россия, согласно международному праву является актом войны. Этот вопрос должен обсуждаться в НАТО на самом высоком уровне, но вероятность того, что для деблокирования будут задействованы корабли Альянса, крайне низка.

Видео дня

Пока у оккупанта достаточно военных возможностей, чтобы держать блокаду, но среди вооружения, которое должна получить Украина от союзников, есть и системы залпового огня HIMARS. Они могут уничтожить ракетные комплексы оккупанта, расположенные в Крыму.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал бывший заместитель начальника штаба ВМС Украины Андрей Рыженко.

Командующий Сил обороны Эстонии, депутат Европарламента, генерал-лейтенант Риго Террас заявил, что НАТО должно ввести корабли в Черное море для деблокады украинских портов. По его мнению, это обеспечит торговое судоходство, поскольку РФ не осмелится вступать в конфронтацию с НАТО. При каком условии, по вашим оценкам, вход кораблей в Черное море может произойти?

– Мы знаем, что НАТО очень осторожно относится к военному вмешательству в войну России против Украины. Но сама по себе блокада портов и суверенных водных акваторий, согласно тематической резолюции ООН №3314, принятой в 1974 году, рассматривается как акт войны.

Если такой вопрос будет вынесен на Политсовет НАТО, то нужно, чтобы все послы НАТО согласились. Они действительно вынесут этот вопрос в свои столицы, во все 30 стран Альянса, независимо от того, будут они направлять свои корабли в Черное море или нет.

Но я могу спрогнозировать, что отдельные страны будут однозначно против этого. Также позиция Турции – она применила Конвенцию Монтре практически сразу после того, как Россия напала на Украину. Это очень способствовало нашей безопасности, потому что Россия сконцентрировала более 20 кораблей и судов, половина из них – это ракетные корабли и крейсеры – в Средиземном море. Поэтому они не смогли зайти в Черное море.

Но у Турции такая позиция: Черное море – для черноморских стран. Думаю, эта страна также будет против того, чтобы туда входило НАТО.

В России сконцентрирована достаточно серьезная сила как на море, так и на побережье, они обеспечивают эту блокаду своим ракетным и артиллерийским оружием.

В этом контексте хотела привести слова представителя Одесской областной военной администрации Сергея Братчука. Он сообщил, что сейчас происходит перегруппировка Черноморского флота, в Черное море вошел российский крейсер "Адмирал Макаров". О чем это может свидетельствовать? Какую роль в текущей фазе войны может играть ЧФ?

– В этом месседже все напутано. "Адмирал Макаров" – это не крейсер. Это штатный корабль, фрегат Черноморского флота. Он никуда не вошел. Он там был. Просто вместо утопленного крейсера "Москва" флагманом назначен именно "Адмирал Макаров".

Но по габаритам он фактически в четыре раза меньше "Москвы".

Крейсер "Москва" мог разместить на своем борту 40-50 человек офицеров, чтобы вести управление силами в море. На "Макарове" есть возможность разместить только 10 человек, то есть штаб будет гораздо меньше. А это очень важно, потому что в группировке сил в Черном море задействованы и подлодки, и авиация, и береговые силы, и система логистики, и т.д.

Перегруппировка? Во-первых, количество кораблей-носителей ракет "Калибр" никак не изменилось. Их как было десять, так и осталось. Они могут выполнять задания, наносить удары и вести блокаду наших портов.

Во-вторых, подлодки. Сейчас в Черном море их четыре. Новые 636.6, так называемая "Варшавянка", и одна подводная лодка проекта 877, которая прошла модернизацию в Севастополе. Они также могут быть задействованы.

Военный эксперт оценил перспективы деблокирования портов Черного моря.

Кроме того, там еще около 20 кораблей и катеров, несущих ракетное оружие еще советского производства. Они также могут быть задействованы для обеспечения этой блокады. У них есть четыре разных ракетных системы на берегу и шесть ракетных систем на море.

Таким образом, флот НАТО должен противостоять всей этой группировке. Суммарный залп, который россияне могут обеспечить с моря и с берега – это более 200 крылатых ракет разного типа.

Если НАТО будет рассматривать такое решение, это очень серьезный риск того, что операционная задача деблокирования Черного моря может превратиться в очень серьезную стратегическую эскалацию.

Очень хорошо, что наши эстонские и балтийские коллеги поддерживают нас, но я считаю лучшим вариантом было бы, если бы Украина получала противокорабельные ракеты для того, чтобы нейтрализовать российские корабли.

Собственно, об этом сказали в Офисе президента, глава ОП Андрей Ермак и его советник Михаил Подоляк. В частности, Подоляк сказал: "Мир должен договориться о передаче Украине MLRS-систем и другого необходимого тяжелого оружия для деблокирования Черного моря. Дальше мы все сделаем сами".

– Я не хочу критиковать Подоляка, но он журналист, он не знает военного дела. MLRS – это аббревиатура системы залпового огня. Как правило, она не может уничтожать движущиеся корабли.

В американской системе HIMARS и M270, которую могут передать Украине, есть вариант применения оперативно-тактических ракет на дальность до 300 километров. Эти ракеты подобны ракетам "Точка У", которые есть в ВСУ, но их дальность больше.

Эта ракета применяется по неподвижным целям, по географическим координатам. С точки зрения деблокировки Черного моря эта система поможет нейтрализовать береговые ракетные комплексы противника, стационарные и даже мобильные. Например, очень большой вред нам наносят комплексы "Бастион" и "Бал", расположенные в Крыму. Мы знаем их координаты. Если у нас будет этот MLRS HIMARS, мы сможем их уничтожить.

Но по поводу угрозы, которую несут российские надводные корабли, вряд ли удастся нейтрализовать средствами MLRS. Для этого нужен комплекс противокорабельных ракет, который будет стоять на берегу, а в перспективе на кораблях или катерах Военно-морских сил Украины.

Плюс к этому я определил бы безопасный путь для судов, которые будут везти грузы вдоль западного побережья Черного моря в пределах территориального моря Украины, Румынии, Болгарии, Турции. И здесь я просил бы те страны обеспечить безопасность прохода этих судов – противоподводно-диверсионную, противоминную и противовоздушную – на случай, если россияне будут применять свои средства поражения или авиацию. Это тоже серьезный вопрос.

В общем, нужно усилить наши военные способности и параллельно работать в политической, дипломатической плоскости. Но сейчас считаю операцию по деблокированию маловероятной. Пока эта война продолжается, вряд ли НАТО будет открыто в нее вмешиваться даже в виде гуманитарной операции.

Если есть заинтересованность ООН – а она есть, и об этом говорил Генсек, – то было бы неплохо, если бы они дали свой мандат на эту гуманитарную операцию.